ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Отражение нимфы
Сестры
Спартанцы XXI века
Похищенная страсть
Психотерапия, и с чем ее едят?
Долбящий клавиши
Простите, если назову вас м*даком. Как научиться играть по мужским правилам и побеждать в любви
Будущее человечества. Колонизация Марса, путешествия к звездам и обретение бессмертия

Арвид выпучил глаза.

— Как, и вы туда же, леди?

— Да, — отвечала Алисанда. — И в моих жилах течет благородная кровь. Вот мой суд: она больше не ведьма, она свободна!

Мэт подумал, что Арвид и сам все это прекрасно знает, но, чтобы отступить, сохранив лицо, ему нужен предлог. Раз особа благородных кровей сказала, никуда не денешься. Похоже, и у аристократизма есть свои преимущества.

Арвид замялся. Один из сельчан что-то шепнул ему на ухо, кивая на принцессу, и глаза заводилы стали круглыми, как две долларовые монеты. Он уставился на Алисанду, как будто только что увидел. Потом забормотал:

— А ведь это ей-богу она. Ей-богу.

Мэт боролся с приступом раздражения. Какой простой выход из затруднительного положения.

Оробевший Арвид опустился на одно колено перед принцессой.

— О, госпожа наша, наша...

— На сегодня будет довольно и миледи, — перебила его Алисанда ласково, но твердо.

И протянула ему руку.

Арвид коснулся губами кольца на ее пальце и обратил к ней лицо, исполненное преданности. Потом встал, поклонился и пошел прочь по образовавшемуся в толпе проходу, а за ним один за другим потянулись крестьяне, смиренно, почти испуганно поглядывая через плечо на принцессу.

Постепенно площадь перед церковью опустела. Мэт повернулся к Алисанде:

— Я совсем забыл, ваше высочество, что вы владеете магией особого рода.

Алисанда, довольная, улыбнулась.

— Бодрись, господин маг, ты еще познаешь искусство повелевать. Однако сегодня я не заметила промахов в твоем поведении. И должна признать, что не так уж много найдется людей, на которых я могла бы положиться в подобных переделках.

Мэт недоверчиво посмотрел на нее. Что за крутой вираж? Но вдруг понял, что это — предложение мира, и ответил улыбкой, уже обращаясь к патеру Брюнелу:

— Что ж, святой отец, кризис миновал.

— Да только это не он их успокоил, — заметила Саесса. — От твоей помощи мало проку, святой отец. При любом другом священнике таких безобразий бы не было.

— Твоя правда, — безропотно согласился священник. — Но я имел в виду защитить не тебя, а моих бедных крестьян от вооруженных рыцарей.

— Вон оно как! Ты так старался, что чуть было не началась заваруха!

— Я же не просил господ встревать в разговор, — проворчал патер Брюнел. — Я бы и сам разобрался со своей паствой.

— Так или иначе, но все обошлось, — примирительно сказал Мэт, не желая, чтобы они продолжали препирательства. — Саессу не тронули, и твоя паства осталась цела.

— Так-то оно так. — Священник нахмурился. — Однако тем дело не кончится. Пока вы здесь, опасности можно не бояться, Божья милость с нами. Но в деревне есть горячие головы, их подбивают на черное дело дьявол и злые силы, которые бушуют сейчас в нашем королевстве. Сначала начнется шепот, потом разговоры, и чем громче эти люди говорят, тем больше подогревают себя. К темноте они дойдут до кипения и снова отправятся за ведьмой, чтобы сжечь ее. Положим, даже тогда никто не посмеет вам перечить, леди, но зачем искушать судьбу? Послушайтесь моего совета — пускайтесь в путь не мешкая.

Алисанда усмехнулась.

— У нас и в мыслях не было тут задерживаться, святой отец. — Она обернулась к своей свите: — Едемте, господа!

Принцесса направилась к своей лошадке. Сэр Ги и Саесса последовали ее примеру. Но Мэт успел схватить сэра Ги за плечо. Рыцарь оглянулся, удивленно поднимая брови.

Обращаясь к патеру Брюнелу, Мэт сказал:

— А что будет с вами, патер? Ведь если они темной ночью выйдут охотиться на ведьму, а ведьмы не найдут, они, пожалуй, отыграются на вас как на запасном варианте.

Подумав, священник покорно кивнул.

— Твои слова не лишены основания. Они и правда могут прийти по мою душу. Но если они убьют меня, это будет справедливо.

