ЛитМир - Электронная Библиотека

Это было сказано с такой уверенностью, что Мэт понял: здешние друиды уже проводили какие-то эксперименты на сей предмет. От этой мысли ему сразу стало намного спокойнее.

— Так что, — уверенно начал он, — вы полагаете, что одной только поддержкой Ниобита и мнимых друидов, которых он возглавляет, Джон вполне может заработать себе титул наихудшего короля?

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — заверил его верховный друид. — Наши разведчики непрестанно трудятся, с помощью магических кристаллов мы можем заглянуть туда, куда нет входа простым людям. Поддельные друиды не теряли времени даром. Они уже обратили в свою веру весь юг Бретанглии — тот полуостров, что граничит с Меровенсом. Они разослали своих миссионеров и в глубь страны. Там, где эти шарлатаны уже закрепились, они овладели душами людей настолько, что те уже наслаждаются зрелищем принесения людей в жертву богам. Они укладывают несчастных на каменные алтари и прознают их сердца медными ножами. Они в своих проповедях говорят о том, что так и должно быть, о том, что любой, пожелавший забрать то, что принадлежит соседу, имеет право взять, что его душе угодно. Поэтому каждый готов посягнуть на имущество соседа, сильные бьют и убивают слабых, а их жен и дочерей делают заложницами своей похоти. Прежде крестьяне боялись солдат, которые насиловали их жен и дочерей во время войны. Теперь же каждый из них страшится ножей и серпов своих соседей. В южных графствах уже царит сущий хаос, но люди в середине страны, напившись поднесенного мнимыми друидами вина, одурманенные устраиваемыми ими оргиями, глухи к воплям, доносящимся с юга.

— Но это дело жителей Бретанглии, — непонимающе нахмурился Мэт. — Ведь они — ваши враги. С какой же стати вам переживать за них?

— А вам? — ответил вопросом на вопрос верховный друид. — Только не говорите мне, что вы за них не переживаете, ибо если бы все было иначе, вы бы не явились сюда, пытаясь им помочь.

— Все просто, — пожал плечами Мэт. — Я не желаю, чтобы Бретанглия пошла войной на Меровенс. Теперь, когда я своими глазами увидел, что творят мнимые друиды, мне бы хотелось остановить их, пока они не распространили эту напасть и на мою страну.

— И все?

— Чего вы пытаетесь от меня добиться? — поинтересовался Мэт. — Чтобы я сказал, что жители Бретанглии — сами по себе не враги мне, что мои враги — король и этот тип, Ниобит? Ну хорошо, считайте, что я вам так и сказал!

— Хорошо, — довольно кивнул верховный друид. — Считайте, что то же самое сказали вам мы. — Он пожал плечами. — Чаще всего нам все равно, что происходит в мире. Если он рушится — значит, он это заслужил, отказавшись от нашей веры. Но даже при всем том мы обязаны вмешаться, чтобы удержать людей от самоуничтожения. Мы не можем допустить, чтобы нынешняя ересь распространялась далее, ибо она порочит наших богов и оскорбляет наши души.

— Дело принимает такой оборот, что, не вмешавшись в него, ты просто можешь перестать быть самим собой, — понимающе кивнул Мэт.

— Именно так, — подтвердил верховный друид. — Мы не можем позволить, чтобы наша вера была опорочена. А мнимые друиды добьются того, что потомки жителей Бретанглии будут считать нас чудовищами, путая нас с шарлатанами под водительством Ниобита.

— Вполне веская причина для того, чтобы попытаться положить конец его проискам, — согласился Мэт. — Но как вы с ним боретесь?

— Ведь мы привели вас сюда, не так ли? — улыбнулся верховный друид.

Мэта снова охватил гнев из-за того, что им, как выяснилось, манипулировали, но он сумел сдержаться.

— Я уже и сам пытался побороться с ними — по собственным причинам.

— Верно, но одному вам с ними не справиться, лорд маг. А мы отдадим вам Бриона, который один стоит целого войска, потому что он — истинный король.

— Быть может, он и стоит целого войска, но все же для того, чтобы отвоевать престол, ему понадобятся армии, — покачал головой Мэт. — Пусть Джон — узурпатор, но власть сейчас — в его руках, и он будет сражаться насмерть, лишь бы удержать ее.

