ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Потому что... потому что... — Жужжапчел дрожал всем телом. — Да потому что этого нет в сценарии!

— А что такое сценарий? — спросила, нахмурясь, тетушка Дил.

— Всего-навсего предсказание, — заверил ее Родрик. — Отнюдь не нечто такое, чего нельзя изменить.

— Вы не можете менять его! — взвыл Жужжапчел. — Он записан!

— Но я не обязан следовать ему. Мы ведь все-таки сами хозяева своих действий.

— Ересь! — завизжал Жужжапчел.

Дэвиз что-то тявкнул Родрику.

— Что?.. Он боится? Ему, по идее, не следовало бы! Почему?.. Потому что если б он действительно имел над нами власть, у него не было б никаких причин для страха? Хм! Что ж, хороший довод! — Родрик поднял посветлевший взгляд.

Жужжапчел увидел, что мозг у него усиленно работает, и содрогнулся:

— Приказываю тебе не думать! Это аморально! Думать здесь за всех буду я!

— Нет, не будешь, — разумно возразил Родрик, — ты будешь всего лишь следовать сценарию, — он, нахмурясь, посмотрел на черта. — С чего ты собственно такой взвинченный?

— Не знаю, — Жужжапчел стоял, не двигаясь и весь дрожа. — Я действительно не знаю.

Родрик поджал губы:

— А может ты на самом деле хочешь, чтобы Цукор воспользовался той солью?

— Я предпочитаю селитру, — поправил Жужжапчел. — В конце концов, ведь я же черт.

— Не волнуйся, — успокоил его Родрик. — Я разберусь в чем дело.

— Именно этого-то я и боюсь!

— Чего? Самостоятельно мыслящих? — Родрик кивнул. — Имеет смысл. Ведь тогда никак нельзя предугадать, что произойдет. Это делает жизнь совершенно непредсказуемой. А я теперь мыслю-таки.

Жужжапчел кивнул, по-прежнему дрожа:

— И к тому же становишься весьма своевольным.

— Да, становлюсь, не правда ли?

— Ты близок к пробуждению, — уведомила его тетушка Дил.

— Да, — нахмурился Родрик. — Просто я не могу вспомнить, кто же я на самом деле.

— Родрик, — быстро сказал Жужжапчел. — Всего лишь обыкновенный старый Родрик.

— Близко, — кивнул Родрик. — Близко. Но может быть самую малость чересчур близко.

Цукор прижал ладонь ко лбу:

— Если поразмыслить, я ведь тоже был кем-то...

— И по-прежнему остаешься им, — отрезал Жужжапчел.

— Нет, — не согласился Родрик, — в данный момент он тот, кем желаешь ему быть ты. И делает то, чего ты желаешь ему делать. Мы все так поступаем, всего лишь выполняем твои приказания без большого сопротивления. Зажав нас между собой и сценарием, ты заставил всех нас попросту безропотно подчиняться твоим приказам.

— Да! Чудесный образ жизни, не правда ли? Такой мирный! Такой гармоничный!

— Для тебя, возможно. Но не для остальных из нас.

— Но разве так не лучше? — взмолился Жужжапчел.

— НЕТ! — дружно отозвались все разом, за исключением Л'Аж, лежавшей застыв на полу, и Петти с Мак-Черчем, у которых губы были в данный момент заняты.

У Жужжапчела сморщилось от отвращения лицо.

— Что за превратное развитие событий!

— Хорошая мысль! — воскликнул Цукор. — Давайте устроим переворот.

— Заткнись, — оборвал его Жужжапчел.

Но Цукор продолжал:

— Лично я начиная вспоминать, что я на самом-то деле не я. Во всяком случае не Цукор.

— Заткнись, — снова оборвал его Жужжапчел.

— Я был некогда кем-то другим, — воскликнул Цукор, — но кто-то со мной что-то сделал, накормил меня чем-то, сделавшим меня тем, чем я являюсь сейчас!

— Заткнись! — закричал Жужжапчел.

— Нет, это ты заткнись! — скомандовал Родрик. — Слово имеет Цукор.

— А кто тебя назначил председателем? — прорычал Жужжапчел.

— Я сам себя назначил!

— А я предлагаю подвергнуть Жужжапчела импичменту! — подхватил Цукор. — Голосую за снятие Жужжапчела!

Дэвиз тявкнул.

— Он говорит «Я поддерживаю предложение», — объяснил Родрик. — Все за?

— Да! — закричали тетушка Дил, Родрик и Цукор. А Дэвиз залаял.

— Принято единогласно, — подтвердил Родрик, — за исключением Л'Аж, недееспособной, и Мак-Черча с Петти, не замечающих ничего вокруг себя. Предложение проходит, а Жужжапчел уходит.

