ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Принц Ринальдо посмотрел прямо в глаза рыцарю и медленно кивнул головой:

— Спасибо тебе, друг. Я сделаю все, что могу, чтобы не разочаровать тебя.

— Не передо мной ты должен быть в ответе, — загудели под сводами храма слова Черного Рыцаря, — а перед Богом и своим народом.

Мэт знал, что это было не совсем правдой, но принц этого не ведал. Ринальдо и не предполагал, что сэр Ги был потомком и правопреемным наследником Гардишана, императора, который пятьсот лет назад объединил всю Европу и сделал ее своей империей. И уж если и существовал на свете человек, который имел право судить, кому пристало быть правителем, а кому нет, так это был сэр Ги де Тутарьен, но он предпочел молчать. Он выбрал свой путь — всю свою жизнь, никому не известный и никем не узнаваемый, он боролся против того, чтобы в стране торжествовало Зло. Он надеялся заставить предков пробудиться и снова восстановить империю.

С новой силой вознеслось под купол собора пение многоголосого хора, но теперь это был гимн радости.

— Это голос твоего народа, — сказал сэр Ги.

Принц Ринальдо сглотнул подкативший к горлу ком и повернулся к двери.

Они направились по проходу к алтарю — сэр Ги нес скипетр, а Мэт — ту самую настоящую корону, которую им удалось найти спрятанной в самом глубоком подземелье замка. Впереди шагала Алисанда, одетая в пурпур и золото, в мантии, украшенной горностаем. Эта женщина, шедшая по проходу, была до кончиков ногтей королевой.

Трон сейчас стоял на алтаре. Архиепископ расположился позади него. Принц Ринальдо подошел к трону и повернулся лицом к собравшемуся в соборе народу.

Алисанда повернулась в ту же сторону.

— Не по правилам, чтобы один монарх представлял другого монарха его народу, — крикнула она, — но все благородные сподвижники короля Томаса мертвы, а их потомки лишь недавно вернулись в свои родные имения после долгого изгнания. И лишь одно из всех старых благородных семейств смогло сохранить свои владения. Милорд!

На алтарь взошел дон де ла Лукка. Сгорбленный старик, ошеломленно мигая, смотрел на собравшуюся перед ним толпу.

— Вы прожили эти годы, сохраняя верность, хотя за это и заплатили одиночеством, — выкрикнула Алисанда, — и вам принадлежит эта честь.

Но старый дон замотал головой и протянул вперед руку. Иверна поднялась по ступенькам и взяла протянутую руку, затем оба повернулись к Алисанде и, отвесив поклон королеве, отступили в сторону Алисанда посмотрела на обоих и снова повернулась к толпе:

— Они предоставляют мне право говорить за них. Смотрите же, люди, на лордов, сумевших сохранить свою верность! А вы, лорды, посмотрите на свой народ! О вы, верные люди Ибирии, которые смогли пронести веру в Бога и преданность вашему королю через долгие годы невзгод, смотрите теперь на вашего короля!

Она повернулась и вытянула руку по направлению к Ринальдо, а хор грянул песнь.

Только теперь Ринальдо опустился на трон — с совершенно прямой спиной, крепко схватившись руками за подлокотники, он смотрел на народ, а архиепископ тем временем принял из рук Мэта корону и возложил ее на голову принца.

В следующий момент Иверна повернулась к трону, — преклонив колено и взяв руку Ринальдо, она поклялась в верности королю, признавая его своим господином.

Торжество продолжалось, и новый король приветственно махал рукой, идя в сопровождении сэра Ги и Иверны через толпу радостно кричавшего народа. Они шли к большим воротам, охранявшим город. По сигналу Ринальдо привратники распахнули огромные створки. Король, который совсем недавно был Фадекортом, взял за руку Иверну:

— У меня была мечта, что ты останешься со мной и мы будем вместе править страной, королева Ибирии.

— Я благодарю вас, ваше величество. — Иверна опустила глаза. — Я всегда буду вашей верной подданной и всегда приду вам на помощь, если вы позовете меня, но моя судьба не здесь.

— Этого я и боялся. — Король Ринальдо повернулся и хлопнул по плечу сэра Ги. — Мне не надо просить тебя беречь ее, о более преданном и мужественном защитнике нельзя и подумать. Но я могу попросить вас вместе найти священника до того, как вы зайдете слишком далеко по выбранному вами пути. Или я своими собственными руками вытащу тебя из твоих лат!

