ЛитМир - Электронная Библиотека

— Папа? — воскликнул в испуге Аббат. — Нет, он, наверняка, лишь легенда!

— Вы же знаете, что нет, — вежливо, но твердо, — ответил отец Ал. — Вы знаете сколь долго сохранилась череда преемников Петра, и признаете в глубине дугой, что эта преемственность не исчезла за несколько веков.

Аббат трясущимися руками опустил пергамент.

— И все же я думаю, что этого не может быть. Какие есть доказательства, что послание и печать подлинные?

— Вы видели ее в своих книгах, лорд Аббат. Ужель вы истинно сомневаетесь в ее подлинности?

На какой-то миг они сцепились взглядами; затем на лицо Аббата набежала течь недовольства.

— Нет, поистине не сомневаюсь. И все же Ватикан забыл о нашем присутствии здесь на пять долгих веков. Как же вышло, что теперь, только теперь, он соизволил нас заметить, да и то только затем, чтобы приказать.

— Это было прискорбной оплошностью, — признал отец Ал. — И все же, разве основатель ветви нашего ордена пытался уведомить Ватикан о своих намерениях, или о своем присутствии здесь? И можете ли вы действительно утверждать, что вы или любой из ваших предшественников пытались возобновить связь? Не говорите мне, будто вы не в состоянии это сделать; я встречался с вашими монахами.

Аббат, все еще дрожа, посмотрел на него. А затем медленно кивнул.

— Да, должен признать, оплошность допустили обе стороны.

Теперь лицо отца Ала смягчилось, выразив печальное сочувствие.

— Милорд — вы же катодианец; и знаете о Финале.

Аббат сник.

— Да, поистине, поистине! — Он вздохнул и выпрямился в седле. — Ну, мы должны обратить противоречивость против самого себя, не так ли? И почему, скажите мне, отец, почему приказывает через вас Его Светлейшество.

— Нельзя ли нам переговорить в сторонке, милорд?

— Если надо, значит надо. — Аббат слез с коня, его нагрудник и шлем не соответствовали монашеской рясе. Они вышли на равнину между двумя армиями, тихо перешептываясь.

Туан нахмурился.

— Кто этот бритоголовый, которого вы привезли к нам, лорд Чародей?

— Честный и добрый человек, — поспешно заверил Род. — Если б не он, я бы по-прежнему находился... Там, где был или на том свете.

Туан кивнул:

— Поручительство его удовлетворило. И все ж, добрый он иль нет при столь жестокой ссоре, не дает полной уверенности того, что он не повернет против тебя.

— Да, — медленно проговорил Род. — Нельзя.

— Так я и думал.

Туан расправил плечи и сел на коне прямее.

— Скоро мы это узнаем. Они идут на переговоры.

Он коснулся шпорами боков коня и выехал навстречу, шагавшему к нему лорду Аббату. Векс пошел за ним. Неподалеку от Аббата, Туан соскочил наземь.

Хороший штрих, — подумал Род. Если смотришь на своего оппонента сверху вниз, то нет никакой надежды на примирение. И соответственно тоже спешился.

— Ну, милорд Аббат, — обратился Туан. — Вмешались небеса и сорвали эту битву в тот момент, когда смертные сочли бы, что делать это чересчур поздно. Нельзя ли нам с вами отыскать теперь какой-то способ сохранить этот дар мира?

Аббат стоял бледный и осунувшийся, но плотно сжав губы в твердой решимости.

— Если вы того желаете, ваше величество, то я не против такой попытки. Все же мы должны глубоко подумать.

— Я подумаю, — пообещал Туан. — Говорите.

Аббат сделал глубокий вдох.

— Мы должны считать, что Церковь и Государство должны быть разделены в своей власти и обязанностях.

Туан моргнул. А затем, медленно склонил голову.

— Все, как вы говорите, милорд. Признаю это неохотно, но мы должны согласиться с данным принципом. Мы не можем притязать на власть в духовных делах.

На сей раз моргнул Аббат, он никак не ожидал столь любезного ответа.

— Признаться я весьма рад слышать подобные слова Вашего Величества. Соответственно, следуя этому принципу, мы должны признать, что святая матерь Церковь не может притязать на власть в распределении государственных средств.

Туан стоял не двигаясь. Затем медленно кивнул.

