ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да ну? А кто ты такой, чтобы приказывать, ты не потерявший крови из-за этих волков?

Глаза у Рода сузились. Он медленно выпрямился и ребром ладони сшиб руку крестьянина. Это было смешно, но должно сработать. Нужно добиться сотрудничества с ними.

— Я — Верховный Чародей, Род Гэллоуглас, и именно благодаря моей магии, и магии моей семьи, вы стоите здесь победителями, а не валяетесь мясом для стервятников!

Можно было не добавлять этой фразы, глаза крестьянина расширились и он припал на колено.

— Простите, милорд! Я... я не хотел...

— Да, конечно, не хотел. Откуда тебе знать, если я одет, как лудильщик? — Род огляделся кругом и увидел всех крестьян на коленях. — Ладно, хватит! Люди вы или пешки, что должны стоять на коленях? Встаньте и свяжите мне этих скотов!

— Мигом, милорд! — Крестьяне вскочили на ноги, и принялись связывать солдат их же поясами и подтяжками. Род схватил за плечо своего воинственного собеседника.

— Как тебя звать?

Уже без боязни он дотронулся до чуба.

— Гратум, с вашего позволения, милорд.

— Важнее позволяешь ли ты так звать себя, — пожал плечами Род. — Догони женщин, Гратум, и сообщи им хорошие новости, идет?

Крестьянин не сразу понял, но потом до него дошло.

— Тотчас же, ваша светлость! — И стремглав убежал.

Род понаблюдал за компанией вяжущих узлы и убедившись, что все идет, как надо, с минимумом мстительной грубости, взглянул на деревья и подумал:

— Чудесно, дети! Папочка очень гордиться вами!

Ветки слегка колыхнулись в ответ. Род мог бы взять на себя труд и прочесть ответные мысли, но ему еще требовалось для этого немалое усилие, а в данную минуту он не мог уделить на это внимание. Но он повернулся к подлеску и подумал:

— Спасибо, милая. Было приятно видеть, как ты помыкаешь для разнообразия кем-то другим.

— Лишь бы не тобой, милорд? Ты, безусловно, желанней всех!

Пораженный Род поднял голову — это был ее голос, а не мысль. Гвен подошла строевым шагом, за ней следовали женщины и дети. Гратум поспешил выбежать вперед, лицо его выражало сплошное извинение.

— Пока я успел до них дойти, милорд, ваша жена известила их, и они начали возвращаться.

Сообщение она принесла явно на помеле. Жены гнали детей бросая на нее украдкой быстрые взгляды, а дети таращили удивленные глазенки.

Род снова повернулся к Гратуму.

— Может вас еще преследовать кто-то из этих обезьян?

Крестьянин покачал головой.

— Нет, милорд, насколько мы знаем, вряд ли. Были отряды, но они гнались за другими беглецами. Нас преследовали по большаку только они, так как нас, убежавших так далеко, оказалось немного.

— Другими беглецами? — переспросил Род, подбоченясь. — Давай-ка, попробуем с начала. Что же произошло, Гратум? Начни с момента, как ты узнал об опасности.

— Перед тем?.. — уставился на него крестьянин. — Это было несколько месяцев назад, милорд!

— Время у нас есть. — Род кивнул на север. — Просто на случай, если ты беспокоишься, я выставил караул.

Гратум метнул несколько быстрых взглядов по сторонам, а затем, со страхом, снова на Рода. Это было неприятно, но в данную минуту полезно.

— Несколько месяцев назад, — поторопил он, — перед тем как ты узнал...

— Да, милорд, — скорчил гримасу Гратум. Он тяжело вздохнул и начал. — Ну, значит так! Был апрель, и мы запрягали волов в плуги, готовясь к севу. Меня окликнул с дороги один малый. Вид его мне не понравился — он был настоящий кощей и смахивал на мазурика, но я не видел причины отказать ему и остановил своего вола, подошел к изгороди переговорить с ним.

— «Чья тут земля?» — спросил он меня.

Я ответил:

— «Да герцога Романова, конечно, но ее получил в ленное владение мой господин, сэр Эвинг».

— Нет, — молвил этот кощей, — она теперь не его, а колдуна Альфара. И я получил ее от него в ленное владение».

— Ну! — Тут уж я рассердился. — Нет, ты не получил, — закричал я. — Коль ты ведешь такие изменнические речи, меня никто винить не станет! — И занес кулак ударить его.

