ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я разнесу его на окислы, — пригрозил Род, но сквозь боевое безумие начал пробиваться здравый смысл.

— Кучка пыли не сможет поведать нам того, что мы хотим узнать! — крикнула Гвен, и Род, наконец, начал замедлять бег. Мастер, создавший это чудище, ничего не значил. Значение имел тот, кто дергал его за ниточки. Вот тот и был людоедом, угрожавшим детям Рода.

— Черная Аннис ест маленьких детей, — пробормотал он, и в нем опять начала нарастать ярость.

— Черная Аннис — бабушкина сказка! — ударил, словно бич, голос Гвен и пробился к нему. — Возможно в Тир-Хлисе она и впрямь существует, но не в Грамарие! Здесь, она лишь сделана из ведьмина мха! И над малыми детьми издевается колдун!

Род остановился, дрожа, и кивнул.

— Именно этого колдуна мы и должны поймать! Но чтобы найти его, нам надо допросить его подручного наславшего на нас чудище! — Он ощерил зубы. — Этим допросом, я займусь с удовольствием!

Гвен содрогнулась и взмолилась:

— Прошу тебя, держи себя в руках! Наша цель знание, а не удовольствие от жестокости.

— Просто скажи мне, где он. Кто выслеживает?.. О! Дети. — Он замер, прислушиваясь к зову ребят, и шепча: Векс, ко мне. Когда нам понадобится скакать, нам будет нужна скорость.

Большой черный конь вырос рядом с ним с дробью копыт, когда раздался крик Корделии:

— Здесь!

Род вскочил на Векса, и они рванули сквозь ночь. Радар робота зондировал затемненный ландшафт, и Векс брал барьеры в виде упавших деревьев и ручьев, словно скакал на укороченном стипльчейзе. Гвен взмыла над деревьями, но Векс вырвался из-под покрова леса, когда она начала пикировать.

Целью ее был крытый фургон с высокими стенками. В открытой двери был виден силуэт женщины при свете свечи. Она метнула взгляд на Гвен, затем круто повернулась, уставившись сперва на север, на Корделию, потом на восток, на Грегори, потом на Джефри, а потом на Магнуса. Метнулась обратно в фургон, захлопнув за собой дверь, но тут же появилась вновь на сиденье возницы, хватая вожжи. Лошади ее подняли головы и свернули на луг, таща за собой фургон...

Она испуганно уставилась на заполнившую луг орду кроликов и на несшегося с громом за ними огромного вороного коня.

Затем обе ее руки резко выпрямились, пальцы нацелились — кролики прыгнули друг к другу, сливаясь, сплавляясь, преображаясь — и возникли лев, волк и медведь, обернувшись к Роду.

Тот завыл от ярости и радости, когда его снова окунал кровавый туман, затмевая все, кроме чудовищ. Они служили оправданием, они давали ему разрешение выплеснуть свою мощь. Он разнесет их в клочья и расчистит себе путь, чтобы размазать эту женщину по луговой траве.

Глаза тощего, огромного волка горели огнем. У медведя, неуклюже топающего на задних лапах, было человеческое лицо, а грива льва так и пламенела. В свете пламени сверкали его стальные когти и зубы.

Род натянул поводья, и Векс уперся в землю копытами, бросая свой вес назад, вспахивая своим торможением луг, когда Род поднялся на стременах, нацелив вытянутую руку.

Волк взорвался.

Род медленно повернул голову.

Грива льва увеличилась, пламя охватило все его тело. Но зверь, казалось, ничего не заметил и с рычанием прыгнул к Роду.

Брови Рода сошлись, лоб наморщился.

Голова льва резко сделала полный оборот и закрутилась, отваливаясь. Векс посторонился, и тело рухнуло извивающейся кучей.

Род развернулся к медведю, со свистом выхватив из ножен меч; и тут зверь налетел на него. Огромная лапа врезала Роду сбоку по голове. Какой-то миг он свободно парил в пространстве, в черноте, пронизываемой крошечными искорками, а затем земля столкнулась с его спиной, и внутренности у него завязались в узлы, выгоняя из него дыхание. Но взор ему все еще заволакивал кровавый туман; он увидел, как Векс встал на дыбы и врезал передними копытами в плечо медведю. Тот спотыкнулся, но продолжал лезть, человекоподобное лицо исказилось в рыке.

Род стиснул челюсти и навел горящий взгляд на клинок своего меча. С острия его полыхнуло пламя, словно из горелки с трехфутовым выбросом.

