ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 19

Сержант Брок, прищурившись, присмотрелся к старику.

— Похоже, мало того, что он на нашем языке не говорит, так еще он нам и не доверяет.

Того, что сказал сержант, старик, быть может, и не понял, но зато отлично уловил тот тон, каким была произнесена фраза. Он злобно зыркнул на сержанта и выпалил еще несколько непереводимых слов.

— И твоя мать тоже, — ответил ему Брок, внимательно понаблюдал за стариком, однако выражение лица того пущей враждебности не приобрело, и тогда Брок со вздохом обернулся к Мэту. — Он и бретанглийского не понимает, лорд маг. Он даже не понял, что я только что оскорбил его мать.

— А вдруг нет? Вдруг он вам сказал что-то приятное?

Сержант Брок усмехнулся:

— Вот теперь понимай как знаешь — а ведь я всего лишь вернул ему его слова.

— Ну ладно, это не так важно. Но как же такое возможно — он сидит на берегу всего в одном дне пути от Бретанглии, и как при этом часто ему доводится встречать людей, говорящих на нашем языке?

— Не так уж часто, — предположил сэр Оризан. — Ведь он — всего-навсего рыбак. Между тем Бретанглия и Эрин торгуют друг с другом, и немало. Наверняка мы сумеем разыскать какого-нибудь купца, который сумеет поговорить с нами.

— Мысль недурна, — согласился Мэт и обвел взглядом деревушку. — А если подумать, так можно было бы и деревенского священника найти, который уж точно разговаривает на церковной латыни. Ага, вон там! Смотрите — кажется, это шпиль?

Мэт указал на чуть более высокое, нежели остальные, одноэтажное здание с крышей, которая на самом верху заострялась.

— Похоже, это и вправду церковь, — согласился сэр Оризан. — Думаете, здешний священник действительно умеет разговаривать на языке древнего Рема?

Мэт то и дело забывал, что в этом мире в войне латинян за первую стену вокруг столицы их страны победил не Ромул, а Рем.

— Будем надеяться, что этот язык более или менее похож на тот, который я учил в кол... в школе. — Обернувшись, Мэт добродушно помахал старикам. — Спасибо, братцы, — от души поблагодарил он их. — Отсюда мы и сами доберемся.

Старики, ничегошеньки не поняв, проводили незнакомцев озабоченными взглядами.

Церковь, как это частенько бывает, оказалась единственной каменной постройкой в деревне. Возле нее примостилась пристройка, в которой проживал священник — хибарка под соломенной крышей, под стать остальным домишкам в деревушке. Однако дворик перед хибаркой был чистенький и аккуратный, огороженный беленым забором и усаженный цветами. Священник сидел на скамье у двери и читал требник.

Мэту показалось неудобным входить во двор без приглашения, и он остановился у калитки. Священник оторвал взгляд от страницы, но его блаженная улыбка мгновенно исчезла, как только он увидел, что к нему явились незнакомцы, да еще и в иноземных одеждах.

— Доброе утро, святой отец, — поприветствовал священника Мэт.

Священник сдвинул брови, склонил голову набок и задал Мэту какой-то вопрос по-гэльски.

Мэт вздохнул и предпринял иную попытку:

— Ave, pater* [3]!

— О! — просиял священник. — Ave, filius meam* [4].

Странновато было слышать латынь с ирландским акцентом. Между тем сам Мэт всего лишь один год изучал латынь в университете да пятнадцать лет молился на этом языке в детстве.

— Quern quaeiritus? — спросил священник, что означало:

«Что вы ищете?»

— Хотим попасть в город, где живет епископ, — ответил ему по-латыни Мэт. — Можете подсказать нам дорогу?

— Вы из Бретанглии? — осведомился священник.

— Только что оттуда, — ответил Мэт. — Но странствие наше началось в Меровенсе. — По большому счету, это относилось и к Розамунде, вот только она отправилась в путь намного раньше.

— А что вам надо от епископа?

У Мэта возникло подозрение, что священнику хочется оградить епископа от приставаний странных бретангличан.

— Мы ищем купца... любого купца, который подсказал бы нам, как пройти к монастырю, где... — Мэт в отчаянии пытался подобрать слово, которым можно было бы назвать спящего Бриона, и при этом не слишком проговориться, — где находится одна реликвия.

