ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, раз он там, то никакой враг не сможет даже приблизиться к двери.

— Он неспокоен? — встревоженно спросила Гвен.

— Внешне нет, — нахмурился отец Ал. — На вид он очень тих. Но та юная ведьма прочла его мысли и сказала мне, что разум его беспрестанно ищет вас, даже когда он спит. Удачно вы его назвали — «Грегори», сторож, часовой.

Но Гвен его больше не слушала; глаза у нее потеряли фокус, когда ее мозг принялся зондировать. Внезапно она ахнула.

— Я чувствую его прикосновение!

— Через время? — воскликнул Род. А затем нахмурился. — Минутку. — У Мак-Арана применялась подобная техника, когда разум путешествовал по времени к телу-носителю. Но как ей мог обучиться младенец?

— Он еще слишком мал, чтобы знать о времени, — предположил отец Ал. — Наверно для него все мгновения одинаковы.

— Есть и слова! — воскликнула с огромными глазами Гвен.

— Слова?!! Но малыш же не умеет говорить!

— Нет... то Векс. — Гвен нахмурилась. — Не спрашивайте меня, каким образом.

Род ударил себя кулаком по ладони.

— Передает на моей частоте мысли, а Грегори мой ребенок, и поэтому его частота резонирует с моей! Он подхватывает мысли Векса, а телепатические волны Грегори служат для Векса несущей волной! Что он говорит, Гвен?

Она напряглась.

— Доходит слишком слабо, много не разберешь... Говорится что-то о машине, Броме О'Берине и д-ре Мак-Аране... А также об аббате и короле. По-моему... о том, что аббат непонятно почему повернул назад. К полному гневу Их Величеств! Он счел, что его обманули... их договоренность сорвана... аббат в возмущении удалился обратно в монастырь... Туан послал призыв своим баронам прислать ему войска из рыцарей и ратников и приготовился к войне... — Голос у нее прервался. — Муж, они могут начать войну, а наш младенец лежит там беззащитный!

— Не беззащитный, раз дверь охраняет Пак, — быстро успокоил ее Род. — И можешь быть уверена, если там Пак, то Брому О'Берину докладывают ежечасно. Если возникнет какая-то угроза малышу, он так быстро унесет его в страну эльфов, что Грегори даже не поймет, что с ним перенесли!

— Ты действительно так думаешь? — Гвен чуть не заплакала.

— Конечно! В конце концов он же ему де... дорогой крестный! Поверь мне, на него можно положиться. Ну, кончай разговоры, милая, успокой бедного малыша, пока не сорвался контакт.

— Да... — Взгляд Гвен, казалось, ушел внутрь. Она сидела одна-одинешенька, сложив руки на коленях, мысленно тянулась окутать мозг своего ребенка.

Отец Ал вежливо кашлянул.

— Э, можно мне спросить — кто такой «Бром О'Берин»?

— Король эльфов, — рассеянно ответил Род, а затем быстро спохватился. — Э, это секретные сведения! Вы еще чтите тайну исповеди, отец?

— Да, хотя больше не употребляем этого выражения, — улыбнулся повеселевший отец Ал. — И только что сорвавшееся у вас с языка защищено ею. Вас успокоит, если я назову вас «сын мой?

— Нет, это необязательно, — улыбнулся Род, еще больше располагаясь душой к священнику. — Видите ли, Бром также королевский тайный советник, так что нужда в секретности есть.

— Гм, — нахмурился отец Ал. — Тогда следует ли это слышать вашим детям?

— Детям? — Род взглянул на травянистый берег, где спали его дети, беспокойно ворочаясь. — День был трудный, не так ли? Нет, думаю, они не слышали, отец.

— Я так и вижу, — нежно улыбнулся отец Ал.

Род чуть склонил голову набок, наблюдая за ним.

— Вы немножко сентиментальны, не правда ли? Имея в виду, конечно, то, что они вроде бы маленькие чародеи и маленькая ведьма.

Пораженный отец Ал уставился на него.

— Полноте, сэр! Души этих детей совершенно нормальные, судя по тому, что я вижу! В псионических способностях нет ничего сверхъестественного!

— Уверены в этом? — искоса поглядел на него Род. — Ну, это ваша область, а не моя. Э... вы ведь специалист, не так ли?

Отец Ал кивнул:

— На самом-то деле антрополог, но я специализируюсь на изучении магии.

— Зачем бы римской церкви интересоваться магией?

