ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Новая ЖЖизнь без трусов
BIANCA
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется
Хищник: Охотники и жертвы
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Дело о сорока разбойниках
Прекрасная помощница для чудовища

— Осторожнее, — пробормотал сэр Ги.

— Все в порядке. — Мэт с удивлением почувствовал, что он совершенно без сил.

— Это всего лишь тело — требует, что ему причитается, когда бой окончен, — мягко сказал сэр Ги. — Не беспокойтесь.

Мэт осоловело заморгал глазами.

— Уф, спасибо за подсказку. — Он растерянно огляделся. — Куда же мы теперь?

— Тут есть для нас приют, если он нам понадобится. Но наш большой товарищ может в нем не поместиться.

— О! — Мэт помотал головой, пытаясь прочистить мозги и не утратить вежливость. — Стегоман, ты простишь, если мы не пригласим тебя внутрь?

— Пустяки! — Дракон взглянул на него сверху вниз. — Теперь-то я смогу о себе позаботиться. Когда я встретил тебя, я был несчастным калекой, а теперь я такой, каким положено быть дракону. Я присягаю тебе на верность до конца моих дней! И до конца моих дней буду служить тебе и твоим потомкам!

— Я... э-э... — Мэт с трудом заставил язык повиноваться. — Я принимаю твою присягу. С огромной и смиренной благодарностью.

— Идемте, вам надо отдохнуть, господин маг, — напомнил сэр Ги. — Да и мне не помешает. Подозреваю, что нам в ближайшие дни предстоит еще немало битв.

Стегоман распахнул крылья и поднялся в воздух.

— Только позови — и я прилечу, — донеслось с неба. — Желаю выспаться!

Мэт, моргая, смотрел ему вслед, с натугой соображая, что он должен теперь делать. Сэр Ги взял его за плечо, повернул в нужную сторону.

— Идемте. Нам нужен надежный приют.

Глава 16

Сэр Ги вынул из своего кошеля полоску материи и завязал Мэту глаза.

К чему такая таинственность? Насколько Мэт мог судить, они пошли вниз по склону. Вдруг его тело погрузилось во что-то вязкое, и несколько секунд ощущение было такое, будто он идет вброд через реку патоки, которая сомкнулась над его головой. Затем он вступил в зону прохладного влажного воздуха и, споткнувшись, чуть не упал. Сэр Ги поддержал его и снял с глаз повязку. Мэт оказался в небольшой пещере, наполненной утренним солнцем. В десяти футах от него каменная стена резко уходила вбок.

— Вот наше потайное место, — сказал сэр Ги. — Идемте, я провожу вас до постели.

— Хм, минутку... С недавнего времени я помешан на идее безопасности... Макс!

— Я здесь, маг! — Демон возник яркой вспышкой, так что сэр Ги даже подался назад на полшага.

Мэт подошел к устью пещеры, поглядел на залитую солнцем долину. Что-то было не так. Он насупил брови, задумавшись, потом обернулся к сэру Ги.

— Если это место такое тайное, что надо было надевать мне повязку на глаза, то отчего я вижу наружный пейзаж как на ладони?

— Но вы же не видели пещеру, когда были снаружи?

— Н-нет...

— Вот и никто не увидит. — Черный Рыцарь усмехнулся. — Нам не нужен привратник, лорд Мэтью. Ни один колдун не найдет эту пещеру. Если кто-то сюда и забредет, он увидит только зеленый склон с разбросанными по нему камнями. Если же, паче чаяния, он пройдет тем же путем, что и мы, и окажется здесь, он потеряет зрение или жизнь.

— Но как же тогда... я пока что жив, сэр Ги. И вижу все своими глазами.

Черный Рыцарь важно кивнул.

— Вы — мой гость, лорд Мэтью. Никакая сила в этой пещере не причинит вам вреда.

Мэт подумал, что должен поблагодарить сэра Ги, но только молча стоял в полном оцепенении: азарт боя прошел, и навалилась безумная усталость. Ответ рыцаря явно вызывал следующий вопрос, но Мэт не мог хорошенько сформулировать его, и какой-то скрытый смысл был в том, что сэр Ги только что сказал ему про эту тайную пещеру. Но голова Мэта работала плохо.

— Макс, — позвал он. — Чтобы мне было спокойнее, постереги вход.

— У меня в таких делах есть кое-какой опыт, — прожужжал демон. — Будь спокоен, маг.

Он упорхнул из поля зрения, но Мэт знал, что вход будет под присмотром, и горе тому гражданину, который попытается проникнуть сюда.

— О'кей. Так где же спальня?

