ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — Гвен покинуто опустила голову. — Я просто некоторое время сидела в забытье после того, как его прикосновение растаяло... — Она выпрямилась. — Я должна потерпеть, соприкосновение с нами, наверняка, наступит опять. Чего ты желал, муж мой?

— Элидор. Куда он делся?

— Элидор? — Гвен быстро огляделась. — О, небо, я забыла! Элидор! Где..

— Мама!

Он был маленьким, морщинистым, с большими светящимися глазами и заостренными ушами, широким ртом с вислыми, растянутыми губами и длинным заостренным носом. Одет в ржаво-коричневую тунику, косые рейтузы и сандалии с затянутыми крест-накрест ремешками.

Гвен пронзительно закричала, прижав ладонь ко рту.

Род выпучил глаза, и издал лишь хриплое, придушенное кряканье.

Шум разбудил детей. Те подскочили со своих мест, широко раскрыв глаза и оглядываясь по сторонам в поисках опасности.

Затем они увидели кобольда.

Корделия завизжала от страха и бросилась в материнские объятия, уткнувшись головой в грудь Гвен и рыдая. Джефри тоже ринулась к ней, отчаянно ревя.

Но старший брат Магнус крепко стиснул челюсти, сдержав крик ужаса, прижался спиной к дереву, а затем, побледнев, обнажил шпагу и медленно двинулся вперед.

Род резко вышел из вызванного ужасом шока и прыгнул к Магнусу, хватая его за правую руку.

— Нет, сынок! Коснемся его холодным железом и не видать его нам больше!

— Вот и хорошо, — процедил сквозь зубы Магнус. — Мне не по нраву глядеть на такой ужас. Пожалуйста, папа, отпусти мне руку.

— Я сказал, нет! — рявкнул Род. — Это не просто случайно подвернувшийся средний леший, сынок — он подмененыш!

Потрясенный Магнус вскинул взгляд на Рода.

— Чего?

— Подмененыш. Должно быть фейри Теофрина следовали за нами, дожидаясь своего шанса. И пока вы спали, Гвен была занята мыслями Грегори, а я разговаривал с отцом Алом... — Губы его снова сжались в гневе на себя... — за Элидором никто не присматривал, и поэтому они похитили его, оставив вместо него эту тварь.

Он быстро обвел взглядом собственную троицу, удостовериться, что они все здесь. Слава небесам, они никуда не делись.

— Мы не должны спугнуть его, — мрачно сказала Гвен.

— Ваша жена права, — пробормотал, прячась за дерево, Отец Ал. — Мы не должны заставлять его в страхе бежать, а при виде рясы он может так и поступить. Я вижу вы знаете, что такое подмененыш. Вам известно, что он имеет соответствие с похищенным ребенком?

— Вы хотите сказать, — нахмурился Род, — что его можно использовать для создания чар, что вернут Элидора?

Отец Ювэлл кивнул.

— И он наша единственная связь с ним. Если он убежит, у нас не будет никакого средства вернуть мальчика.

— Ладно, — кивнул Род. — Сдаюсь. Как же нам использовать этого подмененыша для возвращения Элидора?

— Ну, сперва надо взять яйцо... — он прислушался, оборвав фразу. — Что за позванивание?

— Да просто ветер в лесу, листья здесь странно шуршат.

Священник покачал головой.

— Нет, помимо этого — перезвон. Вы слышите его?

Род нахмурился, поворачивая голову. Теперь, когда священник упомянул об этом, и впрямь слышался звон колокольчиков.

— Странно. Как вы полагаете, что это такое?

— Учитывая, что тут за местность с ее обитателями, это может быть любым явлением, но ни одно из них не будет радо встретить священника. Я бы посоветовал найти источник звука. Я последую за вами, но постараюсь не бросаться в глаза.

— Ну, это ваша область, а не моя, — с сомнением произнес Род, — Пошли, дети! И держитесь поближе ко мне и матери. — Он оглянулся на Магнуса. — Э, приведи... Элидора?

— Да, папа.

Гвен схватила за руки Корделию и Джефа и оглянулась на подмененыша.

— Идемте! — Она содрогнулась, посмотрев на него. Корделия в испуге прильнула к ней.

Крепко держась за руки, они петляли по серебренному лесу, следя за перезвоном. Он начал складываться в мелодию, и когда стал громче Род расслышал в нем тонкое пение камышовых дудочек, похожее на гобой очень высокого тона и по тону ниже флейты. Затем деревья расступились, открыв небольшую полянку, и Гвен ахнула.

