ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Рад встрече, Бром О'Берин.

– Всегда к твоим услугам, – карлик поклонился, ехидно улыбаясь. – Я должен хорошенько врезать тебе за то, как ты разговаривал с королевой, господин Гэллоуглас. А может, от души поблагодарить тебя за то же самое, не знаю.

Он повернулся к окну и что-то тихонько сказал на странном певучем языке. Зубило, описав дугу, упало к его ногам.

Затем он протянул руку и поймал на лету молоток.

– Ну, а теперь... – Бром опустился на колени и прижал предплечье Рода к полу. – Не шевелись, иначе у тебя в кости будет зиять дыра.

Он приложил зубило к первому звену цепи и слегка стукнул молотком, разрубив звено пополам, затем, хмыкнув, зашел с другого боку Рода.

– У тебя останутся браслеты, – буркнул он, – но без цепей. Кандалы подождут, пока мы не доберемся до кузницы замка.

– Э-э... у вас весьма прочная бронза, – рискнул заметить Род, следя за тем, как зубило разрубает железо.

– Тверже некуда, – согласился Бром, занявшись цепью на лодыжках. – Старый рецепт, давно известный моему роду.

– Э-э... твоему роду?

– Да, – поднял глаза Бром. – В Древней Греции тоже были эльфы, Род Гэллоуглас. Разве ты об этом не знал?

Род не знал, но решил, что вряд ли стоит признаваться в этом. Он встал, освобожденный, наконец, от цепей, и стал наблюдать за тем, как Бром освобождает от оков остальных узников. Титул Короля Эльфов многое объяснял. Например, телосложение Брома.

– Никогда бы не подумал, что в тебе течет королевская кровь, Бром.

– Гм! – Бром оглянулся через плечо. – А мне казалось, что ты обязательно догадаешься. По какой другой причине меня нарекли бы таким именем?

Он вернулся к прерванной работе. Род нахмурился. Имя? Причем здесь имя? Бром О'Берин? Ну и что? Роду данное имя ни о чем не говорило.

– Вот, наконец, и последний, – сказал Бром, перерубая цепь, сковывающую ноги Большого Тома. – А теперь подмогни-ка мне, господин Гэллоуглас.

Он выпрыгнул наружу через окно. Род подсунул плечо под брюхо Тома и, шатаясь, подволок его к окну. Оттуда была сброшена веревка. Род обвязал ею тело Тома под мышками, забросил свободный конец в окно и крикнул:

– Майна!

Он услышал, как крякнул Бром, и в который раз подивился силе карлика, видя, как Большой Том рывками поднимается вдоль стены, по-прежнему блаженно похрапывая.

Из-за мускулистого торса, широкого, как пивная бочка.

Том с трудом проходил в узкое оконце.

– Почему бы нам не разбудить его и не позволить вылезти самому? – прохрипел Род, толкая Тома в объемистый зад.

– Я не хочу, чтобы смертные узнали о занимаемом мною положении, – донесся приглушенный ответ Брома.

Из окна теперь торчали лишь бревноподобные ноги и могучая филейная часть Тома. Род примерился, раздумывая, не протолкнуть ли ему здоровяка хорошим пинком под зад, но решил, что не стоит.

– Тогда, почему ты позволил мне бодрствовать? – прокряхтел он, изо всех сил пихая великана.

– Кто-то из вас должен был помочь мне вытащить остальных, – ответил Бром, но Роду показалось, что карлик не сказал всей правды.

Однако он решил прекратить расспросы до тех пор, пока его сокамерники не будут положены на землю по ту сторону окна.

Плечи Туана доставили им даже больше хлопот, чем брюхо Тома.

Пришлось вытаскивать его ногами вперед, подняв ему руки над головой. Пока они этим занимались, у Рода в мозгу мелькнула пара мыслишек, связанных с предками этого косолапого. Затем Бром вытащил Рода, бормоча, что рыба нынче измельчала.

Вскочив на ноги, Род прорычал ответный комплимент, после чего согнулся в три погибели, опустив голову до уровня Брома.

– А это еще зачем? – буркнул Бром.

– Для порки, – ответил Род. – Ты же обещал врезать мне как следует, помнишь?

Карлик хихикнул и хлопнул его по плечу.

– Нет, малыш. Ты только сделал то, что мне самому следовало сделать еще много лет назад, да никак духу не хватало. Но поспешим, нам пора убираться отсюда.

