ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Величие мастера
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Как курица лапой
Дурдом с мезонином
Отель
Фатальное колесо. Третий не лишний
Тайна красного шатра
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Верховная Мать Змей
Содержание  
A
A

Мэт тоже не испытывал большой радости от всего происходящего, но изобразил на лице улыбку:

— Отлично! Теперь у нас будут воздушные силы.

— Если только этот призрак вовремя принесет весточку моим сородичам, — напомнил ему Стегоман.

— Будем надеяться. — Мэт задумался. — Интересно, как быстро могут передвигаться призраки? — Потом его пронзила мысль, что была и еще причина подумать о скорости передвижения призрака: — Ведь осада не может продолжаться долго.

— Не может, — согласился сэр Ги. — Колдун разделается с ними еще до захода солнца.

— Тогда давайте-ка поторопимся, чтобы помочь им остаться в живых. — Фадекорт повернулся к морской принцессе. — Умоляю вас, ведите нас в замок, миледи.

Все развернулись, чтобы следовать за Синеллой, но Мэт резко остановился:

— Подождите, леди Иверна! Это слишком опасное предприятие для такого нежного существа!

Но Иверна осталась стоять вместе с другими, ее голова была высоко поднята, и она была преисполнена решимости.

— Человек, которого либо убили, либо заточили в темницу приспешники короля, — мой отец, знайте это, лорд Маг. А кроме того, у меня гораздо более веские, чем вы думаете, причины, чтобы принять участие в этом рискованном деле.

— Чем я думаю? Или гораздо более веские, чем вы мне можете сказать? — Мэт помотал головой. — Нет, миледи! Мы все сломаем себе шеи, пытаясь защитить вас, вместо того чтобы проломить ворота замка.

— Я сама смогу защитить себя, лорд Маг! Вам не следует за меня бояться!

— Легко сказать, — мягко произнес сэр Ги, беря руку Иверны, — да нелегко сделать. Нет, миледи, да у меня и места не будет другим мыслям, кроме как только о вашей безопасности.

Казалось, что Фадекорт будто ощетинился при этих словах, но Иверна заглянула в глаза сэра Ги, и ее воля оказалась сломлена.

Но тут вмешалась морская дева:

— Она должна идти с вами. Нет, господа, не возражайте — для этого есть причины, и весьма веские. В этом деле вы должны быть все вместе, в противном случае в ваши ряды проникнет слабость.

Покрасневшие сэр Ги и Фадекорт повернулись к ней, но, прежде чем кто-то из них успел произнести хотя бы слово, вклинился Мэт:

— Если уж мы должны, значит, должны. Не спорьте, джентльмены. Надеюсь, вы не забыли, что мы здесь гости? И мы не должны противоречить нашим хозяевам, не так ли? Ведите нас, миледи.

И она повела их. Тропинка опускалась все ниже и ниже, глубже и глубже, но этот путь был всем им уже знаком.

Правда, Стегоману приходилось трудновато протискивать свое тело при поворотах на углах, но, как оказалось, дракон был более гибким, чем представлялось его друзьям. По правде говоря, Стегоман что-то чересчур разнервничался, и Мэту все это не слишком понравилось: не хватало только оказаться в каком-нибудь узком месте рядом с драконом, страдающим от клаустрофобии.

Наконец наступил момент, когда они добрались туда, где кончался скалистый пирс, тянувшийся вдоль границы с морем. Морская принцесса с радостным возгласом бросилась вперед, все остальные смотрели на эту грань с большим сомнением.

— Для этого и вправду требуется некоторое мужество, — признался Мэт, — особенно тем, кто закован в латы. — Но это относилось только к сэру Ги. — Сделайте глубокий вдох и прыгайте. Не бойтесь, когда вода будет выше головы, как раз в это время и начнет поступать воздух.

