ЛитМир - Электронная Библиотека

— На что все это вам сдалось, госпо... лорд Мэтью?

— Мало ли — вдруг какая лошадка по пути попадется, — пояснил Мэт и обернулся к лавочнику. — Ну?

Лавочник оторвал взгляд от монетки и, алчно воззрившись на Мэта, поднял два пальца.

Мэт вздохнул и вынул еще одну монету и показал ее лавочнику. Монета была медная. Лавочник нахмурился и покачал головой. Мэт отвернулся, убрал монетки в кошель и сказал Броку:

— Положите все на место.

Но стоило только Броку положить на место первый моток веревки, как лавочник выкрикнул что-то по-гэльски.

— Погодите, — распорядился Мэт и обернулся. Лавочник, имевший весьма пристыженный вид, красноречиво протянул руку.

— Возьмите веревку, — сказал Мэт и подал лавочнику два пенни.

Он вызвался сам понести моток веревки и две каменные гири, поэтому и сэр Оризан не смог отказаться от такой работы, хотя вид у него, надо сказать, стал недовольный.

— Вы уверены в том, что не обманули этого лавочника? — поинтересовалась Розамунда.

— Обманул? — Мэт обернулся и увидел, что лавочник перекладывает монетки из ладони в ладонь с такой довольной ухмылкой, что странно — как это у него физиономия не треснет. Повернувшись к спутникам, он покачал головой, желая сказать: «Они тут все чокнутые, но это не моя проблема. На самом деле — это моя удача». Вслух он сказал:

— Нет, я его вовсе не обманул. Серебряной монеты он явно не видывал год, если не больше. Наоборот: это он думает, что меня чудовищно обокрал, и в некотором смысле он прав.

— Конечно, прав, — подхватил сержант Брок. — Будь у вас больше времени, чтобы поторговаться с ним, вы бы выторговали весь этот товар за шесть медяшек. Ну, если бы не вы, так я бы точно сторговался.

Он явно переживал из-за того, что ему не дали возможности продемонстрировать его рыночные таланты.

* * *

Отойдя на полмили от деревушки и решив, что теперь никто не подсмотрит за ним и его спутниками, Мэт остановился, вытащил нож и принялся трудиться над купленной веревкой. Через полчаса в его распоряжении был аркан и три болы* [6].

— Возьмитесь за один конец, а другим обмотайте шею, — стал объяснять спутникам принцип действия болы Мэт. — Хитрость в том, чтобы знать, в какой момент отпустить конец. — Он продемонстрировал, как это получается, использовав в качестве шеи ствол придорожного дерева. Затем велел всем поупражняться в этом искусстве, порекомендовав остальным держаться подальше на тот случай, если у кого-то бола сорвется. Сам же Мэт занялся тренировкой с арканом. С тех пор как в детстве он разыгрывал роль бравого ковбоя, героя телевизионных фильмов, миновало немало лет. Он сам удивился тому, какое огромное значение возымело то, что с возрастом координация движений у него значительно улучшилась. Да и двигательные рефлексы стали куда как лучше после церемонии посвящении в рыцари — так уж она сказывалась в это мире. Словом, с арканом Мэт теперь управлялся превосходно.

Убедившись в том, что все трое его спутников обучились тому, чтобы ловко набрасывать болы на ствол дерева с расстояния в двадцать футов семь раз из десяти, Мэт решил, что можно продолжать путь.

— Но что же мы станем делать, если встретим в пути этого вашего пуку, лорд маг? — робко осведомился сэр Оризан.

— Он вовсе не мой, — несколько обиделся Мэт. — Хотя кто знает? Все может измениться.

— Не много ли духов и призраков уже привязывалось к вам? — опасливо поинтересовался сержант Брок.

— Предостаточно, — вздохнул Мэт. — Поэтому, если увидите дикую лошадь, постарайтесь с ней поладить, хорошо?

— Что, лучше пусть это будем мы, чем вы? — усмехнулся сэр Оризан. — Что ж, если вы так говорите, лорд маг, пусть так и будет. Миледи тяжело идти пешком, если на то пошло.

— Вы так заботливы, сэр Оризан, — благодарно улыбнулась Розамунда. — Но где же в этой глуши можно разжиться седлом?

— О, я могу сесть верхом позади и вас придержать.

— Если они усядутся верхом, будьте наготове со своей болой, — напомнил сержанту Броку Мэт.

— Не извольте беспокоиться, лорд маг, — заверил его сержант. — Но как узнать, это пука будет или настоящая лошадь?

— Если удастся ее приручить — значит, она настоящая, — ответил Мэт. — А если она попытается приручить нас — значит, это пука.