Черный Рыцарь повернулся и пошел в глубь пещеры. Последовав за ним, Мэт очутился во мраке, казавшемся непроницаемым после яркого дневного света. Но впереди что-то тускло мерцало. Когда они вышли из длинного коридора на свет, Мэт в изумлении огляделся вокруг. Они находились в высокой, вытянутой в длину пещере, освещенной мягким голубоватым светом, который шел неизвестно откуда. По стенам стояли постаменты, а на них — массивные деревянные кресла с резными спинками и подлокотниками. Старинные доспехи помещались на креслах — кольчуги и мужские юбки длиной до колен.

А в доспехах помещались тела!

Они сидели прямо, поддерживаемые спинками кресел, на головах их были шлемы с защитными пластинками для носа, но без забрал. Лица, бородатые, очень бледные, выдавали преклонный возраст их владельцев. Они сидели с закрытыми глазами, неподвижно, как изваяния. Может, они изваяниями и были: Мэт чувствовал себя так же неприятно, как в музее восковых фигур.

— Да, фигуры настоящие, только они мертвы, — сказал сэр Ги в ответ на его мысли. — Но души пребывают в этих телах в волшебном покое.

«Stasis», — подумал Мэт.

— Они живы и после смерти, — продолжал сэр Ги. — Давайте поприветствуем их.

Он пошел вперед, и Мэту ничего не оставалось, как последовать за ним.

Густой голос раздался с высокого помоста, как будто шел из далекой дали:

— Добро пожаловать, сэр Ги де Тутарьен! Давно ты не приходил поговорить со мной!

Сэр Ги достиг середины пещеры и преклонил колени.

— Простите меня, ваше императорское величество, но на земле Меровенса неспокойно, и мое искусство было необходимо.

— Значит, долг уводил тебя далеко отсюда. — В голосе исполина читалось подавляемое нетерпение. — Говори же: час настал?

Шелестящий ропот прошел по пещере подобно шороху опавшей листвы, взметнувшейся от ветра: мертвые рыцари тосковали по ратному делу.

Сэр Ги сокрушенно покачал головой.

— Нет, ваше императорское величество. Народ может еще спасти сам себя, даже и в такой трудный час.

У Мэта волосы потихоньку вставали дыбом. Но по крайней мере он теперь знал, где находится, — в усыпальнице Гардишана, древнего императора. А его воинство в доспехах было Рыцарями Горы.

Собрав всю свою храбрость, он шагнул вперед.

— При всем моем к вам уважении, сэр Ги... вы совершенно в этом уверены?

— Совершенно. — Черный Рыцарь наградил его уверенной улыбкой.

— Да, он говорит правду. — Голос Гардишана звенел от бесконечного сожаления. — Наш час еще не пробил.

Шепот снова заполнил пещеру — или печальный, разочарованный вздох. Это было жутковато, и мысли Мэта на секунду заледенели. Когда они оттаяли, он задумался, откуда у сэра Ги эта уверенность, подхваченная императором.

И в какой момент сэр Ги Лособаль превратился в де Тутарьена?

— Кто сей человек, которого ты привел к нам в гости? — спросил император Гардишан.

— Лорд Мэтью, верховный маг Меровенса, ваше величество, — отвечал сэр Ги, — повелитель слов и заключенной в них силы. Но кроме того, у него верное сердце, он храбр в бою и скромен порой до чрезвычайности. Характер у него тверже, чем он сам думает. Лучшего соратника для себя я бы не пожелал.

Мэт вытаращился на него в невероятном изумлении.

— Значит, это достойный муж, — произнес Гардишан. — А лучшего судьи, чем сэр Ги де Тутарьен, не найдешь.

— Вы мне льстите, ваше величество, — пробормотал сэр Ги.

— Нисколько, — с укоризной откликнулся император. — Однако при всех своих достоинствах почтенный маг должен будет оставаться в часовне, пока он здесь, среди нас.

«Карантин? — подумалось Мэту. — Или, может быть, мудрая предусмотрительность — на случай, если маг окажется колдуном».

— Итак, проводите его в часовню, — распорядился мертвый император. — И покажите ему его ложе: мне кажется, он падает от усталости.

А может, размышлял Мэт, это все та же старая дискриминация: они — рыцари, а он — нет. Не позволять же всякому сброду мешаться со знатью. Следовало бы, конечно, возмутиться, но у него просто не было на это энергии.

65
{"b":"25786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Материнская любовь
Отец Рождество и Я
Сабанеев мост
Тепло его объятий
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
1984
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Самый богатый человек в Вавилоне
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)