ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В клиентах этого заведения ходило все городское отребье.

Их грязная залатанная одежда была явно подобрана на свалке.

Тела их носили следы примитивного правосудия: у одного не хватало уха, у другого – глаза. Лица были обезображены болезнями. И все же здесь, в своем логове, они веселились вовсю, у всех на лицах играли довольные ухмылки, хотя их глаза злобно заблестели, едва посетители заметили Рода.

Но злоба тут же растаяла и сменилась чем-то весьма похожим на преклонение, когда они увидали Туана.

– Говорят, – улыбнулся паренек, – что нет чести среди воров, но здесь, среди нищих Грамарая, есть, по крайней мере, сродство. Добро пожаловать в Дом Кловиса, Род Гэллоуглас.

Волосы на голове Рода встали дыбом. Он вспомнил залитую светом факелов толпу, которую видел на набережной прошлой ночью.

Глаза его расширились, и он уставился на Туана. Это не мог быть он не мог!

Однако это был он. Да, это был он.

Туан Мак Риди был тем самым подстрекателем черни, призывавшим толпу к походу на замок.

Этот краснощекий, пышущий здоровьем юноша – главная крыса в этой клоаке. Толпа громкими веселыми криками приветствовала своего Галахэда* [27].

Туан ухмыльнулся и помахал им рукой, покраснев до кончиков волос. Он казался почти смущенным таким приемом.

Юноша отвел Рода в темный угол в дальней части зала. Хотя Туан не сказал Пересмешнику ни слова, не успели они усесться, как две дымящиеся кружки подогретого вина со специями оказались перед ними. Хозяин тут же скрылся, не потребовав платы. Род посмотрел ему вслед, скептически подняв бровь.

– Вы здесь не пользуетесь деньгами?

– Нет, – улыбнулся Туан. – Все, кто приходит в Дом Кловиса, отдают те немногие деньги, которые у них есть, в общую копилку и, по мере надобности, получают мясо и вино.

– И место для ночлега, не так ли?

– Да, а также одежду. С точки зрения джентльмена – не бог весть что, но для моих бедных собратьев это огромное богатство.

Род пристально взглянул на Туана и решил, что, судя по всему, парень назвал их собратьями не ради красного словца. Он откинулся на спинку стула и скрестил ноги.

– Мог бы ты назвать себя верующим человеком?

– Я? – с трудом сдержал смех Туан. – О, нет! Может, я когда-то и был таковым, но меня уже с полгода не видели в церкви!

Значит, решил Род, вполне возможно, что он помогает бедным не из лицемерных побуждений, как это могло показаться на первый взгляд. Род заглянул в свою кружку.

– Судя по всему, ты кормишь и одеваешь этих людей не только на принесенные ими жалкие гроши?

– Нет, это лишь незначительная часть доходов. Но наша благородная королева решила не лишать нас средств к существованию, что служит лучшим доказательством чистоты наших помыслов.

Род уставился на него.

– Ты хочешь сказать, что королева содержит вас?

Туан озорно усмехнулся.

– Да, хотя и не подозревает, что помогает именно Дому Кловиса. Она лишь дает доброму Брому О'Берину деньги, проявляя заботу о своих подданных-бедняках.

– А Бром отдает их вам.

– Верно. А он, в свою очередь, доволен, что уменьшилось число убийств и ограблений в темных переулках.

Род кивнул.

– Хорошо придумано. И это, конечно, твой план?

– О, нет! Пересмешник подал мне эту идею. Ведь никто не стал бы слушать его самого.

Род опешил.

– Пересмешник? – Неужели этот ущербный персонаж фильма ужасов является подлинным творцом данной операции? Туан нахмурился и покачал головой.

– Люди не пойдут за ним, дружище Гэллоуглас. У него нет задатков вождя. Он лишь трактирщик, снабжающий их предметами первой необходимости, – слуга, да и только, но слуга хороший. Ты увидишь, что Пересмешник как администратор кого угодно за пояс заткнет, даже Лорда Казначея королевы.

– Понятно. Он просто слуга.

Но, помимо того, человек, заправляющий финансами, добавил мысленно Род. Да к тому же мозг организации. Туан, может, и способен увлечь людей за собой, но знает ли он, куда их вести?

Да, несомненно знает. Неужто Пересмешник не подсказал ему?

Значит, горбун является местным политологом и, скорее всего, составителем речей Туана.

Род, потирая подбородок, откинулся на спинку стула.

