ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Влага заполнила весь огромный зал и, собираясь в капельки, полилась мягким, но непрерывным дождем вниз.

Огонь огрызался змейками пламени, но ослабевал под струйками дождя и потом погас окончательно. А там, где милосердие каплями упало на обожженные тела, ожоги прошли. Женщины облегченно вздохнули, а Фадекорт вскочил на ноги и засмеялся.

Король закричал от ярости и начал снова жестикулировать.

Неожиданно воздух заполнился куриными потрохами. Терпение Мэта иссякло. Он вытащил свой жезл из-за пояса и начал вращать его вокруг головы, выкрикивая охраняющее заклинание. И весь мусор, который несся на них, вдруг резко наткнулся на невидимую стену, воздвигнутую жезлом, и рикошетом отскочил от нее.

— Макс! — закричал Мэт. — Сделай так, чтобы королю понадобились новые одежды. Развяжи все завязки!

— Как пожелаешь, Маг! — Демон метнулся к королю, который кричал от отчаяния и отмахивался от налетающей искорки, но все попытки были напрасны — его великолепные одежды распались на куски. Король оказался голым! У него было морщинистое, ссохшееся длинное тело на коротких кривых ногах, его руки были слишком коротки для такого длинного тела и заканчивались кистями, напоминавшими птичьи лапы. Сэр Ги и Робин Гуд разразились смехом при виде такой наготы.

Король бросил на них убийственный взгляд и прокричал заклинание, протянув руки в сторону смеявшихся, чтобы усилить его мощь. Вокруг друзей заплясало множество искорок, а вся энергия, выпущенная королем, ударилась о защиту, созданную жезлом, и рассыпалась миллионами маленьких искр. По мере того как король, подобно жужжащей пиле, дребезжал что-то, переходя на все более высокие тона и срываясь на визг, искры начали затухать. Мэт стиснул челюсти и начал более плавно размахивать жезлом, стараясь вложить и каждый взмах всю до последней капли энергию, чтобы поддержать силу защитного круга. Мэт чувствовал страшное напряжение и понимал, что он не сможет делать это до бесконечности, к тому же ему было известно, что те, кто защищается, никогда не выигрывают сражений. Но хуже всего было то, что король, видимо, приготовил еще более сильное заклинание, потому что неожиданно Мэт услышал грохот приближающихся шагов, было похоже, что к ним спешил какой-то страшный монстр.

Стена прогнулась.

Куски камней полетели на середину комнаты, ударяясь о противоположные стены и засыпая пол. Король закричал, закружился в ожидании новой опасности, а облако искр исчезло.

Огромный кулак пробился через внешнюю стену, потом исчез, и на его месте в дыре появилось лицо:

— Маг! Я пришел!

— Кольмейн! — закричал Мэт. Радость переполняла его при виде безобразного лица этого гиганта, который должен был охранять королевский дом Меровенса. — А королева?

— Она идет. — Огромное лицо исчезло, снова появилась рука, но теперь ладонь была широко открыта. По ней, как по пандусу, в брешь проскочил прекрасный конь, неся на себе одетую в латы золотоволосую фигурку со сверкающей саблей в руках.

Колдун закричал, и в зале оказалась сотня растерянно оглядывающихся стражников. Но вот они увидели королеву. Взяв пики наперевес, они бросились в ее сторону. Но она окриком остановила их и проскакала сквозь толпу по направлению к Гордогроссо. Следом за ней по приставным лестницам начали просачиваться солдаты. По ладони гиганта в зал влетел еще один конь, неся на себе рыцаря, который пробился через толпу и бросился к Алисанде. В это же мгновение огромный кулак нанес второй удар по стене, и часть стражников была раздавлена падающими камнями, остальные в страхе разбежались.

У Мэта ушло достаточно долго времени, чтобы придумать свое самое сокрушительное заклинание, которое только могло прийти ему в голову. Он громко произносил его, направив жезл точно на Гордогроссо, чтобы заклинание попало в цель. Дряхлый колдун развернулся к нему лицом и смотрел на Мэта широко открытыми от ужаса глазами. И этот ужас нарастал по мере того, как волшебство проникало в его мозг, пробуждая в нем давно забытую совесть, рисуя ему правдивый портрет его самого и того, чего он успел сотворить.