Дошагав до скрещения дорог, спутники свернули в ту сторону, куда указывала стрелка с надписью «Иннисфри» — направо, а еще через милю им встретилась лошадь. Вид у нее был самый обычный — не слишком высокая, рыжая, с большими карими глазами, которыми она со сдержанным интересом наблюдала за людьми, задумчиво пережевывая траву.

— Идите мимо, не обращайте на нее особого внимания, — распорядился Мэт.

— Но быть может, эта лошадь принадлежит какому-нибудь крестьянину и он отпустил ее пастись на весь день, — возразила Розамунда. — Сейчас ведь нет работы на полях!

— Да, — подтвердил сержант Брок. — Пахота закончена, а жать еще рано.

— Тем более, — заметил Мэт, — что пашут большинство крестьян на быках.

Лошадь явно заинтересовалась разговором людей и перебралась поближе к дороге.

— Занять боевые позиции, — процедил сквозь зубы Мэт. Розамунда искоса посмотрела на симпатичную лошадку и с нежной улыбкой подошла к ней ближе.

— Какая миленькая, — проворковала Розамунда и погладила бархатную морду лошади.

— Вам действительно стоит сесть верхом, миледи, — сказал Оризан и тоже погладил лошадь по шее и спине.

Мэт, с трудом скрывая волнение, перебирал за спиной свернутый в кольцо аркан. Сэр Оризан перешел к более решительным действиям: он осторожно надавил на спину лошади, вынудил ее пригнуться, забросил ногу, подпрыгнул, подтянул другую ногу. Лошадь обернулась и одарила его взглядом, яснее всяких слово говорившим: «Голубчик, что это ты там делаешь?» Но сэр Оризан только проворно подал руку Розамунде:

— Миледи, садитесь!

— Охотно, сэр рыцарь! — ответила Розамунда и вспрыгнула на лошадь, свесив ноги влево.

Кобыла рванула с места со скоростью космической ракеты.

— Давай! — дал самому себе и сержанту команду Мэт и бросил лассо. Сержант Брок крикнул и швырнул болу.

Бола чуть было не пролетела мимо. Она не успела ухватить лошадь за задние ноги, но все же зацепилась за одну из передних. Вторая каменная гиря завертелась вокруг ноги, веревка быстро обвилась несколько раз, кобыла споткнулась и упала на бок с ржанием, гораздо больше похожим на крик. Сэр Оризан в испуге вскрикнул, прижал к себе Розамунду и откатился от лошади влево. В это же мгновение лассо затянулось на шее лошади.

Кобыла закричала — на этот раз ее крик уж и вовсе не был похож на ржание — и потянулась к веревке зубами. Мэт бросился к лошади сзади и ухитрился бросить болу так, что лошадь этого не заметила. Попытавшись рвануться вперед, она окончательно запуталась в веревках и снова упала, Сержант Брок выхватил нож и с мрачнейшим выражением лица шагнул к лошади.

— Не надо, сержант! — воскликнула Розамунда. — Такая славная лошадка, она ничего такого не сделала, чтобы ее убивать!

— Если она — лошадка, — процедил сквозь зубы сержант.

— А если она — не лошадка, то духу вы ничего сделать не сумеете! — крикнул, поднявшись с травы, сэр Оризан.

— Я — нет, а вот холодное железо может, — ответил сержант.

Лошадь просто обезумела. Она кричала, как бешеная, и дергалась... а в следующий миг обратилась в медведицу. Лассо, наброшенное Мэтом, так и осталось у нее на шее, но она встала на задние лапы и пошла на Мэта, подняв вверх передние лапы, опутанные болой.

Мэт отбежал в сторону, стараясь не выпустить лассо из рук и держать его натянутым. Он не сомневался, что пука угробит его, появись у него хоть малейший шанс. Мэт забежал за небольшое деревце за спиной у медведицы и резко рванул лассо на себя.

Медведица споткнулась, но, падая, в очередной раз преобразилась — на этот раз в олениху. Она попыталась подняться, но это у нее не получилось, так как ноги ее были по-прежнему опутаны, затем на месте оленихи появился дикий бык. Бык припал на передние ноги и, подцепив веревку рогом, выпрямился. Мэт использовал этот маневр пуки в свою пользу: крутанул веревку, и она обвилась вокруг рога. Затем Мэт снова потянул веревку к себе. Бык, яростно мыча, попытался дернуть головой, но тут в бой вступил сержант Брок: он потянул за одну из бол. Неожиданно бык превратился в выдру и проскользнул в петлю, образованную болой. Мэт вскрикнул и изо всех сил натянул лассо и еле-еле успел затянуть петлю на шее выдры, а она уже обратилась в орла. Орел взмыл в небо, утащив за собой лассо, другой конец которого, впрочем, остался в руке у Мэта.

вернуться

6

Бола — латиноамериканское приспособление для ловли диких животных, представляющее собой веревку, к обоим концам которой привязаны грузы.

77
{"b":"25787","o":1}