— Вы не можете этого сделать! — закричал Жужжапчел.

— Если я правильно помню, мы это только что проделали.

— А я помню еще кое-что! — воскликнул Цукор. — Я помню, что тому, чем бы там меня ни накормили, полагалось лишь погрузить меня в сон и сделать более податливым внушению! Но оно сделало больше, оно заставило меня желать делать все, чего не продиктует этот смещенный болван!

— Поосторожней с бранными словами, — зарычал Жужжапчел, но тетушка Дил воскликнула:

— И меня тоже.

А Родрик сказал:

— И меня.

Дэвиз тявкнул и зарычал.

— Он говорит «наркотик, оказывающий подобное воздействие, общеизвестен под названием наркотик-зомби», — перевел Родрик.

— Я отрицаю это! — взбеленился Жужжапчел, размахивая руками. — Я все отрицаю! Я это не делал! Я не приказывал это делать! Мне никто этого не говорил...

— Вот этому я верю, — кивнул Родрик. — Ты вероятно еще один зомби, как и остальные из нас, но по какой-то причине ты оказался намного больше склонным делать то, что приписывалось сценарием.

— Но это означает, что он тот, кто выступает в качестве голоса сценария! — воскликнул Цукор.

— Да, — нахмурясь, проговорила тетушка Дил. — Воистину, мы не ведаем, что гласит сей «сценарий», опричь того что нам глаголет он.

— В таком случае, — весело улыбнулся Цукор, — если мы сумеем просто-напросто разбудить Жужжапчела, то нам больше не придется слушать всякую чушь про этот «сценарий».

— Нет! — у Жужжапчела пошла пена изо рта. — Вы не можете! Это уничтожит всякое подобие порядка! Это порвет в клочья осмысленность! Это будет игрой в кости со вселенной!

— Но мы сможем делать то, что считаем правильным, — сказал Родрик.

— Вот видите? Буйный хаос!

— Но мы все проснемся и перестанем быть зомби, — указал Цукор.

— Анархия!

— Хватай его!

Все дружно накинулись на Жужжапчела, который всего на секунду запоздал понять, что происходит, и не успел увернуться. Он бился, воя и пытаясь вырваться, но Цукор и Родрик повалили его на пол, и тетушка Дил уселась ему на ноги, в то время как Родрик прижал ему руки к полу, а Цукор извлек из кармана солонку.

— Вы не можете этого сделать! — кричал Жужжапчел. — Это аморально! Это неэтично!.. Это против всяких... ик!

— Хорошо, что он разинул рот, — заметил Родрик.

— Я не мог промахнуться, — согласился Цукор.

Жужжапчел конвульсивно сглотнул, и глаза у него вылезли из орбит, уставясь в пространство, все тело оцепенело. Он начал дрожать, а когда затрясся, то постепенно растаял и исчез.

Тетушка Дил со стуком приземлилась на копчик и поражено уставилась на пустой пол:

— Куда он делся?

Дэвиз радостно тявкнул.

— Он говорит «туда, откуда бы взялся», — перевел Родрик.

— Но где же сие место? — спросила тетушка Дил.

— Никто из нас не знает, — ответил ей Цукор. Он повернулся к Родрику.

— Ты знаешь, откуда ты взялся?

Родрик, нахмурясь, уперся взглядом в потолок, а затем покачал головой:

— Не совсем. Мне почти удается вспомнить...

Дэвиз тявкнул, залаял и рыкнул.

— Он говорит, что ему это известно, — объяснил Родрик. — Он говорит: «я знаю, кто я такой, я “Нотел-Модем 409”, компьютеризированный блокнот, и я знаю, откуда я взялся. Но откуда взялись все вы, зомби?»

Цукор пожал плечами:

— По правде говоря, не знаю.

— И я тоже, — признался Родрик.

— И я, — добавила тетушка Дилувиан, — однако я знаю, что мы должны проснуться.

— Хороший довод, — Родрик поднял палец, а затем применил его для указания на рот Л'Аж, застывший открытым. — Маэстро, не будете ли так любезны?

— С удовольствием, — Цукор повернулся сыпануть немного соли в рот Л'Аж. Та мгновенно растаяла, и они оказались взирающими на очень пыльный дубовый пол.

— Успех! — возликовал Родрик. — А теперь возьмемся за трудную задачу. Ты хватай его, тетушка, а я схвачу ее.

53
{"b":"25782","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темная ложь
Стеклянная магия
Я другая
Стрекоза летит на север
Белокурый красавец из далекой страны
Блондинки тоже в тренде
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели