ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-за прибрежных деревьев вышли двое мужчин и вывели под уздцы двух лошадей. Поклонившись Мэту и сэру Оризану, они передали им поводья.

Сэр Оризан обернулся к Розамунде:

— Поедете верхом, миледи?

— Благодарю вас, сэр, — отозвалась она. — Поеду.

Она села верхом, не спуская глаз с Бриона. Взгляд у нее был встревоженный, пожалуй, даже оскорбленный. Наверное, она решила, что Брион забыл о ней. А Брион сел на громадного боевого коня с помощью двух рыбаков, которые его подсадили, после чего произнес краткую напутственную речь, встреченную громовым «Ура!». Но когда Брион повернул коня, он одарил Розамунду короткой ослепительной улыбкой, наклонился и подал ей руку. Она смущенно протянула ему руку и прикоснулась к его латной рукавице, после чего отняла руку и поехала следом за Брионом с гораздо более уверенным видом.

Мэт вскочил на коня и поскакал вослед за Розамундой, размышляя о том, сможет ли он теперь хоть когда-нибудь всецело доверять хоть одной лошади. Посмотрев в сторону, он обратил внимание на то, что рядом с лошадью сэра Оризана скачет в поводу еще одна, но седока на ней нет. Обернувшись, Мэт увидел, что сержант Брок шагает среди рыбаков и о чем-то оживленно с ними беседует. Мэт улыбнулся. Сержант есть сержант, ему непременно надо кем-то командовать.

Вскоре всадники въехали в лес, а пешие воины вошли следом за ними. Во главе шагал рыбак, который, похоже, отлично знал местные тропы. Мэт гадал, сколько раз тот провел по этим тропкам обозы с контрабандой.

Отряд уже прилично углубился в лес, когда со всех сторон вдруг послышались крики и на тропу из чащи неожиданно выехали четверо рыцарей в сопровождении сотни пехотинцев. На лезвиях мечей заиграли солнечные зайчики.

Проклиная собственную глупость, Мэт вступил в схватку с ближайшим к нему рыцарем. Ведь он знал, знал, что его соперник — могущественный колдун! Он наверняка заранее проведал, где они сойдут на берег и какой дорогой тронутся в глубь Бретанглии!

Однако рыбаки отвагой и сноровкой ничуть не уступали копейщикам, сопровождавшим рыцарей. Под ударами тяжелых гарпунов ломались древки копий, а затем их острия протыкали кожаные доспехи. Но и копейщики зря времени не теряли. Тут и там падали наземь с криками рыбаки, а их соседи ловко орудовали острогами и мстили за гибель товарищей.

Мэт рубил, колол и закрывался от ударов, распевая:

Дух коварный, дух-проказник,
Дух — известный безобразник,
Умоляю, помоги!
Сделай так, чтоб мимо цели,
Как бы сильно ни хотели,
Били все наши враги!
И само собой, родимый,
Сделай, чтоб непогрешимы
Наши все до одного
Стали мощные удары.
Ну, дерзай, задай им жару!
Все, и боле ничего!

То ли ему показалось, то ли и вправду кто-то крикнул: «Здесь я!» — у Мэта не было времени обернуться и удостовериться, так ли это на самом деле, он был слишком занят поединком с рыцарем. И вот наконец, потеряв равновесие, рыцарь, гневно возопив, вылетел из седла. Подоспевший рыбак основательно заехал ему по шлему, и рыцарь обмяк и лишился чувств. Его конь перескочил через тело хозяина, стал испуганно ржать и принялся лягать и топтать всех, кто попадался на его пути. Попался на его пути и другой рыцарь, скакавший прямо на Мэта. Копыта вставшего на дыбы коня угодили ему по плечу и по шлему, и рыцарь свалился с лошади, лишившись чувств еще до того, как упал на землю.

Брион, испуская боевые кличи, разделался с третьим рыцарем более традиционным методом, и тут четвертый рыцарь закричал:

— Отступать!

И поскакал прочь. Его воины бросились за ним. Их проводили яростными криками. Мэт в ужасе увидел, что поперек шеи рыцарской лошади лицом вниз лежит Розамунда. Она брыкалась, в бессильном гневе колотила лошадь кулаками.