Над рощей колыхались разноцветные огоньки, чаще золотые, но иной раз голубые и красные. Приглядевшись повнимательнее, Род увидел, что воздух заполнен светлячками. Они были столь многочисленны, что их мигающие огоньки создавали постоянное, мерцающее свечение, дополнявшее лунный свет. Было видно кольцо изящных темноволосых женщин, гибких и тоненьких, в прозрачных накидках, танцующих под музыку, наигрываемую трехфутовым эльфом с волынкой, и еще одним, сидевшим на шляпке гигантского гриба с набором свирелей. Танцовщицы тоже были не выше трех футов ростом, но за ними сидела, нежно сияя, женщина нормальных размеров. Пожалуй, даже более, чем нормальных. Она б накренила весы на триста футов, а то и больше. Одета в розовое платье, в милю с чем-то, юбки развертывались перед ней огромным веером. Высокий головной убор из той же ткани с квадратным верхом увеличивал ей рост, обрамляя лицо складками вуали. Лицо это было мирное и спокойное, но удивительно маленькое по сравнению с ее телом. Глаза были большие и добрые, нос прямой, рот тоже говорил о добросердечии.

Род поглядел уголком глаза, подмененыш пятился, отступая в тень. Затем он обратился к массивной даме и поклонился.

— Добрый вечер, миледи. Я — Род Гэллоуглас, с кем имею честь говорить?

— Меня зовут леди Милетра, великая герцогиня Феерии, — ответила она с улыбкой. — Добро пожаловать к нам в гости, лорд Гэллоуглас.

Род поднял брови: она знала его титул. Он решил не акцентировать на этом внимания.

— Э, меня сопровождают моя жена, леди Гвендайлон, и наши дети — Магнус, Корделия и Джефри.

Гвен сделала реверанс, и Корделия скопировала ее. Магнус поклонился, а Джефри понадобилось подтолкнуть.

Великая герцогиня грациозно кивнула.

— Добро пожаловать всем вам. Прекрасный урожай юных кудесников, лорд Гэллоуглас — и, пожалуйста, уведомите своего клерикального знакомого, что его такт, со стремлением остаться невидимым, оценили.

— «Клерикального знакомого?... А... отца Ювэлла. Уведомлю, Ваша Светлость. Вы уж простите меня, но вы поразительно хорошо осведомлены...

— Прекрасно сказано, — ответила она с приятной улыбкой. — Это не столь уж и поразительно — от внимания моих эльфов мало, что ускользает.

Волынщик озорно усмехнулся Роду, а затем продолжал наяривать на волынке.

— Э, тогда, как я понимаю, Ваша Светлость знает о нашей недавней потере?

— Вы говорите о моем крестнике Элидоре, — кивнула, складывая руки, леди. — В самом деле мне об этом известно.

Еще и фея — крестная! И что же ждет Рода — вышибание пыли, как из ковра, или вызов на ковер?

— Простите нас за недосмотр, Ваша светлость.

Она отмахнулась от оправданий кружевным платком.

— Прощать тут нечего, раз спригганы графа Теофрина отправились схватить мальчика, вы едва ли могли защитить его. Я благодарна вам за то, что вы спасли его от Эйк Уисги: моим эльфам было бы тяжеловато одолеть сие чудовище.

Это означало, что им пришлось бы попотеть.

— Э, как я понимаю, граф Теофрин — это тот эльфейский лорд, который не так давно держал нас в своих руках?

— Он самый. Теперь, по воле злой судьбы, Элидор снова находиться в его власти. Туда, куда я не могу побежать, чтобы спасать его. Поскольку вы уже однажды помогли ему подобным образом, то нельзя ли мне попросить вас помочь ему еще раз?

— Всей душой! — быстро согласилась Гвен.

— Ну, да, разумеется, — подтвердил и Род, — Но я, признаться, несколько озадачен, Ваша Светлость, почему вы желаете, чтобы сделали это мы? Разве великая герцогиня не выше по званию, чем какой-то граф?

— Да, в самом деле, выше — но здесь все сводиться к простому вопросу о силе. Силы графа Теофрина намного перевешивают мои. А мое звание само по себе позволяет только обратиться к особе наивысшего звания.

— А Оберона в стране нет?

Великая герцогиня подняла брови.

42
{"b":"25781","o":1}