— Не так плохо было бы, если бы он погиб в бою, — задумчиво произнес верховный друид. — Что же до армий, то я так думаю, Бриону удастся собрать войско. Люди будут вставать на его сторону, где бы он ни появился, они потянутся к нему, как гвозди к магниту. Все, кто страдает от жестокости сборщиков податей, посыльных Джона, от хитрости и кровожадности прислужников Ниобита, станут под знамена Бриона.

— Пожалуй, так и будет, — не смог ничего возразить Мэт. — Но не раньше, чем он будет готов к странствиям.

— На этот счет не волнуйтесь. Мы произносили заклинания, пока он спал. Эти заклинания были предназначены для того, чтобы в тело его проникали целительные силы. Наши чары копились в его теле, и нужен был только поцелуй, чтобы его силы пробудились вместе с ним. Уже завтра он сможет сесть верхом на коня, а к тому времени, как вы достигнете берегов Бретанглии, он будет крепче и сильнее, чем когда-либо.

— Вы славно потрудились, — не сдержал восхищения Мэт. — Простите, но я и не подумал о таком. Однако для борьбы с Ниобитом войска будет мало. Насколько я наслышан о нем, он весьма могущественный колдун.

— Так и есть, — с улыбкой отозвался верховный друид. — Но и мы тоже на что-то годимся. Нынче ночью вы не ляжете спать, лорд маг, вы будете бодрствовать и запоминать все заклинания, каким мы успеем вас научить. Мы даже научим вас одному заклинанию, которое вам поможет, если все остальное окажется безуспешным. От этого заклинания погибнут все мнимые друиды и их последователи.

Представив себе весь масштаб грядущей катастрофы, Мэт мысленно содрогнулся.

— А как-нибудь... помягче нельзя?

— Сами эти мнимые друиды — подлинная катастрофа, и для того чтобы справиться с ними, нужно владеть столь же могущественным оружием. Не бойтесь, лорд маг, к тому времени, когда вы до них доберетесь, на южносаксонском побережье не останется никого, кроме них и их самых рьяных приверженцев.

— Хотите сказать, что те, кто нам встретится там, настолько одурманены ересью, что и не подумают сдаться? Хорошо, — кивнул Мэт. — Воспользуюсь этим заклинанием, когда других средств в моем распоряжении не останется.

— Не останется, уверяю вас, — сказал друид. — Однако ваше право попробовать с ними договориться. Только будьте осторожны, не заводите слишком долгих переговоров, ибо покуда вы будете разглагольствовать, они будут придумывать, как вас уничтожить.

* * *

Их голоса Мэт услышал, как только снова шагнул в природную арку, ведущую на поляну.

— Будете вы лежать смирно или нет? — упрекала принца Розамунда. — Неужели вам так необходимо все время тянуться ко мне, как тянется к чаше тот, чьи губы пересохли от жажды?

— Ни в одной чаше не сыщется вина столь же сладкого, как твои поцелуи, — возразил Брион. — Неужто за несколько минут я стал уродливее медведя?

Мэт поспешил туда, откуда доносился этот разговор. Брион пытался встать и тянулся к Розамунде, а та отступала от него.

— Вам нужно полежать спокойно, милорд, вам нельзя волноваться! Нет, не трогайте меня! Я никому не принадлежу, кроме самой себя!

— Я вовсе не говорил, что ты принадлежишь мне, — возразил Брион. — Но ты целовала меня, и, как мне показалось, это тебе было приятно.

Розамунда покраснела.

— Это был... порыв чувств. И будьте уверены, больше такое не повторится.

Брион был потрясен до глубины души — с такой решительностью это было сказано.

— Горе мне! — воскликнул он и улегся в гроб. — Если так, то мне незачем больше жить!

— О, не надо притворяться! — вспылила Розамунда. — Всем на свете известно, что вы не только рыцарь, но и трубадур, однако на меня ваши жалобы не подействуют!

Брион помрачнел и предпринял очередную попытку подняться.

Мэт решил, что пора вмешаться. Он решительно направился к гробу и положил руку на здоровое плечо Бриона.

— Тише, милорд, спокойнее. Вам не станет лучше, если вы будете беспокоиться.

Брион со вздохом улегся.

84
{"b":"25787","o":1}