Медведь остановился, и попятился, рыча.

Род с трудом втянул в себя воздух, а затем рывком поднялся на ноги и, шатаясь, пошел на медведя. Тот с ревом бросился на него.

Род увернулся, щурясь от боли, прожигая его взглядом. Медведь вспыхнул, словно магний, но едва он начал предсмертный вой, как огонь замерцал, оплыл и погас. Там, где он стоял, только пепел сыпался наземь.

Род, покачиваясь, стоял один во тьме, когда окутавший его туман потемнел, растаял, и отступил обратно в глубины его мозга. Он начал осознавать, что дует ветерок...

Пожар.

Он оставил горевший труп. Ветерок мог распространить это пламя по всему лугу и лесу.

Он повернулся к останкам льва и увидел парящего около них, футах в десяти от него Грегори, пристально глядящего на обугленную тушу. И прямо на глазах у Рода от нее отделялись кусочки и удалялись, пробираясь через луговую траву. Около медведя крутился Джефри и превращал его в табун игрушечных лошадок, мчавшийся галопом в лес.

— Нам нельзя оставлять большие скопления ведьмина мха в одном месте, — тихо произнес позади него голос Гвен, — а то первая бабушка, рассказывая страшную сказку, неумышленно оживит его в каком-нибудь жутком обличье.

— Да. — Вытекли последние капли гнева. Заполнить его место тут же хлынуло раскаяние. Чтобы как-то скомпенсировать чувства, Род заговорил грубо. — Конечно, нельзя. Что случилось с ведьмой?

— Сбежала, — просто ответила Гвен.

Род кивнул.

— Вы не могли последовать за ней.

— Мы не могли оставить тебя здесь сражаться без помощи, — Корделия цеплялась за руку матери, глядя огромными глазами на отца.

— Да. — Род посмотрел, как двое младших детей расчленяют останки прежних ужасов. — С другой стороны, если б я не остался драться с ними, вы могли бы просто развалить их, и у вас еще нашлось бы и время последовать за ней.

Гвен не ответила.

— Где Магнус? — вздохнул Род.

— Последовал за ведьмой, — ответила Корделия.

Воздух с буханьем подался в стороны, и рядом с ними вырос Магнус. Раньше Рода нервировали появления и исчезновения сыновей, но теперь это казалось привычным. — Она скрылась?

Магнус опустил голову.

— Она удрала в лес, и я больше не мог разглядеть ее сверху.

Род кивнул.

— И тебе было бы глупо следовать за ней низко, чтобы она могла бы добраться до тебя. Конечно, если б я скакал за ней на Вексе, то другое дело.

Никто не ответил.

Он вздохнул.

— Как насчет ее мыслей?

— Прекратились.

Гвен уставилась на Магнуса.

— Прекратились? — Она подняла голову, глаза ее на несколько секунд потеряли фокусировку, затем взгляд прояснился, и она подтверждающе кивнула.

— Все так, как он сказал. Но почему?..

— Почему бы и нет? — пожал плечами Род. — Я ведь много лет был телепатически невидимым, помнишь? Рано или поздно кто-то должен был научиться, как при желании добиваться этого.

— Милорд, — тихо сказала Гвен. — По-моему, эти северные ведьмы и чародеи опасней, чем мы думали.

Род кивнул.

— Они читают мысли лучше, чем мы предполагали. И они определенно знали о нашем приближении.

Гвен умолкла, обдумывая сказанное.

Род раздраженно пожал плечами.

— О, возможно, эта колдунья питает ненависть к лудильщикам, особенно семейным, хотя я почему-то сомневаюсь в этом. Нет, они нас засекли.

Он выпрямил плечи и хлопнул в ладоши.

— Ладно, вот и все с нашим ночным приключением! Всем спать.

Потрясенные дети подняли головы.

— Не беспокойтесь, мамочка нагонит на вас сонные чары. — Колыбельные песни Гвен являлись действенной проецирующей телепатией, когда она пела «Спи, моя радость, усни», они действительно засыпали.

— Милорд, — тихо проговорила Гвен. — Если они знают о нашем присутствии...

— Нам лучше расставить часовых. Да. — Род уселся, скрестив ноги. — Первым в караул заступаю я. Все равно я в последнее время сплю неважно.

7
{"b":"25783","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черное пламя над Степью
Соблазню тебя нежно
Говорите ясно и убедительно
Необходимые монстры
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Девушка, которая лгала
Острые предметы
Смерть Ахиллеса
Билет в любовь