ЛитМир - Электронная Библиотека

— Совершенно верно, — кивнул Ниобит. — Но на некоторое время отец вам понадобится — пока вы будете править только как регент.

— Верно, верно, — согласился Джон и наморщил нос, словно унюхал что-то вонючее. — Будь проклят Брион! Почему только исчез его труп, хотел бы я знать? Если бы я смог доказать, что он подох, я бы сразу стал королем!

— Вы уж мне поверьте, сам он никак не смог бы перенести куда-либо свое тело, — сказал Джону Ниобит. — Подозреваю, тут поработал лорд маг Меровенса.

Джон бросил на Ниобита подозрительный взгляд:

— Ты винишь его во всех моих бедах, верно?

— И у меня есть на то причины, — решительно отозвался Ниобит. — Его цель — добиться того, чтобы Бретанглия ослабла настолько, что не смогла бы напасть на Меровенс. Чем больше он все запутает, тем меньше опасность для его женушки. Нет, ваше высочество... а быть может, уже «величество»? — вам нужно подождать, покуда вы не возьмете под свою власть всех баронов и церковь и покуда папаша ваш не отправится в мир иной. Будете вы коронованы или нет — бароны все равно восстанут против вас, если у них это получится. Даже королю Драстэну порой приходилось усмирять бунты, хотя народ любил его за то, что при нем в стране царили покой, и процветание.

— О, я тоже сделаю страну спокойной и процветающей, — мурлыкнул Джон и уставился на пламя в камине. — Очень спокойной и очень процветающей — для меня.

* * *

Два дня спустя на закате Мэт и его спутники добрели до очередного постоялого двора. Собравшись войти туда, Мэт кое-что заметил и, тронув сэра Оризана за плечо, остановил его.

— Что вас обеспокоило? — спросил рыцарь и посмотрел в ту сторону, куда смотрел Мэт.

— Птица, — ответил Мэт.

Его спутники увидели крупную черную птицу, похожую на ворона-переростка. Птица сидела на подоконнике и заглядывала в окно кабачка.

— Наверное, надеется на пару-тройку корочек, — пожал плечами сэр Оризан. Сержант Брок кивнул:

— Вороны — они вечно объедками кормятся.

— Рад бы вам поверить, — неуверенно промолвил Мэт и пошел следом на товарищами. И вдруг ворон повернул голову и устремил на Мэта зоркий, пристальный взгляд. Мэта пробрала дрожь. Он никогда не видел такой злобы во взгляде птицы, такой обнаженной ярости и желания напасть.

Затем ворон снова сосредоточил все внимание на окне кабачка и вновь стал обычной черной птицей — ну разве что крупноватой. Мэт медленно вошел в кабачок вслед за спутниками.

Войдя, они попали в море гомона. Внутри царили разговоры, смех, звучали обрывки песен, стук деревянных тарелок.

Подавальщицы, держа подносы с едой повыше, сновали между столиками. Стаканы и кружки вздымались вверх в ответ на произносимые тосты.

— Да тут вечеринка, — заметил Мэт. — Что они, интересно, празднуют?

Сэр Оризан пожал плечами:

— Жизнь.

— Как думаете, удастся нам нынче переночевать здесь? — спросил сэр Оризан.

— Будем надеяться, — вздохнул Мэт.

— Не хочу вас обидеть, лорд маг, — сказал сэр Оризан, — но этот ваш бохан — на редкость надоедливый пакостник.

— Не так громко, — прошептал Мэт. — Он может услышать и воспринять ваше замечание как комплимент. — Более спокойным голосом он добавил:

— Честное слово, мне ужасно перед вами неудобно, братцы, но это вовсе не мой бохан. По крайней мере моим он стал не по моей воле.

— Но пока он будет почитать нас с сержантом членами вашего семейства, со всеми нами ничего дурного не должно случиться, — заключил сэр Оризан. Он окинул взглядом зал и покачал головой. — Поздно мы явились. Ни одного свободного стола нет.

— Есть. Вон там, в дальнем углу, — указал сержант Брок. — Там только один человек сидит.

Этот человек согнулся дугой, глядел в свою пивную кружку и что-то бормотал себе под нос.

— Не самая приятная компания в мире, — вздохнул Мэт. — Но только за тем столом и есть места. Будьте готовы к тому, что этот тип попортит нам аппетит.

— Я бы предложил добраться до следующей деревни и заглянуть на тамошний постоялый двор, — сказал сэр Оризан. — Предложил бы, если бы уже не поступили именно так и если бы уже не стемнело. Наверное, не стоило вам уговаривать нас шагать до этой деревни, лорд маг.