Рот у Рода сжался. Это совпадало с его впечатлением о личности Гратума.

— И что же он предпринял в связи с этим?

— Да он просто пропал, пока я успел ударить, исчез! И снова появился в десяти футах от прежнего места, по мою сторону изгороди! Тут меня охватил страх, но я все равно бросился на него, взревев от гнева. Он взлетел ввысь, вытащил из плаща толстый жезл и ударил меня им. Я попытался отнять его, но он, казалось, всегда знал, где я схвачу в следующий раз, и ударял в ином месте. Так он и колотил меня по голове и плечам, пока я не упал без сознания. Когда я пришел в чувство, он стоял надо мной, каркая:

— «Радуйся, что я пощадил тебя, и пользовался лишь деревянным прутом, а не метнул в тебя огненным шаром и не наколдовал ежа тебе в живот!» — ...Он мог сие сделать, милорд?

— Сильно сомневаюсь в этом, — сухо улыбнулся Род. — Продолжай свой рассказ.

— Да о той схватке почти нечего больше рассказывать, — пожал плечами Гратум. — «Помни, — молвил он, — что теперь ты служишь мне, а не тому бездельнику, сэру Эвингу». — Тут мне кровь ударила в голову, как услышал я, что так называют моего лорда, но он увидел мое возмущение и снова ударил меня жезлом. Я остерегался удара, но он оказался вдруг у меня за спиной и ударил меня с другой стороны, а я не мог обороняться, так как рука, что должна бы это сделать оказалась подо мной. — «Помни, — снова молвил он, — и не бойся возмездия со стороны сэра Эвинга. Еще не успеет созреть урожай, как он больше не будет тревожить тебя». — А затем оскалился, словно плотницкая пила, и исчез с ударом грома.

Род заметил, что этот младший кудесник проделал всего-навсего телепортирование и леветирование, но применил он их для получения преимущества в бою.

— У сего червя-чародея нет никакой чести, — процедила сквозь зубы стоявшая рядом с ним Гвен.

— Полнейшее вероломство, — согласился Род, — и, следовательно, самоуничтожение. Если б ведьмы и чародеи так себя вели, на них бы мигом ополчились разъяренные толпы. Сколько времени они б тогда протянули?

— Вечность, — не замедлил с ответом Гратум. — Или так во всяком случае считают этот Лорд-Колдун и его рыцари-колдуны. Они не страшатся никакой силы, милорд, ни крестьянской, ни рыцарской.

Страх в его тоне подействовал на Рода. Он нахмурился.

— Похоже ты говоришь, словно имеешь опыт. Что произошло? Ты ведь сообщил сэру Эвингу об этом небольшом инциденте, не так ли?

— Сообщил, — закусил губу Гратум. — И жалею об этом, хотя все равно ему сообщил бы кто-нибудь из пахарей во владениях Эвинга.

— В каждом случае действовал тот же самый чародей?

— Да, звали его, как он сказал, Мелкант. О нем ничего не передавали из других поместий, но в каждое из них также являлся чародей или ведьма. Тем не менее, именно наш сэр Эвинг разгневался и выехал с дюжиной своих ратников отыскивать этого Мелканта.

Род сжал челюсти.

— Как я понимаю, сэр Эвинг его нашел.

Гратум развел руками.

— Мы не знаем, что думать, так как он не воротился. А ратники его вернулись, но одеты были ту форму, что на тех кто преследовал нас. — Он ткнул большим пальцем через плечо в сторону кучки связанных солдат. — Да, они вернулись, этих людей мы знали с детства. Они вернулись и сказали нам, что сэра Эвинга больше нет, и что мы служим теперь его чести лорду Мелканту.

Род уставился на крестьянина, и Гвен схватила его за руку. Это вернуло Рода к реальности, он откашлялся и спросил.

— Не было ли в них чего-то странного? В том как они выглядели?

— Да. — Гратум легонько постучал себя около глаза. — Странность была вот здесь, милорд, в их взглядах. Хотя я не могу вам сказать, чего же в них было особенного.

— Но там было не то, чем бы оно ни было, — кивнул Род. — Что же делали солдаты? Остались убедиться, что вы продолжаете пахать?

— Нет, они сказали нам, что мы теперь работаем на Мелканта и велели не говорить о том, что произошло никому. Но между собой крестьянам разговаривать разрешили, нельзя разговаривать с другими крестьянами.

9
{"b":"25783","o":1}