— А! Вы — паломники! — обрадованно кивнул священник и указал вдоль главной улицы деревушки. — Пройдете три мили до скрещения дорог, там будет указатель — в какую сторону идти до Иннисфри. Это значит, что вам надо будет пройти еще пять миль направо до развилки, а оттуда — налево.

— Спасибо, святой отец. — Мэт приподнял шляпу и хотел было отвернуться.

Но тут священник поднял руку и предупредил Мэта:

— Будьте осторожны в дороге, сын мой. В этих краях свирепствует пука, и является он не только ночью.

— Пука? — удивился Мэт, тем более что слово это было вовсе не латинское. — Я вам еще более благодарен за предупреждение, святой отец. Мог ли бы я пожертвовать на вашу церковь?

Священник радостно улыбнулся:

— Это было бы прекрасно.

Спутники зашагали по улице, а священник в изумлении уставился на маленькую золотую монету.

— За какой же совет вы ему так щедро заплатили? — поинтересовался сэр Оризан.

— Он сказал мне, что у дороги бесчинствует пука, — беспечно отозвался Мэт.

— Пука! — в унисон воскликнули Розамунда и сержант Брок и остановились как вкопанные.

— Я так понимаю, что в Бретанглии они тоже водятся? — решил уточнить Мэт.

— Есть пуки и у нас, — кивнул Брок, а самый коварный из них — эльф, которого так и зовут* [5].

Мэт решил, что разница между пуками и паками невелика. И все же он порадовался тому, что он — в Ирландии. С Паком ему доводилось иметь дело.

— А здесь, — пояснил он, — «пука» — это оборотень. Часто он принимает облик лошади, но может прикинуться кем угодно — хоть и человеком.

— Но как же тогда от этого пуки защититься? — жалобно спросила Розамунда.

— Ну, к примеру, так: если увидите у дороги лошадь, которая всем своим видом так и просит, чтобы ее оседлали, — не делайте этого.

Спутники шли по улице. Мэт обратил внимание на один из домов. Он был несколько больше домов, стоявших по соседству, и вдобавок возле него были свалены сложенные стопками новенькие сети, бочонки с пчелиным воском, круги коры пробкового дерева, витки канатов. Посреди всего этого богатства стоял мужчина и занимался тем, что пытался просверлить коловоротом отверстие в середине круглого камня.

— Если бы я не понимал, что это не так, — сказал Мэт, — то решил, что это — скобяная лавка.

— Да, резоннее было бы разместить такую лавку ближе к причалам, — согласился сержант Брок. — И все же деревенька невелика, и до моря отсюда не так далеко. А может, оно и надежнее жить и хранить товары здесь, подальше от воды.

— Смысл, пожалуй, есть, — кивнул Мэт. — Но все равно странно видеть лавку в такой маленькой деревушке.

— Но быть может, торговать здесь намного выгоднее, чем кажется, — предположил рыцарь.

— В том смысле, что этот торговец, быть может, снабжает рыбой Иннисфри? — уточнил Мэт. — Вполне возможно. Жаль, что у нас нет времени — можно было бы дождаться попутной телеги и доехать до города. Но поскольку времени у нас нет... — Мэт подошел к лавочнику и спросил:

— Вы продаете веревку?

Лавочник недоуменно воззрился на незнакомца, словно тот с луны свалился и задал некий непонятный вопрос.

— Придется изыскивать средства перевода, — вздохнул Мэт и выудил из кошеля серебряный пенни. Лавочник вожделенно уставился на монету, а Мэт попросил сержанта:

— Возьмите, пожалуйста, несколько мотков веревки. Самой тонкой, какая у него есть... да-да, вот эта подойдет. Еще моток... пожалуй, этого хватит. Теперь моток бечевки и еще, пожалуйста, четыре каменные гири... Вот так. Отлично. Теперь покажите ему все это.

Сержант Брок озадаченно осмотрел отобранные им по распоряжению Мэта товары:

вернуться

3

Здравствуйте, святой отец! (лат.)

вернуться

4

Здравствуй, сын мой (лат.).

вернуться

5

Пуки — ирландские эквиваленты английских паков. Сержант имеет в виду самого известного Пака — Робина Доброго Малого, неоднократно описанного в литературе. Правда, другие авторы склонны считать Пака не эльфом, а хобгоблином.

76
{"b":"25787","o":1}