ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты так вывихнешь себе руку, – усмехнулся Том и, развернув Рода, принялся растирать ушибленное место.

– Ты знаешь, хозяин, если мы совместными усилиями разобьем-таки советников, то я буду охотиться за твоей головой с тем же упорством, как и за головами королевы и Брома.

Род закрыл глаза, наслаждаясь массажем.

– Вероятно, то будет великая схватка... Немного левее, Большой Том.

И вот они стояли в тени фонтана вместе с Туаном, прикидывая, как им проникнуть внутрь бесформенной груды камня, возвышавшейся по ту сторону залитого лунным светом двора.

Род считал свой пульс, проверяя, действительно ли его сердце так замедлило свое биение, когда Том прошептал:

– Все тихо. Они не заметили нас, добрые господа. А теперь, приготовьтесь.

Том подобрался, словно тигр перед прыжком.

– Время! – рявкнул он и побежал.

Род с Туаном, мягко ступая, бросились за ним через полосу лунного света, который показался им ослепительно ярким, к спасительной тени стены, а затем, затаив дыхание, прижались бешено колотящимися сердцами к камню, пытаясь уловить какие либо признаки поднявшейся тревоги.

Выждав три минуты, длившиеся, казалось, целую вечность.

Большой Том испустил громкий вздох облегчения.

– Ладно, ребята! – прошипел он. – Двинули дальше.

Когда они обогнули огромную кучу осклизлых камней, Том, широко расставив пальцы, приставил локоть к углу здания и поставил засечку там, где находился его средний палец. Затем он приставил к отметке другой локоть.

– Большой Том! – раздраженно прошептал Род, – у нас нет времени на...

– Ш-ш-ш! – пальцы Туана стиснули его плечо. – Умоляю, молчи! Он отмеряет расстояние в локтях!

Род замолк, чувствуя себя полным идиотом.

Том сделал еще несколько замеров и в результате, вероятно, нашел то, что искал. Он вытащил из мешочка на поясе фомку и, используя ее в качестве рычага, слегка приподнял трехфутовый каменный блок.

Род непонимающе взглянул на него. Чтобы выковырять этот блок, Тому понадобится вся ночь и большая часть грядущего дня.

Что он задумал?

Последнее усилие, и Том подхватил выпавшую плиту, которая была примерно дюймовой толщины.

Он положил ее на землю и взглянул на своих спутников. В лунном свете ослепительно блеснула его улыбка.

– Я подумал, что в один прекрасный день мне может понадобиться запасной выход, – прошептал он. – А теперь тихо, ребята.

Том рыбкой нырнул в дыру и, взбрыкнув ногами, скрылся внутри.

Род судорожно сглотнул и отправился за великаном. Туан полез следом за ним.

– Все тут? – прошептал Том. И как только Туан уверенно встал на ноги, лунный свет тут же исчез – Том поставил каменную затычку на место.

– Посвети, – прошептал он. Род ухватился за рукоятку кинжала и повернул ее, позволяя лучику света просочиться между двумя пальцами. Этого было достаточно, чтобы увидеть, как Большой Том поднял с пола изъеденную червями панель и вставил ее обратно. Выпрямившись, он улыбнулся.

– Пусть теперь гадают, как мы вошли. А теперь за работу, господа.

Том повернулся и зашагал прочь. Окинув помещение быстрым взглядом, Род последовал за ним.

Они находились в большой комнате с каменными стенами, некогда обшитыми панелями, которые большей частью потрескались и обвалились. Здесь были лишь ржавая железная утварь, длинные столы на прогнивших козлах, да густая сеть паутины.

– Когда-то тут была кухня, – буркнул Том. – Теперь они готовят пищу на очаге в большом зале. Никто не заходил сюда лет пятьдесят, а то и больше.

Род содрогнулся.

– И что такой славный парень, как ты, Том, делает в подобном месте?

Большой Том фыркнул.

– Нет, я серьезно, – настаивал Род. – Разговоры о боге, об идеалах, о людях, что служат им, для тебя не пустой звук.

– Отстань! – огрызнулся Том.

– Но я же прав, не так ли? Мы знаем, что все советники мразь. Да и Пересмешник со своими дружками – дрянь еще та. Ты – единственный приличный человек во всей этой шайке. Почему же ты не...

– Заткнись! – прорычал Том, разворачиваясь настолько резко, что Род врезался в него. Он почувствовал, как огромная ручища сгребла его за ворот камзола, и великан вплотную придвинул свое лицо к лицу Рода, обдав его чесночно-пивным перегаром.

– А как же королева? – прошипел Том. – Что она там говорит о своих идеалах, а?

Он выпустил Рода, отшвырнув его к стене, и пошел прочь.

Придя в себя, Род последовал за ним, но прежде он успел уловить в слабом свете фонарика, как в сузившихся глазах Туана блеснула холодная искорка ненависти.

– Мы приближаемся к повороту, – прошептал Том. – Выключи свет.

Несколько мгновений спустя левая ладонь Рода, ощупывавшая каменную стену, потеряла опору. Он свернул за угол и увидел слабое свечение в конце короткого темного коридора. Большой Том остановился.

– Там снова поворот, за ним – часовой. Идите тихо, ребята.

Он вновь двинулся вперед, ступая с предельной осторожностью. Род последовал за ним, чувствуя, как Туан горячо дышит ему в затылок.

Когда они приблизились к повороту, то услышали легкое похрапывание, доносящееся из правого ответвления коридора.

Большой Том, по-волчьи ухмыляясь, распластался по стене. Род последовал его примеру... и со вскриком отпрыгнул прочь, брезгливо содрогнувшись.

Том хмуро глянул на него, знаком приказывая замолкнуть.

Род посмотрел на стенку и увидел прилепившуюся к ней грязно белую кляксу желеобразной субстанции. Он коснулся ее своей шеей и мог засвидетельствовать, что она была холодной, влажной и податливой на ощупь.

Он бросил взгляд на эту мерзость и вновь поежился.

– То всего-навсего ведьмин мох, Род Гэллоуглас, – шепнул ему на ухо Туан. Род нахмурился.

– Ведьмин мох?

Туан недоверчиво взглянул на него.

– Ты – чародей, и не знаешь, что такое ведьмин мох?

Род увильнул от ответа благодаря тому, что храп за углом прекратился.

Все трое одновременно затаили дыхание и прижались к стене.

Род тщательно сторонился ведьминого мха, и Том искоса бросил на него бешеный взгляд.

Секундная пауза показалась им вечностью.

– Стой! – рявкнул голос из-за угла. Их мышцы свело судорогой.

– Куда ты идешь в столь поздний час? – прорычал часовой.

По спине Рода побежали мурашки. Часовому ответил квакающий гнусавый голос:

– Но я просто ищу нужник!

Наша троица с облегчением бесшумно выпустила из себя воздух.

– «Сэр», когда разговариваешь с солдатом!

– Сэр, – угрюмо добавил гундосый.

– Чегой-то ты шляешься после отбоя? – угрожающе осведомился часовой.

– Я просто ищу нужник, сэр, – прохрипел гнусавый голос.

Часовой захихикал, смягчившись.

– А нужник, конечно, находится неподалеку от женского коридора? Не, я так не думаю! Ступай к своему тюфяку, приятель!

Твоя шлюха сегодня тебя не дождется!

– Но я...

– Нет! – рявкнул страж. – Ты знаешь правило, парень. Сперва спроси у Пересмешника.

– Тут нет ничего страшного, приятель, – добавил солдат почти не дружески. – Он не станет давать тебе бумагу, в которой указано, где и когда ты можешь этим заниматься. В подобных вопросах он весьма либерален.

Гундосый откашлялся и сплюнул.

– Брось, – прорычал часовой. – Ты только спроси у него.

– Да, – фыркнул гундосый, – и спрашивать его всякий раз, когда мне захочется увидеться с ней! Черт возьми, это было единственной вещью во всем мире, которая доставалась задешево!

Голос часового вновь посуровел.

– Слово Пересмешника – закон в Доме Кловиса, и если ты не хочешь прислушаться к моим словам, моя дубина напомнит тебе об этом!

Возникла пауза, затем раздался гневный рык, и ноги зашлепали прочь.

И вновь воцарилось молчание. Через некоторое время страж опять захрапел.

Род взглянул на Туана. Лицо парня стало мертвенно бледным, он так сжал губы, что из них ушли все соки жизни.

– Как я понимаю, тебе все это в новинку? – прошептал Род.

62
{"b":"25780","o":1}