— Все, как вы говорите, милорд, и все же, надеюсь, мы сможем полагаться на ваш добрый совет, особенно в отношении тех областей в наших владениях, чьи потребности удовлетворяются не в полной мере.

— Да, конечно, поистине, поистине! — воскликнул пораженный Аббат. — Мои советы — ваши, когда ни пожелаете! И все же... — Лицо его потемнело. — Таким образом, Ваше Величество, мы должны настаивать на власти святой матери Церкви назначать священников в ее собственные приходы! — Туан кивнул.

— По сему поводу у нас с королевой вышел долгий разговор, лорд Аббат, вы понимаете, что для нас уступить такую власть весьма тяжело.

Лицо Аббата посуровело.

Неохотно, — подумал Род.

— И все же, — продолжал Туан. — Если учесть наше согласие с провозглашенным вами принципом разделения, то ясное дело, никаких сомнений быть не может. Назначение клира должно находиться в ваших руках, отныне мы не желаем иметь к нему ни какого касательства.

Аббат уставился на него, потеряв дар речи.

— Мы бы просили вас помнить свою клятву, — добавил несколько резко Туан, — уведомлять нас, где и когда не хватает помощи беднякам, и предоставлять нам на рассмотрение все проблемы, касающиеся заботы о нуждающихся и способы лучшего их разрешения.

— Всей душой! — воскликнул Аббат. — Будьте уверены, я порекомендую вам все полезные знания, кои мы приобрели, и все идеи, которые у нас возникнут! В самом деле, я велю своей братии поразмыслить о таких средствах, как только снова прибуду в свое аббатство!

— О, полно, не торопитесь! — возразил Туан. — Все же, если вы готовы...

Было еще много в том же духе; практически они поклялись тут же начать совместную кампанию против несправедливости и нищеты. И, после того, как Аббат, светясь от добрых намерений, исчез в рядах собственного войска, Туан насел на Рода.

— И так, Чародей! Каким волшебством ты вызвал сию смену погоды?

— Да, я не имел никакого отношения к этому, — добродетельно открестился Род. — За исключением того, что привез сюда отца Ювэлла. Ладно, отец, выкладывайте, — крикнул Род, перекрывая рев реактивных двигателей Векса.

— Да, бросьте вы! — прокричал в ответ отец Ал. — Неужели я не могу сослаться на профессиональную привилегию?

— Вы показали ему то послание от папы, не так ли? И он узнал подпись!

— Нет, но Печать он знал. Помимо этого, я всего-навсего объяснил политику святого отца в вопросе отношений между Церковью и Государством.

— Которую он и воспринял со всей точностью, — кивнул Род. — Но я не ожидал, что он настолько быстро уступит. Как вы этою добились?

Отец Ал пожал плечами.

— Главную роль тут, вероятно, сыграл шок. Они более пятисот лет не получали ни слова из Рима.

ГЛАВА 26

Наконец, он смог закрыть дверь в спальне (новшество на Грамарие) и снять с себя камзол.

— Что случилось с детьми?

— Да ничего, по-моему, — ответила с подушки Гвен. — Они весь день вели себя прекрасно!

— Именно это я и имел в виду. Что с ними стряслось?

— О, — она с кошачьей грацией перекатилась на бок. — Они боятся, что ты услышишь их мысли.

— О, — усмехнулся Род. — Значит они не могут даже и думать поозорничать, да? Ну, я в некотором роде слышу их, но пока лишь это бормотание. Конечно, я не старался.

Он стащил с себя рейтузы и скользнул в постель.

— Ты забыл ночную рубашку, — прожурчала Гвен.

— Ничего я не забыл, — погладил ее Род. Она ойкнула. — Хм, да, все точь в точь, как я помню. Уверена, что их беспокоило только это?

— Это воспоминание о твоем виде, когда ты убил герцога. — Она содрогнулась. — Такое заставило б задрожать и взрослого, не говоря о ребенке.

— Да, — нахмурился Род. — Хотел бы сказать, что никогда не буду стремиться к повторению случившегося, но ты же знаешь, что такие случаи обязательно возникнут.

— И впрямь возникнут, — голос ее стих, она прильнула поближе. — Несомненно, тебя вынудят вновь востребовать такие силы.

60
{"b":"25781","o":1}