Гномы взяли Туана за плечи и за ноги. Бром подхватил его посередине, и они дружно потащили парня к полуразрушенному фонтану в центре двора.

Из развалин вылезли новые гномы и подхватили на руки Большого Тома.

Удивленно покачав головой, Род нагнулся и перекинул через плечо Логайра.

Бром нащупал нужный камень у основания фонтана и вытащил его, открыв темное жерло небольшого, около трех футов в диаметре, туннеля.

Род прикоснулся к плечу Брома.

– А не проще ли нам будет сперва разбудить их?

Бром ошарашенно уставился на него, затем его лицо налилось кровью.

– Мы идем в Страну Эльфов, господин Гэллоуглас! И ни один смертный не может путешествовать там иначе, как в бессознательном состоянии!

– А я?

– Ну, тут ты прав, – признал Бром, возвращаясь к проблеме Туана. – Однако ты не простой смертный, а чародей.

И он исчез в норе.

Род хотел было возразить, но передумал, успокоив душу тем, что покуда тащил Логайра по туннелю, пробурчал себе под нос несколько замечаний по поводу дискриминации, грозясь послать доклад в «Комиссию по правам человека».

Двое гномов хотели положить камень на место, но Род остановил их, подняв руку.

– Векс, – прошептал он, глядя на конюшню, – мы в пути. Выбирайся из этой дыры и встречай меня в замке.

Возникла секундная пауза, затем со стороны конюшни донесся треск ломающегося дерева. Дверь с грохотом распахнулась, и огромный черный конь с высоко поднятой головой и с развевающейся гривой вихрем вылетел на залитый лучами утреннего солнца двор.

Из узких окон трактира высунулись головы зевак, а из конюшни выбежал, спотыкаясь, разбуженный Вексом сторож, который вопил во всю глотку, приказывая коню остановиться.

– Давай, уноси ноги! – прорычал Род, но вместо этого Векс встал, как вкопанный, и оглянулся через плечо на конюха.

Юнец, крича, подбежал к Вексу и протянул руку, пытаясь схватить жеребца под уздцы.

Между шкурой Векса и рукой парня пробежал яркий электрический разряд.

Сторож вскрикнул, схватился за руку и, рухнув навзничь, принялся, громко стеная, кататься по камням. А Векс исчез, оставив за собой облако пыли и громкий топот копыт.

– Выпендриваешься, – проворчал Род, когда конь скрылся из виду.

– Вовсе нет, Род, – послышался спокойный голос Векса. – Просто преподал им наглядный урок... Да и сила тока была невелика. Это лишь встряхнет его, но не причинит вреда, и к тому же укрепит твою репутацию чародея.

Род покачал головой.

– Разве она требует дополнительных подтверждений?

– Неужели, господин Гэллоуглас, – хихикнув, вставил один из гномов голосом, сильно смахивающим на скрежет ржавого консервного ножа, – ты думаешь, что кто-нибудь поверит, будто ты не чародей?

– Да! Э-э, то есть я... – Род бросил взгляд на вход в туннель. – Чародей? Конечно, я чародей! По крайней мере, пока мы не выберемся из Страны Эльфов. Идемте, парни.

В скором времени они сидели вокруг камина в палате Совета Королевы. Катарина рассыпалась в извинениях перед Логайром, в то же время подчеркнуто игнорируя Туана. Покончив с любезностями, она вновь взялась за свое.

Туан сидел слева от очага, не сводя задумчивого взгляда с пламени. Катарина сидела в самом дальнем от Туана углу зала, расчетливо поместив между собой и ним дубовый стол и Брома О'Берина в придачу.

– ...вот так обстоят дела на Юге, моя королева, – закончил Логайр. В течение всего доклада, изобиловавшего такими тонкостями интриги, что Род так и не смог вникнуть в них до конца, старик, казалось, не знал куда деть свои узловатые пальцы. – Я больше не герцог, а мятежные лорды уже на пути к столице...

Катарина повела плечами.

– Ты снова станешь герцогом Логайром, – холодно заявила она, – когда мы разобьем этих изменников!

Логайр печально улыбнулся.

– Разбить их будет непросто, Катарина.

– «Ваше Величество»! – огрызнулась она.

– «Катарина»! – рявкнул Род.

Она испепелила его взглядом. Он ответил ей тем же. Катарина надменно отвернулась.

60
{"b":"25780","o":1}