ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Род сидел неподвижно, ощупью ища в себе страх — да, он был там, но была также и смелость ответить на него. Но в данном случае от смелости в общем-то не будет большого проку, она лишь поощряет его лезть в ситуацию слишком опасную для его выживания. Однако, как насчет уверенности? Мог ли он призвать лорда Керна, что бы наполниться гневом и не дать ему овладеть им.

Он подумал о Вексе и обо всех своих качествах, представляемых Вексом, и почувствовал, как в ответ на этот мысленный образ поднимается спокойная уверенность. Он кивнул.

— Я — за. Но если я начну проваливаться, вытащи меня? Хорошо?

— С радостью, — ответил с теплой улыбкой Саймон.

— Тогда держись. — Род встал, взял Саймона за плечо и подумал об Альфаре, о его надменности, наглости, и представляемой им угрозе для Рода и его детей. В ответ нахлынул жаркий гнев, гнев перерастающий в ярость. Род почувствовал знакомое бешенство-лорда Керна, но теперь он осознавал его, как нечто, бывшее частью его самого, а не пересаженное от кого-то иного. И будучи им самим, оно находилось под его управлением в такой же мере, как его пальцы или язык. Он открыл свой мозг, сосредотачиваясь на мире мыслей. Зримый мир померк, и в ушах у него застучала кровь. Реальными были только мысли — мечущиеся, коварные мысли ведьм и чародеев; тусклые, механические, медленные мысли солдат и слуг — и непрерывный фоновой гул, который должен был принадлежать проецирующему телепату, загипнотизировавшему целое герцогство. Чем еще он мог быть, раз испускал такой постоянный поток хвалы, такое непрекращающееся вдалбливание мысли в голову?

Чем бы там он ни был, Род вдруг почувствовал уверенность, что он служил ключом ко всей гордости и честолюбию, которые были завоеванием Альфара. Он просканировал замок, пока не нашел направление, в котором гул был сильней всего, а затем пожелал себе перенестись к нему.

ГЛАВА 15

Это было небольшое круглое помещение, сложенное из серых каменных блоков с высокими узкими окнами. Но окна эти были зашнурованы каким-то прозрачным материалом, и воздух в покоях казался неестественно прохладным — кондиционированным. В голове у Рода так и завыли все сигнальные устройства.

Он взглянул на Саймона. Старший чародей пошатнулся, ошеломленный. Род поддержал его, проворчав,

— Спокойно. Именно это и происходит, когда исчезает чародей.

— Мне... никогда раньше не представлялось такой возможности, — охнул Саймон. Он огляделся кругом. Затем повернулся к Роду, пораженный благоговейным ужасом. — Да, ты истинно Верховный Чародей.

— Он самый, — подтвердил Род. — Но тем не менее, твой ученик в искусстве быть отцом и мужем.

— Так же, как я твой в искусстве кудесничества.

Саймон показал дрожащим пальцем на металлический ящик в центре помещения. Тот стоял на нешироком пьедестале высотой по грудь, а сверху у него располагался на одном конце серый переливчатый цилиндр. Из другого же вырастал кабель, который падал на пол и тянулся к стене и по ней к окну, где исчезал. Вероятно, уходя к передающей антенне, — решил Род.

— Что там за порождение алхимии? — спросил дрожащим голосом Саймон.

— Может быть, — согласился Род, — во всяком случае, это какая-то машина.

Он чувствовал настойчиво вдалбливаемое послание, вновь и вновь превозносящее достоинства Альфара. Тут оно ощущалось намного сильнее, чем в темнице. Она било и трепало его, уговаривая и убеждая, благодаря чистой повторяемости. «Альфар хозяин, Альфар велик, Альфар законный владыка всего человечества...»

— По-моему, я знаю, что это такое, Саймон — или, по крайней мере, что она делает. Если я прав, то когда я видел такую штуку в последний раз, она была живой.

— Как? — в ужасе уставился Саймон. — Живое существо не может быть машиной.

— Не больше, чем машина может быть живым существом. Но эта безусловно, кажется таковой. Если б ты не знал иного, то разве ты не мог бы поклясться, что эта штука направляет на нас мысль?

— Ч-ч... эта? — показал на сооружения Саймон с кривящимся от отвращения лицом. — Разумеется нет!

— Вразуми меня вновь — мне это может понадобиться. — А себе под нос прошептал: — Векс. Ты где?

— Здесь, Род, на конюшне замка, — ответил у него из-за уха голос Векса.