— Они похитили принцессу! — вне себя от гнева вскричал Брион. — За ними, люди мои! Ее нельзя отдавать этим мерзавцам!

— Ваше величество, нет! — Мэт успел схватить за уздечку коня Бриона. — Именно этого и добивались враги! Они хотят, чтобы вы поскакали за вашей возлюбленной через половину Бретанглии вместо того, чтобы сразиться с их войском! На вашем пути уже приготовлено не меньше дюжины засад. Вы и до Глостера доскакать не успеете, как вас прикончат!

— Какая разница? — вскричал Брион. — Что толку от моей жизни без Розамунды? Пусть правит Джон, пусть мнимые друиды заберут себе все, чем я владею! Мне не нужна ни корона, ни королевство! Мне все безразлично, все едино без нее! — Он развернулся к рыбакам. — Вперед, спасем принцессу!

Рыбаки ответили на его приказ решительным ревом. Мэт понял, что никакому королю не дождаться верности от своих подданных, если он не в состоянии спасти королеву либо — в данном случае — возлюбленную. Мэт отпустил уздечку коня Бриона.

— Ну, так чего же мы тогда ждем? Поскакали!

Скакун Бриона сорвался с места в галоп. Мэт пришпорил свою лошадь и устремился следом за королем, но его уже успел опередить сэр Оризан.

Оставив рыбаков под командованием их предводителя и сержанта Брока, Брион, Мэт и Оризан сломя голову мчались по лесу. Рыцарь и его люди протоптали подлесок, так что особого труда погоня не составляла. Через десять минут Брион уже почти нагнал похитителей.

Заслышав громоподобный топот коня, пешие воины стали в страхе кричать и разбегаться, чтобы не попасть под копыта клайдесдейлского тяжеловоза, на котором восседал закованный в латы Брион. Люди понимали, что он гонится не за ними. Однако, к их чести, они успели оправиться от испуга довольно быстро и сумели задержать Мэта и сэра Оризана, на которых, увы, никакой брони не было. Правда, особого успеха атака не имела, поскольку и Мэт, и сэр Оризан сражались на славу, рубя мечами направо и налево. Двое пехотинцев расплатились ранениями за свою дерзость, остальным хватило ума отступить.

Брион обогнал рыцаря, развернул своего коня и задел при этом рыцаря плечом. Лошадь того едва не оступилась, но сам он удержался в седле. Вражеский рыцарь незамедлительно приставил острие меча к спине Розамунды:

— Только тронь меня — и она умрет!

— Только подлец и трус прячутся за спиной у женщины! — взревел Брион.

— Ну, вы-то, ясное дело, человек чести! — язвительно оскалился рыцарь. — Ну и много ли у вас чести...

В этот миг на его шее захлестнулась петля лассо. Мэт дернул веревку на себя, и рыцарь распростерся навзничь на крупе своей лошади.

Брион подхватил Розамунду и, усадив ее перед собой в седло, крепко прижал к груди.

— Миледи, я думал, что потеряю вас, а с вами — весь мир!

Розамунда вскрикнула от радости, прижавшись к его нагруднику, но тут же отстранилась и спрыгнула наземь.

— Поступайте, как велит вам долг, повелитель мой и король!

— Так я и поступлю! — воскликнул Брион, воззрившись на вражеского рыцаря.

Тот пытался освободиться от веревки, крича:

— Это оружие труса!

— Трусу под стать оружие труса! — крикнул ему Мэт. — А подлец заслужил подлое нападение!

— Я отомщу тебе за твое... — Но тут рыцарь увидел Бриона. Тот, словно гора над предгорьями, возвышался в седле своего великанского коня. Он был бесстрастен и неподвижен и держал меч наготове.

— Я безоружен! — вскричал рыцарь.

— Подайте ему его меч! — процедил сквозь зубы Брион. Подбежавший воин поднял с земли меч и подал его рыцарю.

— Вы бы лучше взяли оружие, — посоветовал ему Мэт. — Вам ведь известно, каково наказание для рыцаря за трусость.

На самом деле сам он этого не знал, но, по всей вероятности, это было отлично известно рыцарю, поскольку он, не колеблясь, взял меч и потянулся за щитом, висевшим на крюке у седла.

88
{"b":"25787","o":1}