ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Телепортировался, — прохрипел он. — Смылся.

Он медленно выпрямился, мысленно выталкиваясь наружу, разбивая свой ментальный щит, открываясь всем, окрыляющим его чувствам и впечатлениям, сосредотачиваясь на человеческих мыслях. И нигде не попадалось следа Альфара.

Род кивнул, с злорадным удовольствием. Альфар не просто телепортировался из камеры — он улизнул из замка, да в такую даль, что его нельзя было «услышать».

ГЛАВА 14

Род обмяк и бессильно опустился на пол, сидя у стены камеры. Пропала самая большая причина для его гнева, эмоции его начинали утихать, но внутри его по-прежнему сидела жажда насилия, жажда боя, что поддерживала его гнев и наращивала его, наполняя все его тело трепещущей яростью.

Это напугало Рода. Он попытался подавить эту бессмысленную ярость. И когда он это делал, к нему пробился голос Саймона:

— Оуэн! Оуэн! Лорд Гэллоуглас! Нет, я буду звать тебя тем именем, под которым знаю!

Рука сжала ему запястье, пальцы так и впились в нее.

— Мастер Оуэн! Или Род Гэллоуглас, кто бы ты ни был! Выходит ты потерял себя?

— Да, — процедил сквозь зубы Род, уставясь на стену невидящими глазами. — Чертовски близко к истине.

— Ужель в тебе не осталось ничего от Верховного Чародея? — застонал Саймон.

— Которого? — прорычал Род. — Которого Верховного Чародея?

— Рода Гэллоугласа, Верховного Чародея Грамария! — ответил Саймон голосом, полным трепета. — Какой же есть еще Верховный Чародей?

— Лорд Керн, — невнятно пробормотал Род. — Верховный Чародей страны Тир-Хлис. — Он поднялся на ноги и стоял, как столб, стоял противясь шуму в голове, бренчанию в жилах. А затем выдавил из себя слова: — Каков он — этот Верховный Чародей?

— Который? — воскликнул Саймон.

— Да, — кивнул Род. — Вот в том то и вопрос. Но скажи мне об этом Роде Гэллоугласе.

— Но ты же и есть он!

— Скажи мне о нем! — скомандовал Род.

Саймон в растерянности уставился на него. Но чего бы он ни думал о странности или иррациональности вопроса Рода, Саймон проглотил это, усвоил и выдал то, что требовалось.

— Род Гэллоуглас — лорд Верховный Чародей.

— Это нисколько не помогает, — проворчал Род. — Скажи мне о нем, что-нибудь иное.

Саймон на миг уставился на него, а затем начал вновь.

— Он несколько выше большинства людей, хотя и слишком...

— Нет, нет! Не то, как он выглядит! Это вообще не помогает! Каков он внутри?

Саймон в замешательстве смотрел на него.

— Быстро! — резко бросил Род. — Скажи мне! Сейчас же! Мне нужен якорь, нечто такое, за что можно уцепиться!

— Значит ты действительно потерял себя?

— Да!

Реальность чрезвычайной ситуации дошла, наконец, до Саймона. Он нагнулся вперед и сказал серьезным тоном:

— Я знаю тебя не слишком долго, Род Гэллоуглас, да и то лишь в личине старины Оуэна. И все же, судя по всему, что я видел, ты... ну, да, ты угрюмый. И неразговорчив. И все-таки внутри ты добродушен. Да, в душе ты всегда добр к своим собратьям, почти каждый раз. Он нахмурился. — Я слышал, как о тебе говорили, что у тебя своеобразное чувство юмора, и что в разговоре ты обычно остришь. Но в старине Оуэне я такого не видал, за исключением нескольких язвительных замечаний, которые были часто обращены к нему самому, а также и к другим...

— Хорошо, — кивнул Род. — Очень хорошо. — Он почувствовал, как гнев уменьшается, и как он успокаивается. Но под этим по-прежнему клубилась ярость, подстрекая его к любым действиям. Лорд Керн. — Скажи мне... — пробормотал Род и сглотнул. — Скажи мне что-нибудь обо мне самом такое, что не приложимо к лорду Керну, так как большая часть сказанного тобой может относиться к нему тоже. Я едва знаком с этим человеком. Но такое возможно. Скажи мне что-нибудь такое, что определенно только мое, что не может быть его!

— Ну... — запнулся Саймон. — Есть вот твоя одежда. Стал бы он разгуливать переодевшись крестьянином?

— Возможно, попробуй еще раз.

— Есть еще твой конь...

— Да! — уцепился за эту мысль Род. — Скажи мне о нем!

