ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Капитан! Капитан гвардии!

Логайр изумленно уставился на них. Род, миновав лорда, проехал вперед и прожег часового гневным взором.

– Назови преступление, за которое королева приказала поместить милорда Логайра под арест!

Часовой перевел взгляд с лица Логайра на Рода, затем обратно, и неуверенным тоном ответил:

– За измену отечеству и лично Ее Величеству королеве.

У Логайра отвисла челюсть. Затем губы его сжались, а брови сошлись на переносице, пряча глаза в темных пещерах глазниц. В свете факелов лицо его казалось залитым кровью.

– Я непоколебимо предан Ее Величеству королеве! – взорвался он. – Хватит дерзить и посторонитесь!

Стражник судорожно сглотнул, но не сошел с дороги.

– Говорят, что Логайр ведет мятежников, милорд.

– Солдат, – мягко сказал Род тоном бывалого сержанта.

Часовой мгновенно перевел взгляд на него, но пика в его руке не дрогнула.

– Ты меня знаешь, – в голосе Рода чувствовалась скрытая угроза. Это возымело больший эффект, чем все напыщенные речи Логайра. Солдат облизнул губы и согласился:

– Да, господин.

– Кто я?

– Вы господин Гэллоуглас, бывший гвардеец королевы.

– По-прежнему гвардеец королевы, – все так же мягко поправил Род. – Меня отправили на юг неделю назад, дабы я охранял милорда Логайра.

Герцог вскинул голову и бросил быстрый взгляд на Рода.

– Мы думали, что вы пропали, – промямлил солдат.

– Теперь ты знаешь, в чем дело, – Род умело придал своему голосу нужный оттенок, намекнув, что на тупоголового солдата обрушится гнев самой королевы, если тот не подчинится.

– Милорд Логайр просит свою родственницу и сюзерена. Ее Величество королеву, предоставить ему убежище. Она будет разгневана, узнав, что его задержали. Пропусти нас.

Часовой еще крепче вцепился в пику, судорожно вздохнул и упрямо выпятил челюсть.

– Был отдан приказ арестовать милорда Логайра и поместить его в королевскую темницу. Больше я, добрый господин, ни о чем не знаю.

– В темницу! – проревел Логайр, покраснев, как рак. – Что я, двух грошевый бродяга, чтобы меня от ограды вели в камеру? Разве так королева должна принимать своего вассала? Нет, нет! Потомок Плантагенетов не может пасть так низко! Негодяй, я отрежу твой лживый язык!

Он потянулся к кинжалу, и солдат трусливо отпрянул, но рука Рода остановила вельможу.

– Успокойтесь, милорд, – прошептал он. – Это Дюрер, опередив нас, распространил здесь подобные слухи. Королева может и не знать о вашей лояльности.

Логайр неимоверным усилием воли взял себя в руки, однако внутри он весь бурлил от ярости. Род нагнулся и шепнул Тому:

– Том, не знаешь ли ты безопасного местечка, где можно спрятать старика?

– Да, хозяин, – нахмурился Том, взглянув на него. – У его сына. Но зачем?..

– В Доме Кловиса?

– Да, хозяин. Потребуется вся королевская рать и большие бомбарды, чтобы выкурить их оттуда.

– Мне кажется, с этим вполне справится свежий ветерок, – буркнул Род, – но иного выхода у нас нет. Так что...

– Говори так, чтобы все могли слышать! – вмешался новый голос.

– Вроде знакомый голосок, – пробормотал, оглядываясь, Род.

Сэр Марис протолкнулся меж двух вздохнувших с облегчением стражей.

– Отличная работа, Род Гэллоуглас! Ты привел в наш надежный оплот самого опасного мятежника.

Сузившиеся глаза Логайра прожгли Рода ненавистью.

– Я запрещаю вам переговариваться между собой, – продолжал сэр Марис. – И строго выполняйте мои приказы, ибо двенадцать лучших арбалетчиков взяли вас на мушку.

Величественный герцог гордо откинулся в седле. На лице его застыла гранитная маска фаталиста.

– Двенадцать? – Род криво улыбнулся сэру Марису. – Всего лишь двенадцать стрел, чтобы убить Логайра? Дорогой сэр Марис, я вынужден сделать вывод, что ты на старости лет стал опрометчив.

Гранит треснул. Логайр бросил на Рода озадаченный взгляд. Род спешился и зашагал по мосту прочь от лошадей. Он горестно покачал головой.

– Эх, сэр Марис, сэр Марис! Мой дорогой сэр Марис, думать, что...

Внезапно он развернулся и с пронзительным криком шлепнул коней по груди.

– Разворачивайтесь и скачите! – закричал он. – Скачите!

Сэр Марис и его люди застыли от удивления, и тут лошади встали на дыбы, развернулись и прыгнули прочь. Мгновение спустя двенадцать арбалетных стрел вонзились в землю там, где они только что стояли.

Один стрелок оказался немного проворнее других – его стрела со звоном скользнула по металлическому крупу Векса и срикошетила в реку.

Какой-то миг все потрясенно молчали, затем по рядам пробежал леденящий душу шепоток:

– Колдовской конь! Колдовской конь!

– Замети следы, Векс, – прошептал Род, и огромный черный конь встал на дыбы, молотя копытами воздух и издавая пронзительное ржание, а затем повернулся и исчез, пропал в ночи, оставив им лишь затихающий вдали топот копыт.

Род мрачно улыбнулся, уверенный в том, что след Векса так переплетется со следами коней Тома и Логайра, что даже итальянский повар – специалист по спагетти, не распутает их.

Он посмотрел на небо. За пределами круга, образованного светом факелов, ничего не было видно, но ему показалось, что он слышал отдаленный крик птицы.

Он вновь улыбнулся, теперь уже более тепло. Пусть Катарина попробует заточить его в темницу. Пусть только попробует. Когда он повернулся к сэру Марису, улыбка сменилась кислой миной.

Старый рыцарь изо всех сил старался выглядеть разгневанным, но страх переполнял его глаза, как реклама – телевизионные программы. Голос его дрожал.

– Род Гэллоуглас, ты содействовал побегу мятежника.

Род стоял молча, сверкая глазами. Сэр Марис судорожно сглотнул и продолжил:

– Я должен арестовать тебя, Род Гэллоуглас, за измену Ее Величеству королеве Грамарая.

Род вежливо склонил голову.

– Попытайтесь.

Стражники пробормотали что-то и подались назад. Никто не рвался скрестить оружие с чародеем.

Глаза сэра Мариса тревожно расширились. Он повернулся и схватил за руку одного из солдат.

– Эй ты! Солдат! – прошипел он. – Беги в замок и сообщи обо всем королеве.

Стражник припустил со всех ног, жутко обрадованный представившейся возможностью покинуть поле боя. Сэр Марис вновь повернулся к Роду.

– Теперь ты должен явиться на суд королевы, господин Гэллоуглас.

«Ого! – подумал Род. – Так теперь я “господин”?»

– Ты пойдешь к ней по своей воле, – озабоченно спросил сэр Марис, – или я должен привести тебя насильно?

В голосе старого рыцаря сквозил такой страх, что Род с трудом удержался от хохота. Его известность как чародея имела определенные плюсы.

– Я пойду по своей воле, сэр Марис, – сказал он, шагнув вперед. – Идем?

Глаза старика прямо-таки вспыхнули от благодарности.

Внезапно он нахмурился.

– Не хотел бы я оказаться на твоем месте, Род Гэллоуглас, даже если б мне предложили замок и герцогский титул. Теперь тебе придется в одиночку противостоять острому язычку нашей королевы.

– Ну, да, – согласился Род. – Впрочем, и у меня найдется, что ей сказать, верно? Идем же, сэр Марис.

К несчастью, долгий путь к замку дал Роду время поразмыслить над последними вздорными поступками Катарины.

Поэтому, когда они подошли к ее покоям, Род уже стиснул зубы, весь дрожа от ярости.

А тут его еще, ко всему прочему, поджидала комиссия по встрече в составе двух часовых и солдата, посланного вперед в качестве гонца. Наконечники двух пик были нацелены прямо в подбрюшье Рода. Процессия остановилась.

– И что все это значит? – осведомился Род ледяным тоном.

Гонец, заикаясь, ответил:

– Ко-королева запретила приводить к ней ча-чародея, пока его не за-закуют в цепи.

– А-а. – Род на миг поджал губы, затем вежливо кивнул гонцу. – Значит, меня закуют в цепи?

Солдат кивнул, находясь на грани истерики.

Род с треском отбросил от себя пики, сгреб гонца за шиворот и бросил его в гущу бросившихся вперед гвардейцев. Затем он изо всех сил пнул дверь, сорвав с болтов грубые металлические петли. Дверь с грохотом упала, и он, чеканя шаг, переступил через нее. Сидящие вокруг кленового стола Катарина, мэр столицы и Бром О'Берин повскакивали со своих кресел. Бром бросился вперед и загородил ему дорогу.

54
{"b":"25780","o":1}