ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как вы называете этот напиток?

— Я назвал его в честь святого — в этот день я впервые попробовал коктейль.

— И то был...

— День Святого Мартина.

— Напиток, кажется, и впрямь превосходный, — донесся чей-то сальный, но режущий слух голос. — Можно и мне немного?

— А как же, разумеется, — сказал Амер. Он налил полынной в бокал, прежде чем удосужился поинтересоваться, откуда взялся голос.

Обернувшись, Амер увидел чудовищно толстого человека в громадной черной накидке и конусообразной с плоским верхом широкополой шляпе, на которой красовалась давно не чищенная пряжка. Лицо гостя настолько обвисло, что вкупе с мрачным выражением делало его похожим на бульдожью морду. Губы его кривились в дикой ухмылке.

— Амер, — произнес еще один голос, на сей раз женский, — позволь представить тебе Мастера Моггарда, Верховного Колдуна Новой Англии и Вице-Председателя Вселенского Братства Адептов Темных Сил.

Амер обернулся и увидел стоявшую в дверях Самону.

— Кто это там? — спросила Смерть, поскольку сидела лицом к огню в кресле с высокой спинкой и не видела стоявших за спиной Самону и колдуна.

— Самона и один... э-э... приятель, — сказал Амер. — Они, кажется, уже... — Тут он замолк на полуслове: на дне пустых глазниц черепа он различил провалы огня.

— Мастер Моггард, — представила Самона, — это Амер, тот человек, о котором я вам говорила.

Моггард вперевалочку двинулся вперед, вытянув корявую, волосатую лапищу.

— Весьма рад, — прокаркал он.

— Не могу сказать, что взаимно, — пробормотал Амер, поднимаясь, чтобы пожать словно кислотой потравленную конечность.

Моггард, переваливаясь с боку на бок, двигался вдоль стен дома, осматривая колбы и реторты, книги, исследуя порошки. Он обернулся в тот момент, когда Амер подавал Самоне бокал.

— Превосходно, превосходно, — сказал колдун, направившись к ним. — У вас отличнейшая лаборатория, Мастер Амер.

— Благодарю вас, — произнес Амер, с легким поклоном принимая похвалу. Он по-прежнему держался настороже.

— Вы ведь, насколько мне помнится, не член Братства?

— Нет.

— То есть знания свои вы накопили без помощи какого-либо другого... э-э... советчика?

— Разумеется.

— Понятно. Этого я и опасался, — выговорил Моггард. — Уверен, Мастер Амер, вы способны оценить, в каком неприятном, затруднительном положении мы оказались. Мы не можем позволить человеку практиковать здесь без... Словом, без одобрения нашего руководителя.

Взгляд Амера сделался жестким и острым.

— Не думаю, что у вас есть право давать мне рекомендации.

— С сугубо формальной точки зрения, возможно, и нет, — улыбка Моггарда дополнилась оскалом — Однако существуют способы воздействовать... э-э... на обстоятельства, в коих пребывают люди, с нами не согласные. К примеру, ваше изгнание из Салема не было случайностью.

Амер нахмурился.

— Я понял, что не добропорядочные горожане выдумали, будто я колдун. Мне ведомо, что Самона внушила им такую мысль...

— Однако вы должны были бы также понять, что женщине, столь молодой и не обладающей серьезным влиянием, было бы не по силам вызвать подобное брожение в общественной жизни. — Моггард вплотную надвинулся на Амера. — Мы определенно хотели, чтобы исход оказался для вас окончательным...

Самона вскинулась, потрясенная.

— Да, проблема, каковую вы являете, должна была получить надлежащее решение. Однако вы оказались чересчур хитроумны...

— Скверным был сам замысел, — с иронией произнес Амер. — А что касается исполнения...

— О, думаю, вы недооцениваете нас — как мы, признаю, недооценили вас. Знания и умения, продемонстрированные вами, ставят вас в особое положение.

— Ценю ваши усилия.

— Уверяю вас, хоть это похвала, но одновременно и предостережение. Суть дела в том, что теперь мы обязаны либо прийти к соглашению, либо уничтожить вас.

— Любопытно, как вы предполагаете это осуществить?

Моггард задумчиво поджал свои обвислые, будто у рыдающего бульдога, губы.

— Это несколько против правил, однако человек ваших достоинств заслуживает откровенности.

Это означает, догадался Амер, что Моггард рассчитывает нагнать на Амера страху и тем отвлечь его от приверженности Богу и доброте, присовокупив силу алхимика к своему шабашу.