Мэт зашелся от возмущения. Неужели в этой сумасбродной стране живут одни добровольные жертвы?

— Простите, святой отец, но мне кажется, ваш случай не безнадежен.

— Совсем нет, — поддержала его принцесса. — И если вы нуждаетесь в епитимье, у нас есть одно дело, которое требует твердости духа и самоотверженности.

— Такая епитимья мне нужна как воздух, — сказал священник.

— Поистине так, — вмешалась Саесса. Патер Брюнел взглянул на нее почти с испугом. На миг Саесса стала магнитом для мужского взора, их глаза встретились, лицо патера исказила дрожь неприкрытого желания.

С трудом патер Брюнел отвел от нее глаза.

— Нет, если они повесят меня или даже сожгут, это к лучшему. Слишком долго я позорил священное облачение.

— И слушать не хочу, — оборвала его Алисанда. — Я вижу, что вы добрый человек, при всех ваших пороках. А таких в этом королевстве сейчас раз-два и обчелся. Вы поедете с нами.

Лицо священника приняло упрямое выражение.

Уже поласковее Алисанда добавила:

— Я не позволю хорошему человеку принять участь, которой он не заслуживает.

Брюнел ответил со вздохом:

— Какой же я хороший человек, ваше величество...

— Высочество, с величеством повременим, — поправила его Алисанда.

Мэт отметил про себя, как изящно они обошли процедуру официального представления.

— Ваше высочество, — повторил священник. — Что ж, королевские глаза видят всегда ясно, а посему вы не можете ошибиться. Раз вы приказываете, я буду с вами.

Глава 10

— При всем моем к вам уважении, ваше высочество, — сказал Мэт, — вы сошли с ума.

Уже несколько часов они ехали по равнине.

— Что-о? — Каким-то неуловимым образом ее лошадка подросла на несколько дюймов в высоту. — Молите Бога, чтобы это было не так, лорд Мэтью, ибо иначе мы обречены на гибель.

— Я к тому, принцесса, что патер Брюнел, конечно, очень хороший человек, а Саесса кается абсолютно искренне, но вы не заметили, как они смотрят друг на друга? Я имею в виду, что в нашей компании есть слабое звено — Малинго может его прорвать и устроить нам веселую жизнь.

— Малинго? При чем тут он? — озадаченно спросила Алисанда.

Мэт недоверчиво посмотрел на нее.

— Неужели вы думаете, что крестьяне дошли до мысли сжечь священника совершенно самостоятельно? Темный, забитый народ, привыкший повиноваться сутане. Нет, леди, они бы послушались патера Брюнела, когда он велел им оставить Саессу в покое, если бы их кто-то не подзуживал. Или у вас тут принято, чтобы крестьяне по своей воле поднимались на охоту за ведьмами?

Алисанда погрузилась в задумчивость.

— Да, я тоже удивилась, как это они вышли против безобидной уже ведьмы без предводителя из духовенства или знати...

— Это все происки Малинго, принцесса, — мрачно сказал Мэт. — То он наслал на нас старую колдунью Молестам, то чуть не погубил меня с помощью Саессы, теперь вот устроил народное волнение. А вы еще даете ему карты в руки, позволяя священнику ехать вместе с нами, хотя между ним и Саессой явно что-то есть.

— Позволяю. — Сталь снова была в ее голосе. — Однако я прислушаюсь к твоему совету. Понаблюдаем за ними.

Мэт вздохнул.

— Что ж, и на том спасибо. Но хотелось бы знать, почему Малинго только вставляет нам палки в колеса вместо того, чтобы повести на нас армию?

— Потому что благодаря небесам на Западе у меня есть верные бароны и аббаты, которые восстанут, если Астольф поведет на меня даже малое войско. — Эта тема была явно мила Алисанде. — Ну и потом, колдун боится выйти на открытый бой в присутствии законной королевы. Хотя я пока что не коронована, он боится рисковать, даже если со мной только несколько верных мне вассалов.

Мэт засомневался.

— Чего ему бояться нас пятерых, когда за ним будет тысяча?

— Он знает, что законного монарха победить невозможно, — гордо улыбнулась Алисанда. — Когда мой предок Каприн боролся за свою корону, его войска проигрывали сражение, только когда он отлучался с поля боя. И так продолжалось на протяжении всего правления нашей династии. Малинго есть над чем задуматься.

35
{"b":"25786","o":1}