Похоже, затевался занудный спор.

— Но мы и так продвигаемся слишком медленно, — возразил Мэт. — Так много остановок, задержек всяческих.

Сэр Оризан вздохнул:

— Что ж, придется вытерпеть общество пьяницы.

— Подумаешь! Еще три кружки эля — и он перестанет нести околесицу и уснет, — заверил друзей сержант Брок.

— Вы так думаете? — Мэт придирчиво взглянул на пьяного. — А откуда он возьмет еще три порции эля?

— Как — откуда? Вы ему поднесете, — уверенно ответил сержант. — Разве это такая уж высокая цена за наше спокойствие?

— Да, пожалуй, что невысокая, — кивнул Мэт. — Тем более что денег у нас пока хватает. Садитесь, господа.

Сэр Оризан опустился на стул следом за Мэтом, а сержант Брок остался стоять. Он хотел было что-то сказать, но промолчал.

Мэт нахмурился:

— В чем дело? Садитесь.

Обида во взоре сержанта сменилась недоверием.

— Но я не господин!

Мэту стало неловко. Он вспомнил о том, что в этом средневековом мире ни к кому рангом ниже сквайра не положено было обращаться «господин» и господа не ели в одном помещении с представителями более низких сословий. Он хотел исправить ошибку, но сэр Оризан поманил сержанта пальцем, и когда тот наклонился, рыцарь сказал ему;

— На время этого странствия назначаю тебя моим оруженосцем. Да-да, повышаю тебя в звании, а если мы преуспеем в том, что задумали, я посвящу тебя в сквайры со всеми подобающими почестями.

В душе Брока, судя по выражению его лица, смешались самые противоречивые чувства — неверие, радость, страх. И Мэту легко было его понять — ведь выходцы из крестьян крайне редко с становились мелкопоместными дворянами. А если бы их предприятие закончилось неудачей, сержант лишился бы такой баснословной удачи. Но видимо, Брок додумался до того, что неудача означала бы гибель всех троих, а об этом лучше не думать, пока все живы и здоровы. Короче говоря, радость возобладала над смятением, и сержант опустился на стул рядом с сэром Оризаном и склонил голову:

— Благодарю вас, сэр рыцарь. Всем сердцем благодарю.

— Для меня это такая же честь, как для вас, сержант, — напыщенно произнес сэр Оризан.

— Че... ч... сть! — чавкнул сидевший напротив пьяница. — П-по... думаешь т-тоже — ч-ч-ч... сть. А-а-а все-о за-а-чем? А за-атем, штоб ха-а-рошего ч-ловека убить можно бы-ыло не про-осто так. И-и-и все. — Пьяница поднял кружку неверной рукой и устремил на соседей по столу пьяный злобный взгляд. — Да-а здра-авствует принц Бри-и-он!

Спутники переглянулись. Мэт сказал:

— Отчего же не пожелать принцу здоровья? Мы и пожелаем, как только нам кружки принесут.

Услышав их разговор, подавальщица метнулась к столу:

— Эля желаете, господа?

— Да, и еще мяса и хлеба, — отозвался Мэт. — Надо бы поплотнее закусить.

— Постараюсь поскорее, — пообещала подавальщица и умчалась в сторону кухни.

— Народу много нынче, — заметил Мэт.

— А эт-та из-за мене... менес-с-с-с... треля все, — пояснил пьяница. — При... ик!.. перся поу... ик!.. жинать. Хо-о-зяин его у... садил по-ожрать, а сам мальчи... ик!.. шек разослал, штоб на-ароду назвали.

— И к тому времени, как менестрель поел, здесь собралась вся деревня, — поспешил Мэт резюмировать объяснения пьяницы. Молодец. Этот не упустит своей выгоды. — Вам не кажется, — обратился Мэт к сэру Оризану, — что по стране шляется невероятное количество менестрелей?

— Да, их стало больше, чем обычно, — согласился сэр Оризан. — Еще чуть-чуть, и представишь, что мы где-нибудь в южных краях и что это не менестрели, а трубадуры.

Молодой человек в яркой одежде поднялся и взял на лютне нестройный аккорд.

— А может быть, я не прав, — поморщился сэр Оризан. Менестрель настроил фальшивящую струну и снова взял аккорд. Аккорд прозвучал намного лучше, и менестрель довольно кивнул.

47
{"b":"25787","o":1}