— Я позволяю вам это, ваше величество. — Сэр Ги печально склонил голову.

— Прощай, мой боевой друг! — обняв его за плечи, сказал Ринальдо. — Мне всегда будет недоставать твоего мудрого совета и твоей поддержки. — Король повернулся к Иверне. — Прощайте, миледи! Вы та, которую я никогда не забуду.

— Я буду молить Бога, — мягко сказала Иверна, — чтобы настал час, когда появится та, которая заставит вас забыть меня.

Пристальный взгляд короля как будто хотел сказать, что это просто невозможно, потом послышалось:

— Прощайте, мои добрые друзья, прощайте оба!

Алисанда подала знак кивком, и герольды затрубили в фанфары. Сэр Ги и Иверна проехали сквозь ворота и, обернувшись еще раз назад, чтобы помахать всем на прощание, двинулись рука об руку в путь.

Теперь Ринальдо обернулся к двум огромным монстрам, которые стояли по обеим сторонам ворот.

— А вам, мои благородные друзья, не надо никуда уезжать! Вам всегда будут рады в Орлекведрилле!

— Я благодарю вас, ваше величество, — громыхнул Стегоман, — но мы должны проводить рыцаря и его даму до гор, чтобы с ними ничего не случилось, чтобы никто из Свободного Народа не попытался напасть на них, пока они пробираются по их территории, а потом я должен препроводить вот этого ребенка домой, куда он так давно стремился, чтобы его народ смог воздать ему почести, как то и следует.

— Ребенка? — возмущенно переспросил Нарлх. — Это что же, ты мой папа?

— И твоя мама тоже, если только тебе когда-нибудь понадобится наша забота, — парировал Стегоман. — Хотя я бы больше предпочел быть твоим братом.

— Ха, мне бы тоже этого очень хотелось. — В глазах Нарлха засветился огонек. — А ты не собираешься найти мне кого-нибудь, чтобы он был моим дедушкой?

— Не сомневаюсь, что мой отец с удовольствием примет это почетное звание. Тебя будут приветствовать как истинного дракона, и все будут выкрикивать твое имя, потому что мои родственники уже отправились впереди нас в страну Свободного Народа, чтобы разнести весть о твоей победе.

Мэт задумался о соперничестве между новыми братьями.

Стегоман улыбнулся:

— Ну, поехали, братец! Дорога впереди долгая, а рыцарь и дама уже давно отправились в путь! Прощайте, ваше величество! И вы, королева Меровенса, до встречи, и храни вас Бог!

А затем, вот это было чудо из чудес, оба зверя изобразили нечто, отдаленно напоминавшее поклон. Драконы поднялись и последовали за всадниками, маячившими в отдалении. Снова грянули фанфары. По знаку Алисанды огромные ворота снова закрылись.

Король Ринальдо обернулся назад, и через мгновение перед ним уже стоял Робин Гуд и его лесной народ.

— Так вы тоже покидаете меня?

— Да, теперь, когда мы уверены, что здесь будет царить мир и потечет нормальная жизнь, — улыбнулся Робин. — Но мы еще ненадолго воспользуемся вашим гостеприимством, пока не убедимся, что вы окажетесь под защитой преданных рыцарей и в окружении лордов, которые помогут вам обеспечить безопасность вашей земли.

Ринальдо хлопнул по плечу Робина, человека, который в своей стране был объявлен вне закона.

— Ну что же, значит, мне придется присматривать за тем, чтобы тут не раздули восстания. Мариан, я благодарю тебя за твое заступничество.

— Что вы, ваше величество! — последовал ответ Мариан. — Он бы и сам со временем додумался до этого!

Ринальдо повернулся к Алисанде:

— Ну а что касается вас, я, конечно, не могу настаивать. Ваше королевство не может очень долго жить без вас.

— Дела не ждут, — согласилась Алисанда. — Еще день, и я тоже должна буду покинуть вас.

— Пока я жив, Ибирия всегда будет другом Меровенса! — поклялся Ринальдо. — Я никогда не смогу расплатиться с вами за то, что вы сделали для меня.

116
{"b":"25788","o":1}