— Закрой глаза, — проворчал Род — и не волнуйся из-за происходящего. — Он закрыл глаза, представляя Векса и конюшню, где он находился. Вероятно, та в отличном состоянии, поскольку всего неделю назад она принадлежала герцогу Романову, но теперь немного подзапущена. Солому, наверняка, нужно сменить, а навоз убрать. Но он нуждался в Вексе, нуждался в нем сильно, и именно здесь... Он сделал эту мысль настоятельной, безмолвным призывом, резким, требовательным.

Небольшое помещение сотряс раскат грома, и в нем очутился Векс, дико оглядываясь по сторонам. Голос у робота стал невнятным.

— Ччччдддо... гддде... я... меня... телллепо... — Внезапно голова его взметнулась вверх, а затем рухнула вниз, все четыре ноги разъехались в стороны, став негнущимися, с коленями на тормозе, шея тоже сделалась негнущейся, направив голову в пол, затем она расслабилась, и голова закачалась.

— Припадок, — объяснил Род. — Он всегда происходит, когда, Векс поневоле становится свидетелем магии.

Но Саймон не ответил. Он таращился на электронную штуковину, и глаза у него остекленели. Он, спотыкаясь, сделал шаг к ней.

Конечно, — подумал Род. — В такой близи от устройства... Он схватил Саймона за плечи и встряхнул его.

— Саймон! Очнись! — Он резко хлопнул в ладоши в дюйме от носа Саймона. Саймон вздрогнул и глаза его снова сфокусировались.

— Что, лорд Чародей! На полминуты мне подумалось... я почти поверил...

— Что фоновой гул прав, и Альфар славный парень, — кивнул Род, сжав губы в тонкую прямую строчку. — Не удивительно. Теперь я уверен в том, что это за странное устройство. Но давай подтвердим это. — Он снова повернулся к Вексу, нащупал под лукой седла увеличенный позвонок и нажал на него. Тот чуть слышно щелкнул. Миг спустя, голова Векса медленно поднялась и повернулась к Роду, большие пластиковые глаза прояснились.

— У меня... был... припадок, Рррод.

— Был, — подтвердил Род. — Но позволь мне показать тебе нечто, с чем ты можешь совладать. — Он сделал шаг к пьедесталу, показывая на машину. — Передается фоновое мысленное послание, Векс, постоянно повторяясь. Оно вновь и вновь до небес расхваливает Альфара, и здесь оно намного сильнее, чем в любом другом месте.

Голова робота повернулась в его сторону. Затем Векс подошел поближе к металлическому ящику. Большая лошадиная голова поднялась, глядя на ящик сверху, потом спереди, потом сзади. Наконец Векс высказал свое мнение.

— Данных достаточно для значительного вывода, Род.

— О, шикарно! И что же в итоге получается?

— Что завоевания Альфара поддерживаются тоталитаристами из будущего.

— В самом деле, — сухо произнес Род. — Не желаешь подтвердить мою догадку по поводу того, что это такое?

— Разумеется. Это устройство, преобразующее электричество в псионическую энергию. Я бы предположил, что в большом прямоугольном основании содержится в питательном растворе мозг какого-то животного, с проводами передающими энергию из атомной батареи в продолговатый мозг, и проводами из головного мозга, передающими энергию на частотах человеческой мысли в модулятор. Эту функцию, кажется, выполняет цилиндр в задней части машины. Это отмодулированное послание выводится по кабелю, который, надо полагать, подымается к антенне на крыше этой башни.

— Спасибо. — Род сглотнул от внезапной тошноты в желудке. — Приятно видеть свою догадку подтвержденной. Думаю их технология улучшилась с тех пор, как мы повстречались с Кобольдом, не так ли?

— Состояние искусства постоянно прогрессирует, Род.

— Можно сказать, безжалостно. — Род повернулся к Саймону. — Она проецирует мысли. Не живые мысли, как ты понимаешь — записанные, сделанные столь же тщательно, как люди делают стулья, корабли или замки. Потом эта мысль фиксируется, почти так же, как ты записываешь послание чернилами, и рассылается из этой машины по всему герцогству, регулярно вдалбливаясь в головы людей. Чародеи и ведьмы, по крайней мере, могут сообразить, что их бомбардируют, но средний крестьянин в поле понятия не имеет, что происходит. Но не имеет значения чародей ли ты, ведьма или простой человек — она обращает в свою веру всех подряд.

58
{"b":"25783","o":1}