— Это огромный вороной жеребец, — медленно проговорил Саймон — и прекрасный на вид. На самом деле, он был единственным большим изъяном в твоей личине, так как всякому было видно, что это настоящий рыцарский скакун, а не обыкновенная упряжная лошадь. — Он нахмурился, глядя в пространство. — И теперь мне вспоминается, ты называл его «Векс».

— Векс, — улыбнулся Род. — Да, Векса я никогда не смогу забыть, несмотря ни на что. И у лорда Керна не может быть подобного ему. Он был со мной с рождения — нет дольше. Он служил моей семье много поколений, ты не знал этого?

— Безусловно, не знал, — Саймон глядел на него, широко раскрыв глаза.

— Он, знаешь ли, не то, чем кажется.

— Да, поистине, он не то!

— Нет, не только в этом смысле, — нахмурился Род. — Он, э... магический. Но магия тут не вашего рода — моего. На самом деле он, вообще, не конь. Он может быть чем угодно.

— Муляж, — прошептал Саймон, не в состоянии оторвать взгляд

— Нет, не в этом смысле! Он — холодное железо под конской шкурой, на самом деле, сплав. Плюс к тому у него есть мозг, который по существу отдельный предмет, — Род вспомнил, как легко он мог вынуть из лошадиного тела сферу размером с баскетбольный мяч, содержавшую компьютерный мозг Векса, и вставить его в свой звездолет, чтобы заниматься астронавигацией и пилотированием. — Я имею в виду, его мозг действительно отдельный предмет. Но он всегда спокоен — ну, почти всегда. И в высшей степени логичен. И у него всегда есть для меня хороший совет. — Ядро гнева съеживалось, оно почти исчезло, и Род почувствовал, как последние щупальца ярости убираются в него. Если лорд Керн действительно дотянулся через пустоту между вселенными в ответ на гнев Рода, то он потерял свой захват. А если его толкала к насилию всего лишь его собственная жажда крови, то теперь она снова оказалась под контролем.

Губы Рода дернулись, раздвинувшись в сардонической улыбке.

— Благодарю вас, милорд. Я ценю вашу помощь и буду часто взывать к ней, когда понадобиться. Но пока, став самим собой, должен выследить этого злого колдуна теми средствами, какие сочту наилучшими в этом мире, где могут быть лошади из металла, с машинами в качестве мозгов.

Саймон чуть склонил голову набок, пытаясь расслышать, но не совсем понимая смысл.

Род почувствовал, как присутствие лорда Керна (или масса его собственного гнева) убывает.

Был ли Керн реальностью или лишь проекцией его подсознания, теперь он исчез основательно. Род испустил вздох и повернулся к Саймону.

— Спасибо. Ты вытащил меня из этого состояния.

— Рад помочь, — сказал Саймон, — хотя я мало, что понимаю.

— Тут все очень просто. Понимаешь, есть и другой Верховный Чародей в другом королевстве, далеко-далеко, нет даже способа измерить эту дальность. Оно в другой вселенной, если ты способен в это поверить.

— Поверить в сие, да. Вот понять — другое дело.

— Просто попробуй впитать в себя эту мысль, — посоветовал Род. — По этому курсу мы не будем устраивать экзамены. Так вот, этот другой Верховный Чародей — мой аналог. Это означает, что он соответствует мне во всех деталях: что он делает в своей вселенной, я делаю в своей. Я некоторое время погостил в его стране и имел случай позаимствовать у него силы; он конечно же, канализировал их через меня. Но теперь, похоже, что это входит в привычку. Он постоянно пытается дотянуться до этой вселенной и поселяться в моем теле.

— Наверное, он не может этого сделать! — побледнел Саймон.

— Да и нет, — пожал плечами Род. — А может дело просто в моей собственной страсти к насилию, соблазну крошить всех подряд, а я вешаю на него ярлык «Лорд Керн», пытаясь снять действия, которые считаю не правильными, со своей совести.

Он сердито уставился в пространство.

— Конечно, — попытался пояснить он Саймону, — по-настоящему это не срабатывает. Ответственность лежит на мне, какие б я ни создавал иллюзии в качестве предлога. Даже если я говорю, что это сделал лорд Керн, деяния-то в действительности совершал я. Они все равно будет моими, даже если я попытаюсь замаскировать это. — Он повернулся с мрачной улыбкой к Саймону. — Но, похоже, мне удается очень убедительно лгать себе. Я способен убедить самого себя, когда мне хочется, что я — не я, а кто-то другой.

55
{"b":"25783","o":1}