Священник засмеялся.

— Как зачем, хотя бы для доказательства, что ее не существует, а это, уж поверьте, требует иной раз весьма дотошной работы: не раз бывали крайне хитрые обманы. И конечно же, редкого настоящего эспера можно очень легко по ошибке принять за колдуна. Помимо этого, во многих культурах концепция магии обладает странной властью над людскими душами, а душа — наша забота.

— Значит, когда-нибудь появится настоящая магия, то вы хотите знать, как с ней бороться.

— Если она демоническая, да. У экзерсизма, например, давняя история. Но по-настоящему интересоваться магией Церковь начала лишь в 25-м веке, когда стали заметными эсперы. Они не были ни сатанистами, ни одержимы злыми духами. Это не потребовалось долго устанавливать. С другой стороны, не были они и святыми, что было еще более очевидным. Хорошие, в большинстве, люди, но не лучше среднего, такого как я.

— Поэтому, — заключил Род. — вам пришлось решить, что существует «магическая» сила, не имеющая никакого отношения к сверхъестественному.

Отец Ювэлл кивнул.

— Потом мы на какое-то время сорвались с крючка. Но некоторые из катодианцев начали размышлять, как же должна будет реагировать Церковь, если она когда-нибудь столкнется с настоящей магией, не являющейся ни колдовством, ни чудом.

Род нахмурился.

— Что вы, собственно, подразумеваете? Если способности эсперов не соответствуют этому описанию, то что же соответствует?

— О, вы сами знаете — сказочная магия. Помахать руками в воздухе, прочесть, нараспев, заклинание и что-либо произвести посредством ритуала, а не силой своего ума.

— Сказать «Абракадабра» и взмахнуть волшебной палочкой, да? Ладно, сдаюсь. Как же должна реагировать Церковь?

Отец Ювэлл пожал плечами.

— Откуда мне знать. Мы же обсуждали это всего пятьсот лет.

Род искоса поглядел на него.

— Я думаю, что это достаточный срок, чтобы прийти к каким-то выводам.

— О, да, к сотням! Видите ли, в том-то и трудность, что мы знаем, как нам следует реагировать, если когда-либо столкнемся с примером настоящей магии, но пока нам не приходилось сталкиваться.

— О-о-о, — кивнул Род. — Не на ком испытать свои теории, да?

— Именно так. Конечно мы искали настоящего мага. Мы исследовали сотни случаев. Но большинство из них оказались эсперами, не знавшими, что они таковые. Конечно, попалось несколько лиц, одержимых демонами. А остальные — обман. Поэтому, если мы когда-нибудь найдем настоящего «кудесника», то сумеем правильно действовать, но...

— А как?

Отец Ювэлл пожал плечами.

— Так же, как на появление науки. Так, как мы в конечном итоге и отнеслись к ней, то есть, как к чему-то не являющемуся ни добром, ни злом. Хотя, безусловно, поднялось множество вопросов, на которые мы должны ответить.

Род откинул голову, губы его образовали букву задолго до того как он произнес ее.

— О! Значит, если откуда-то возьмется настоящий кудесник, то вы хотите быть рядом с ним, чтобы разобраться, какие вопросы он подымает.

— И отпасовать их теологам, чтобы те искали ответы, — кивнул отец Ювэлл. — Есть опасность, что кудесник-неофит начнет вмешиваться в сверхъестественные вещи, не понимая что творит. Если случится такое, то там должен быть тот, кто направит его в безопасное русло.

— А если он не направится?

— Убедить его, конечно.

— А если он не остановится?

Отец Ювэлл пожал плечами.

— Задраить люки и приготовиться к самому худшему. Но нужно и узнать весь процесс его воздействия, чтобы в случае, если он выпустит на волю какую-то злую силу, мы смогли противостоять ей.

Род стоял неподвижно, а затем понимающе кивнул.

— Так. Церкви следует изучать магию.

— И мы изучаем. Теоретически мы сделали немало, но кто может сказать, имеют ли настоящую силу все эти разработки?

Род покачал головой.

— Только не я, отец. Сожалею, но если вы ищите кудесника, то вы не нашли его. Я никогда в жизни не проделывал ни одного трюка, за которым не стояло бы какое-то устройство. Я наткнулся однажды на Мак-Арана, проходя через машину времени, но тогда я тоже не был кудесником. И он об этом знал!

40
{"b":"25781","o":1}