— Не-е-е-т! — диким голосом закричал король, падая на колени и вцепившись руками себе в волосы. — Я не мог быть таким уж подлым человеком! Комок грязи на Земле! Ошибка творения! О-о, дайте мне исправить все это! Верните мне все те годы, которые я опоганил своей жестокостью!

— А это что за волшебство? — удивленно спросил сэр Ги.

— Единственная реальная проверка наихудших сторон человеческой природы, — мрачно сказал Мэт. — Это называется «моральный кодекс».

— Мне жаль себя! — кричал старик, срывая с головы корону и отшвыривая ее прочь от себя. — Я отрекаюсь от трона! Я отказываюсь от всего, что приобрел за свою порочную жизнь! Я скажу, где спрятана настоящая корона Ибирии с тем, чтобы ее можно было возложить на голову настоящего короля!

Корона взорвалась.

Корона превратилась в черное бурлящее облако дыма, в котором то тут, то там вспыхивали языки пламени, заклубилось огромное, непрерывно растущее облако, поднимающееся к потолку. Постепенно пламя внутри облака начало сгущаться и приняло очертания огромной огненной крысы.

— Демон! — закричала Иверна.

— Нет-нет, мой господин! — завыл Гордогроссо. — Я не имел этого в виду, я говорил все это, ничего не соображая!

Но из облака в сторону Гордогроссо высунулся огромный палец с когтем, а огненная крыса заорала:

— Твоя игра окончена! Хватит, Гордогроссо! Ты поклялся принести на землю Ад, а не принес ничего, кроме ночных кошмаров!

За пальцем появилась огромная рука и схватила короля.

— Нет, господин, нет! — заверещал король. — Я не раскаиваюсь! Я не буду хорошим! Я клянусь! Я буду твоим преданным слугой, каким я был всегда! Я буду развращать людей! Я буду нарушать клятвы! Я буду предавать!

— Ты уже нарушил клятву, и ты уже предал меня! — Показавшееся огромное рыло открыло пасть, и сверкнули стальные зубы-кинжалы. Когтистая лапа подняла скулившего короля и медленно протолкнула его в огнедышащую пасть. Лязгнули блестящие зубы, демон сглотнул.

Потом он превратился в темное пламя и, повернувшись к людям, закричал:

— Что не смог сделать мой слуга, сделаю я! Маг, ты умрешь в муках в этом пламени! И ты, циклоп! И ты, девица!

Огненные когти потянулись к ним.

С криком сэр Ги загородил Иверну, но огромная лапа отшвырнула его в сторону, и демон злобно заворчал.

— Нет! — воскликнул Мэт, бросаясь перед Иверной и приподнимая жезл. — Я не знаю, почему ты выбрал ее, но ты ее не получишь! Убери лапы!

— Ну что же, еще проще, двоих — одним махом! — зарокотал демон-крыса и с жутким смехом протянул за ними лапу.

— Никогда! — воскликнула Алисанда, пришпорив своего коня. Конь бросился в сторону, а королева одним прыжком оказалась перед Мэтом. — Изыди!

Огромный зал заполнился кудахчущим смехом демона: «О! Улов становится все богаче и богаче». Вторая лапа потянулась за Фадекортом...

Но тут появился призрак, нечто бледное в свете огня, зато позади него сияло белое яркое пламя на фоне оранжевых всполохов, и голос сверкающего исполина звучал победно громко:

— Изыди, демон! Тебе здесь не найдется места! И как тебе приказал Всевышний, изыди! Возвращайся в свое логово и сгори!

Демон закричал и отпрянул назад, гнев исказил его морду. Огромная светящаяся фигура выбросила вперед руку, указательный палец был направлен точно на демона. Пронзительный луч света вырвался из пальца и врезался точно в голову демона и безжалостно двинулся вниз. Крыса-дьявол закричала и, взорвавшись, исчезла, оглушив всех стоявших вокруг. Потом все погасло, и только на полу остался обугленный круг, напоминая о страшном видении.

Все повернулись к светящейся фигуре, но она тоже исчезла.

В комнате стояла тишина. Потом Иверна начала потихоньку всхлипывать, и сэр Ги обнял ее.

— Джентльмены, обнажите головы, — произнес монах Тук в тишине. — Нас только что осчастливил своим присутствием дух, живущий у престола Всевышнего, святой покровитель этой земли.

112
{"b":"25788","o":1}