ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 18

Мэт поджал губы. Он мог вполне представить себе, что за стишок декламировал Бохи. Суть этого стишка наверняка заключалась в том, чтобы придать волшебству, с помощью которого Мэт заметал следы, столь пикантный аромат, что его учуяла бы за целую милю любая колдовская ищейка в королевстве, будь у нее даже большие проблемы с обонянием. Мэт прищурился и проговорил:

Коварный бохан, ты уж нас прости,
Но нам с тобой, увы, не по пути
Ты за собой погоню поведешь,
А нас, голубчик, больше на найдешь!

С нескрываемым удовольствием Мэт понаблюдал за тем, как плавно водящая длиннющими руками фигура еще некоторое время двигалась вдоль тропы, но затем стала уходить все левее от нее. Ни о чем не подозревая, бохан продолжал размахивать руками и, наверное, все еще напевал свой коварный куплет, но вскоре скрылся из глаз, углубившись в лес. Мэт же решил закрепить достигнутый успех и еще несколько минут передвигался по тропе, никуда не сворачивая, но при этом пятился и непрерывно читал придуманный стишок.

Розамунда настояла на том, чтобы ей позволили принять участие в подготовке к ночевке. Похоже, она действительно не была белоручкой и кое-чему обучилась в детстве, во время тех вылазок на природу, в которые ее вместе с принцами брал сэр Оризан. Она умела разводить костер, от которого почти не было дыма. Сержант Брок, конечно, был обескуражен тем, что принцесса выказала такое жгучее желание взять на себя часть, по его мнению, чисто мужских дел, и, настоял на том, чтобы ужин готовил он, а не принцесса. В итоге Розамунда стала резать лапник и укладывать его на землю, чтобы затем положить поверх одеяла.

На ужин было два блюда — похлебка из солонины и рассказ Розамунды о том, как протекала война. Девушка, конечно, могла рассказать только о том, что слышала сама. К концу ее рассказа у всех слипались глаза. Первым вызвался постоять в дозоре сэр Оризан. Он уселся на большой валун и долго любовался своим уснувшим сокровищем. Наблюдая за ним, Мэт пришел к выводу, что Оризан не влюблен в принцессу, что в его сердце она занимает место дочери, которой у рыцаря никогда не было. С этой мыслью Мэт и уснул.

Разбудил его жуткий вой вдалеке. Все остальные тоже проснулись и сели, а вскочивший на ноги сэр Оризан пошептал:

— Что это за жуть такая, лорд маг?

— Это охотники и их псина, — ответил ему Мэт. Вой перешел в истеричный визг и растаял вдали, сопровождаемый криками напуганных людей. Вслед им, казалось, вопили, лаяли, визжали и топали ногами зверей эдак двенадцать сразу.

— Собака пошла по самому пахучему магическому следу, который учуяла, — пояснил Мэт. — Этот след навел ее на весьма удивленного бохана, который в данный момент жутко зол. Надеюсь, злобу свою он удовлетворит тем, что прогонит тех, кто его потревожил, а к тому времени, как у него иссякнет запас азарта, он уже будет слишком далеко для того, чтобы успеть вернуться к нам к утру.

— А что такое «бохан»? — спросила принцесса Розамунда. Мэт снова улегся спать, а сэр Оризан стал отвечать принцессе на ее вопрос. Когда рыцарь умолк, принцесса заключила:

— По-моему, это очень полезный дух.

— В крайне редких случаях, — уточнил Мэт. — В виде исключения. Как сейчас, к примеру.

* * *

Как выяснилось, дорога до побережья оказалась намного короче, чем думали Мэт и его спутники. Уже на второй день они добрались до рыбацкой деревушки, и теперь нужно было до темноты разыскать лодку. Рыбаки как раз возвращались домой после рыбной ловли и привязывали свои суденышки к длинному причалу. Мэт переходил от одного рыбака к другому и выспрашивал дорогу до Эрина.

Все, кого бы он ни спрашивал об этом, отворачивались, качали головами, бормотали что-то неразборчивое. Почему рыбаки так вели себя, выяснилось, когда Мэт подошел к последнему, самому старому.

— Эрин? — Старик с жадностью уставился на золотую монетку на ладони Мэта. — Я бы с превеликой радостью отвез вас туда, да вот только вчерась сюда наведались солдаты королевские и сказали, что ежели кто кого за море повезет, так помирать потом тому человеку в страшных муках. Вот дела-то какие.