Ухмыляясь, Моггард произнес:

— Мастер Амер, ваша деятельность основана на знании определенных законов, которые вы своими опытами обнаружили, не так ли?

— Я этого никогда не скрывал.

— Тогда вы поймете, каковы будут последствия, если эти законы перестанут действовать в том пространстве, которое вас окружает. Ну, скажем, в радиусе пяти метров. И эту «сферу отрицания» вы будете волочить за собой, словно раб свое чугунное ядро.

Улыбка исчезла с губ Амера.

— Это невозможно. Это противоречит законам природы.

Моггард осклабился:

— В общем смысле — конечно. Но в определенной точке пространства... Впрочем, у вас есть выбор. Вы можете вступить в Братство.

— Понятно. — Голос Амера был спокоен, однако лицо его побелело. Он отвернулся и глянул на пламя за каминной решеткой. — Итак, энергия, связующая воедино мельчайшие частички материи, потеряет свою силу — и все вокруг меня обратится в пыль.

— Настолько тончайшую, что ее не увидеть, не ощутить, — с удовольствием подтвердил колдун.

— В том числе и еда.

— Я вижу, вы постигли самую суть проблемы, — согласился Моггард.

— Короче, если я откажусь продать свою душу, то умру от истощения.

— Завидная проницательность, сэр! Честное слово, вы меня восхищаете.

— Умрет от голода! — Самона резко повернулась к колдуну. Лицо ее побледнело, губы дрожали. — Нет, Моггард! Ты говорил, что лишишь его магической силы — и только!

— Верно, милочка, но тогда я не знал, с кем имею дело.

— Я не позволю!

В глазах Моггарда вдруг появился блеск, и он стал надвигаться на Самону, не сводя с нее крысиного взгляда.

— Очень хорошо, милочка! Такой поступок заслуживает наказания. А взыскания налагаю я сам.

Самона отшатнулась от него, полная отвращения и трепещущая от страха. Моггард подался за нею.

— Оставь ее! — закричал Амер, схватив кочергу. Моггард повернулся и двинулся к Амеру.

— Ты желаешь испробовать мою силу?

Откуда ни возьмись появилась костлявая рука и схватила Амера за запястье. Алхимик вперил взор в пылающие глазницы Смерти.

— Отпусти меня, — заговорила Смерть низким, сердитым голосом. — Глупец, я уже все поняла!

— Решайте, сэр! — булькал Моггард. — Вы с нами?

— Я никогда не устраивал никаких сделок с Дьяволом, Моггард, и не собираюсь заниматься этим сейчас.

— Как вам будет угодно. — Голос колдуна был подобен треску сучьев в огне. Он вытянул свою лапищу и произнес заклинание, и Амер увидел, как все вещи, окружающие его, стали рассыпаться в пыль. Книги, колбы, реторты, стулья и стол и миниатюрный скелетик, а с ним вместе и заклятие, что сковывало Смерть.

Смерть тут же оказалась на ногах, и костлявая рука обхватила горло Моггарда. Колдун встретился взглядом с пылающими глазницами и рухнул на пол.

— Вот видишь, к чему приводит осторожность, Амер, — сказала Смерть. — Освободи ты меня раньше, я, может, и сберегла бы тебе твою ведьму. А теперь она тоже должна уйти со мной. — И скелет в балахоне горделиво направился к Самоне.

— Постой! — вскричал Амер. — Дай ей шанс. Разве нельзя пощадить ее, если она отречется от колдовства?

Смерть остановилась. И направила пылающий взгляд на Самону.

— Абсент был хорош, — произнесла она. — Ну что ж, попробуем. Решай же, ведьма. Чему быть? Жизнь или отречение?

Самона обратила взгляд на Амера.

— Выбор невелик... Да, я отрекаюсь и проклинаю тьму.

— Вот и ладушки! — Смерть прошествовала к двери, таща за собою Моггарда, словно тряпичную куклу. Она остановилась, держа руку на засове и обернулась к Амеру.

— Прощай, алхимик. Отвоевал ты свою колдунью. Только я желаю тебе удачи, ибо приобретение ты сделал беспокойное. — С этими словами Смерть распахнула дверь и в два длинных прыжка скрылась в грозовой ночи. Тут же ветер завыл от радости и ринулся внутрь бревенчатой крепости.

6
{"b":"25779","o":1}