Для наглядности Мэт тут же набрал воздуха и прыгнул, надеясь, что и все остальные последуют за ним. Он уже почти коснулся дна, когда услышал и почувствовал всплески воды, которые сопровождали прыжки остальных. Его ноги коснулись песка. Синелла легко дотронулась до его руки, и тут же вода отхлынула от его лица, а потом от всего тела — и вот снова он идет в совершенно сухой одежде по тропинке, украшенной по краям анемонами. Принцесса — впереди. Мэт оглянулся и увидел изумленную, с широко открытыми глазами Иверну. Следом вышагивал сэр Ги с поднятым забралом, настороженно поглядывая по сторонам. Позади рыцаря возвышалась Мариан, слегка взволнованная, но довольная, следом плелись Стегоман с Фадекортом, восседавшим на его шее. По правде говоря, выступы на спине зверя имели весьма смутные очертания: линия воды проходила где-то посреди спины животного. На какое-то мгновение ужас сковал Мэта, ужас оттого, что дракон мог прорвать поверхностное натяжение туннеля, и тогда тонны воды ринулись бы на них вниз. Страх прошел, когда Мэт вспомнил, что само по себе поверхностное натяжение не сохранило бы туннель. Только волшебству под силу сотворить его, и только волшебство смогло позволить проходить сквозь стенки туннеля, но удерживать воду. Было видно, как длинная шея Стегомана возвышалась над крышей туннеля, время от времени опускаясь вниз. Тогда его глаза и нос утыкались в воздушный пузырь и он дышал. И хотя в глазах дракона сквозило легкое безумие, он держался весьма достойно.

Мэт его вполне понимал. Он вспомнил, что сам чувствовал, когда впервые летел по воздуху не в самолете, а на спине Стегомана. Он не горел особым желанием снова испытать те чувства, принимая во внимание крутые виражи, которые закладывал дракон, пытаясь удрать от огненной саламандры, — но в конце концов Мэт остался жив. И Стегоман выживет тоже.

Они подошли к замку. В воротах замка их ждал сам король, наблюдавший за их приближением. Когда король увидел надвигавшуюся из темноты огромную тушу дракона, он замер:

— Праправнучка! Огненный зверь, здесь, рядом со своим антиподом?

— Огонь у него внутри, сэр, он живет в нем так же, как мы в большом пузыре воздуха, — быстро ответила принцесса. — Он не больше нас обидит Морского Царя, а его спуск под воду вместе со всеми остальными чрезвычайно важен.

Она пристально смотрела в глаза своего предка, и через несколько секунд король мрачно кивнул головой:

— Ладно, пусть проходит, но только проводи их быстро, моя милая, через мое королевство и туннель. Им не надо надолго задерживаться в Иессе.

Мэт был полностью согласен с чувствами короля, но только по иным причинам. Он следовал за принцессой, которая показывала им путь, обводя вокруг замка, мерцавшего таинственным светом. Путешественники не могли скрыть своего изумления и восхищения, глядя на шпили и арки, построенные в стиле, который был забыт задолго до того, как появился новый, к которому привыкли они.

— Вперед, — мягко поторопил Мэт своих спутников. Они как будто вышли из транса и смотрели, как принцесса покинула свет замка и вступила в темноту огромной пасти, которая была началом следующего туннеля.

Иверна и Фадекорт невольно остановились, дрожа от ощущения присутствия Зла, которое, казалось, подавляет их дух, а ведь они были еще так далеко. Похоже, что принцесса ожидала такой реакции, потому что она повернулась к ним и мягко позвала:

— Вы правы, на земле вы чувствуете этот мрак. И даже здесь, под водой, мы ощущаем его злой холод. На эту тропу уже более сотни лет не ступала нога человека, хотя я и прошла по ней, пока не наткнулась на основание замка. Так далеко я забралась только потому, что была уверена в силе Морского Царя и в том, что силы колдуна не могут распространяться на владения Посейдона. Но за эти границы я не зайду.

— А мы найдем, — сказал Мэт с мрачной решимостью. — Ведь мы за этим и пришли сюда, не так ли? Хотя, если уж заговорили об этом: любой, кто хочет вернуться обратно, может отправляться с моим благословением, я ни секунды не буду укорять его за это. Нет никакой причины идти вперед только потому, что я должен продолжать свой поход.

Все молча обратили свой взор на Мэта. Он просто физически ощутил их осуждение.

— Ладно-ладно! Никаких обид! Пошли! — Мэт повернулся к принцессе и кивнул, прежде чем последовали упреки друзей.

Принцесса вела их все дальше вниз по проходу, и темнота сгущалась с каждым шагом. Еще сотня шагов, и теперь только морские анемоны освещали тропинку, они светились, как маленькие точки, обозначая ее края. Наступил момент, когда и их свечение потускнело, а потом и исчезло совсем. И тут Мэт в ужасе понял, что в этом месте властвовала какая-то сила, которая убивала любое живое существо, попытавшееся жить дальше этой границы.

103
{"b":"25788","o":1}