— Так и сказали? — У Мэта противно засосало под ложечкой. — Ну а вплавь, само собой, не получится?

Старик ухмыльнулся, продемонстрировав обломанные желтые зубы.

— Это, парень, навряд ли. Есть у нас сказочка, правда, одна — про великана Финна Маккумейла, так тот не плыл — он море вброд перешел.

— Как-то не тянет, — покачал головой Мэт. — А на продажу лодки ни у кого не найдется?

— За хорошие-то денежки? А чего ж не продать? Можно и продать. Ежели, конечно, не подумать головой: а что с тобой будет, когда обратно приплывешь?

— Вот этого я и боялся, — вздохнул Мэт и, обернувшись, увидел, что на причале, ближе к берегу, появилась старуха в оборванном платье, с морщинистым лицом. Ее спутанные седые волосы развевались на ветру, а взгляд безумных глаз был устремлен на Мэта.

— Кто... Кто она такая и почему так странно сморит на меня? — спросил Мэт. Старик обернулся.

— Это ты про кого? А, старая Марг! — Во взгляде рыбака мелькнуло сострадание. — Ну, ее, парень, не бойся. Пятьдесят лет уж прошло, как суженый ее не вернулся с моря, а она все ходит на причал каждый вечер, все ждет, не приплывет ли его лодочка. Ежели она тебе что скажет, так ты ей сразу отвечай, кто таков будешь и откуда, — она сразу отвяжется.

— Спасибо за совет, — кивнул Мэт и пошел по причалу к берегу, поглядывая на стоявших неподалеку товарищей. Но когда он проходил мимо старухи Марг, та ухватила его за руку костлявыми пальцами так цепко, что Мэт чуть было не вскрикнул.

— А-а-а... леди, — выдавил Мэт, — вы бы полегче!

— Что ж, хоть леди во мне признал, и на том спасибо, — довольно проговорила старуха. — Через море перебраться хочешь, парень?

— Ну да... переплыть хотелось бы, — уточнил Мэт. — Но можно сказать, перебраться.

— В Эрин, что ли, собрался?

— Туда, — кивнул Мэт, но ему стало совестно. — Но тут были люди от короля, они не велели никого отвозить.

— Люди от короля! — презрительно фыркнула старуха Марг. — Стоит ли бояться солдат этого слабака! Вот его дед, Талорк, вот это, я понимаю, был король!

Мэт присмотрелся к старухе повнимательнее и решил, что ей, наверное, больше лет, чем кажется на первый взгляд.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы помогали нам, рискуя собственной жизнью, — сказал он.

— Жить мне немного осталось, молодой человек, — успокоила его старуха. — Есть у меня лодчонка. Не такая уж большая, но тебе и твоим троим друзьям места в ней хватит, и довольно крепкая — я на ней каждый день в море хожу и рыбу себе на обед добываю. Ну, плывешь со мной или как?

— Да! — горячо согласился Мэт. — Завтра, на рассвете, — сказал он и протянул старухе золотой.

— Не нужны мне твои деньги, — презрительно отвела его руку Марг. — Помогу я тебе не за деньги, а ради истинного короля, а меня ты здесь завтра не найдешь. Если плыть, так плыть сейчас, и никак иначе!

Мэт ахнул:

— На ночь глядя? В утлой лодчонке?

— А кто только что из-за солдат переживал? — прищурилась Марг. — Ну, так плывешь ты или нет?

— Плы... вем! — кивнул Мэт.

Мэт подвел старуху к спутникам и все им объяснил. Розамунда при взгляде на старуху поежилась. А старая Марг только улыбнулась ей и медленно кивнула, а сказала:

— Подойдешь.

Что она при этом имела в виду — сказать трудно. Марг сразу отвернулась и зашагала по берегу, да так проворно, что Мэт едва за ней поспевал.

Сэр Оризан нагнал его, и Мэт шепнул ему:

— Весьма необычная старая дама!

— Я тоже так подумал, — кивнул сэр Оризан и устремил вослед старухе задумчивый взгляд.

Марг провела спутников до самого конца деревни к покосившейся хибарке под полусгнившей крышей. Хибарка стояла у самой воды. Здесь старуха резко свернула к берегу и пошла к небольшой лодке с короткой мачтой. Мэт и его спутники поспешили за ней. Когда Мэт рассмотрел лодку вблизи, ему стало весьма и весьма не по себе.

72
{"b":"25787","o":1}