ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэр Ги улыбнулся.

— Туда, где творится что-нибудь интересное. В Айбайль, например, — я слышал, там сейчас один барон набирает рыцарей на борьбу с колдуном, пробравшимся в короли. Справедливый и угодный Богу человек этот барон, как я слышал. Может, отправлюсь туда. Хотя, говоря по правде, я уже привык, когда маг под рукой и все дается легче. Мне будет вас не хватать.

— М-да... — Мэта вдруг осенило. — Может, я смогу вам помочь и там. Макс!

— Я здесь, маг! — Искорка была тут как тут.

— Макс, как насчет того, чтобы с этой минуты поступить на службу к сэру Ги?

— Служить наследному принцу, который борется, только чтобы не получить трон? — Искорка даже разгорелась ярче. — В этом есть порочность. Но ничего не выйдет: он не знает внутреннюю природу вещей и не сможет давать мне нужные приказы.

А выучить сэра Ги современной физике Мэту не представлялось возможным. Однако оставался и другой путь.

— А ты сам говори ему, какие приказы отдавать.

Демон довольно закудахтал.

— Ух, какая извращеннейшая порочность! Отдавать приказы, чтобы самому же их выполнять! Да, маг, я согласен.

Искорка подлетела к Черному Рыцарю и забилась в щель между его доспехами.

— Итак, вы отправляетесь в путь, — сказал Мэт сэру Ги. — А Стегоман возвращается к своему народу. Кажется, судьба расстраивает нашу компанию.

— Нет, — прогремел над его головой драконов голос. — У меня другие намерения, маг. Слишком долго я не был дома и слишком много имел дело с людьми. Я все обдумал, мне трудно было бы снова зажить одной жизнью с собратьями. С этой минуты мои пути — пути твоего народа.

— Тогда пойдем со мной! — воскликнул сэр Ги. — В Айбайле мы вместе с тобой таких бы дел натворили!

— Пожалуй. — Стегоман кивнул своей огромной головой. — Но я не должен.

— Не должен? — Мэт уставился на дракона. — Почему?

— Потому что я принес присягу на верность тебе, маг. Куда ты — туда и я.

— Так ведь ты не можешь пойти с ним сейчас, — сказал сэр Ги. — Он отправляется домой, через пустоту, которую пересечь в силах только он. Он возвращается в то время и место, откуда он пришел. А ты и я остаемся здесь.

— Это правда, маг? — спросил дракон.

Мэт был избавлен от ответа на этот вопрос появлением молодого воина.

— Королева хочет поговорить с вами, господин верховный маг. — Его голос замирал от трепета перед такой могущественной особой.

Итак, она покончила со своими делами и соизволила вспомнить о нем! Мэт кивнул и направился к шатру.

Он застал королеву одну, за грубо сколоченным столом. Она оторвала голову от бумаг и устало поднялась на ноги.

— Вы звали меня, ваше величество.

Она слегка кивнула.

— Я хотела принести тебе нашу благодарность, лорд. Мы высоко ценим твое участие в нашей неизбежной победе.

Ее голос был средоточием благодарности, с какой платят маклеру, а лицо — непроницаемой маской.

— Победа не казалась вам предрешенной, когда я вас о ней спрашивал, — напомнил ей Мэт. Он уже устал от этого ледяного обращения. Вероятно, пора было убираться отсюда. — Или ваша непогрешимость в суждениях работает лишь ретроспективно?

Гнев вспыхнул в глазах Алисанды, но она сдержалась и ровным голосом ответила:

— Разве вы сражались бы так рьяно, если бы знали точно, что победа за вами? Нет, я никогда не стану ослаблять свои силы, объявляя победу до того, как она одержана.

Разумно, пришлось признать Мэту. Ну что ж, он принял решение, надо было кончать со всем этим.

— Я ухожу, ваше величество. Собираюсь вернуться в свой собственный мир.

Она кивнула с каменным лицом.

— Отправляйтесь, сэр. Мне не нужны соратники поневоле!

Она отвернулась. Но теперь, когда он был отпущен, Мэт почувствовал непреодолимое желание хоть немного объясниться.

— Это самое очевидное решение той проблемы, на которую указывала аббатиса, — сказал он. — Аббатиса не могла его знать. Чувства нельзя устранить, как ни старайся, но человека — можно. Он может даже сам себя устранить. Просто, не правда ли?

— Был и другой путь, — тихо сказала она.

— Пожениться и все такое? Пустой номер. Вы дали мне ясно понять, что надежды нет.

— Ты никогда меня об этом не спрашивал! Или ты тоже претендуешь на непогрешимость и знание хода событий, еще не наступивших?

Он шагнул было к ней, но взял себя в руки. Все равно последнее слово за ней.

— Ладно, — сказал он. — Если вам станет легче, когда вы отвергнете меня официально, считайте, что я делаю вам предложение.

Она качнула головой и улыбнулась — от такой улыбки свернулось бы молоко у единорога.

— Благороднейшее и куртуазнейшее предложение, сэр рыцарь! — сказала она с коротким металлическим смешком. — Такое предложение, конечно же, может исходить только от сердца.

Гнев и желание закипели в нем и кипели, пока не перемешались. Тогда он схватил ее за плечи и яростно затряс.

— Ладно, черт подери! Если тебе хочется сполна испить удовольствие от созерцания меня дураком, пожалуйста! Что бы ты там ни думала, я люблю тебя! Теперь пойдешь за меня?

Она была уже в его объятиях, и губы ее искали его губы.

Стегоман застал их несколько минут спустя, но ему хватило такта не помешать им. Расплывшись в широкой улыбке, он ретировался, чтобы сообщить сэру Ги, что сэр Мэтью, верховный маг, вероятнее всего не покинет их.

85
{"b":"25786","o":1}