– И тебе удается поддерживать эту декадентскую роскошь исключительно на приносимую нищими милостыню? Плюс, конечно, деньги королевы.

Туан застенчиво улыбнулся и, подавшись вперед, кивнул.

– Что совсем не простая задача, дружище Гэллоуглас. Эти нищие терпеть не могут кому-то подчиняться. Постоянно приходится их упрашивать, угрожать, улещивать. И все же овчинка стоит выделки.

Род кивнул.

– С этим справился бы человек, у которого нет ложной гордости и еще меньше ложного чувства стыда. Тот, кто смог бы заглянуть в душу собрату.

Туан покраснел.

– Такой человек мог бы стать королем нищих, – добавил Род. Но Туан, закрыв глаза, покачал головой.

– Здесь нет короля, дружище Гэллоуглас. Быть может, Хозяин Дома, но не более.

– Разве ты не хочешь стать королем?

Плечи Туана затряслись от смеха.

– Нищие и слышать об этом не захотят. Я спрашиваю не о том.

Туан впился взглядом в глаза Рода. Улыбка сползла с его мальчишеского лица. Затем Туан уловил смысл слов, и глаза юноши подернулись ледком.

– Нет! – выплюнул он. – Я не мечтаю о троне.

– Тогда зачем ты пытаешься натравить нищих на королеву?

На лице Туана вновь появилась улыбка. Он откинулся на спинку стула, с виду очень довольный собой.

– А, значит ты в курсе моих замыслов! Тогда я спрошу прямо, дружище Род, присоединишься ли ты к нам, когда мы пойдем на замок?

Род почувствовал, как у него вытянулось лицо. Он вновь посмотрел Туану в глаза и почти прошептал:

– Почему я?

– Чем больше у нас друзей в королевской гвардии, тем лучше...

– Вероятно, у вас их там и без того немало, – проворчал Род, – если вы в тот же день узнали, что я вступил в королевскую гвардию.

Туан прикрыл глаза и улыбнулся еще шире.

Недостающий кусочек мозаики со щелчком встал на свое место в мозгу Рода.

– Если бы я внимательно осмотрел этот зал, – осторожно спросил он, – то нашел бы тех трех головорезов, что напали на тебя сегодня вечером?

Глаза Туана забегали, и он кивнул.

– Все подстроено, – покачал головой Род. – В мою честь разыграли небольшой спектакль, единственная цель которого заманить меня сюда для вербовочной акции. Ты действительно знаешь, Туан Мак Риди, как управлять людьми.

Туан покраснел и опустил глаза.

– А что, если я не захочу присоединиться к вам? Покину ли я Дом Кловиса живым этой ночью?

Туан поднял голову и жестко посмотрел в глаза Роду.

– Только если ты великолепный фехтовальщик и заколдован с головы до пят.

Род медленно кивнул, в голове у него вихрем пронеслись события последних двух дней. Какое-то мгновение он раздумывал: а не присоединиться ли ему к заговору. Он без сомнения сумел бы усесться на трон после революции.

Но нет, Туан не солгал, сказав, что управлять нищими сможет только тот, у кого врожденные способности к массовому гипнозу. Возможно, Род и занял бы трон, но нищие, а также Пересмешник и те, кто стоял за ним, не позволили бы ему удержать его.

Нет, структура власти должна остаться прежней.

Конституционная монархия – единственно возможный путь к демократии на этой планете. И потом, нельзя забывать о Катарине...

Фальшивая нотка в партитуре событий резанула слух Рода.

Похоже, он втрескался в королеву, ибо она была Мечтой.

Но и паренек понравился ему с первого взгляда. Если Туан с Катариной находились по разные стороны баррикад, то как Род мог симпатизировать им обоим?

Конечно, простодушное обаяние Туана могло быть наигранным, но Род почему-то сомневался в этом.

Нет. Если бы Туан действительно мечтал о троне, он бы приударил за Катариной и, Род не сомневался в этом, покорил бы ее сердце.

вернуться

27

Галахэд – рыцарь Круглого Стола Короля Артура, «прекраснейший в мире юноша», сын рыцаря Ланселота Озерного и Элейны, леди призрачного замка Карбонек. Именно Галахэду было суждено достигнуть Святого Грааля, освободить Опустошенные Земли от висящего над ними проклятия и исцелить рану Увечного Короля, отца леди Элейн.

19
{"b":"25780","o":1}