ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэт настругал немного лучинок и сложил их на кучку сухой травы. Искра вылетела только после третьего удара, трава задымилась. Мэт дул на маленький огонек, стараясь поддержать его жизнь. Огонек разгорался все сильнее и сильнее, пока не взметнулись языки настоящего костра. Мэт сел на корточки. Он испытывал такое же большое удовольствие от совершенного им дела, как и от своих чудес. Теперь можно было отклониться назад и отдохнуть, по вдруг Мэт уперся во что-то твердое. Он осторожно оглянулся и увидел Нарлха, заглядывавшего через его голову. Зверь смотрел па огонь.

— Неплохо, — буркнул дракогриф. — Твои заклинания рождают огонь?

— Да, но это было не волшебство, — пояснил Мэт. — Просто кремень и металл.

Дракогриф глянул на него сверху, в его взгляде читалось уважение.

— На самом деле? Слушай, я думаю, ты делатель огня.

— Конечно. Но большинство людей тоже умеют добывать огонь.

Дракогриф повернул голову к костру:

— Точно. Я совсем забыл об этом. Может, вы и не умеете выдыхать огонь, но делать его вы умеете точно. — Он снова взглянул на Мэта. — А с помощью волшебства ты можешь делать еще большее пламя, да?

— Ну, вполне ощутимое, — осторожно заметил Мэт, порадовавшись, что настроение Нарлха стало немного лучше.

— А как насчет еды? — Дракогриф отвернулся от Мэта, не дожидаясь ответа. — Вот так путешествовать... и поесть-то нечего... Вся дичь уничтожена...

Мэт нахмурился:

— Все правильно, ты же знаешь, в округе бродят солдаты.

— Еще бы не знать! Эти жадные вояки отловили все, что хоть чуть больше мыши. Но ведь надо же чего-нибудь... — Он рванул через кусты, все еще что-то бормоча.

Мэт вздохнул и поднялся на ноги. Настало время поискать хоть какую пищу. Но из того, что пробурчал Нарлх, можно было понять, что вряд ли удастся найти много. Мэт порыскал в кустах. Ему не хотелось уходить далеко от костра. Несколько упавших орехов и куст, на котором сохранилось достаточно ягод. Мэт вернулся к огню. Живот подводило от голода. Разбив камнем один орех, Мэт раздвинул скорлупки и увидел копошащуюся массу.

— Так, червяки успели побывать здесь раньше меня. Настоящий воин не нуждается в пище, так?

Мэт взял следующий орех, положил его на камень и... Что-то плюхнулось на землю прямо перед ним. У костра валялся кусок оленины.

— Мне весь олень не нужен, — прозвучал голос Нарлха. — Я так подумал, что ты, может быть, сделаешь что-нибудь с этим куском. Я уже сыт.

Мэт поднял глаза и увидел чешуйчатую морду Нарлха.

— А я-то думал, что здесь волшебник я! Как тебе удалось его разыскать?

— Он умел хорошо прятаться, — рыкнул Нарлх, — а я умею хорошо искать. Ешь!

Мэт был очень тронут.

— Огромное тебе спасибо, Нарлх, но ты уверен?..

— Дракогрифу непозволительно быть медлительным, — оборвал его Нарлх. — Я слышал, что тебе подобные должны обжигать мясо перед едой.

— Да, так гораздо вкуснее. — Мэт принялся разделывать оленину. — Спасибо, Нарлх... огромное.

Через несколько минут мясо жарилось на импровизированном вертеле. Как только оно приобрело коричневатый цвет, Мэт начал срезать с него маленькие ломтики. Вкус был отменный, просто преотличный — с последнего завтрака яблоками прошло ох как много времени.

Когда острое чувство голода немного притупилось, Мэт вспомнил о хороших манерах и взглянул на Нарлха:

— Не хочешь попробовать кусочек?

— Не возражаю, — согласился зверь. — Наверное, это что-то стоящее, судя по тому, как ты это лопал.

Мэт протянул большой кусок. Потребовалось достаточно храбрости, чтобы не отдернуть руку, когда огромная голова дракогрифа наклонилась, чтобы взять кусок из его руки. Нарлх сделал всего только одно движение челюстями, а потом отвернулся, чтобы выплюнуть мясо.

— Фу! Как ты только можешь есть такое!

— Прости. — Мэт чувствовал себя достаточно жалко.

— Я так понимаю, на запах оно гораздо лучше, чем на вкус, — прорычал Нарлх.

— Должно быть. — Мэт продолжал отрезать кусочки до тех пор, пока не наелся. После этого он прожарил оставшееся мясо так, что с одной стороны оно почти обуглилось. Отлично, в таком виде его можно хранить пару дней. И хотя было похоже, что Нарлх умел отыскивать дичь даже там, где ее не было, рисковать не хотелось.

Пока мясо дожаривалось, Мэт выкатил из костра несколько угольков, дал им остыть и начал чертить длинные магические линии. Он не доверял лесу.

* * *

— Так это точно? — Королева сидела, плотно сжав губы, крепко вцепившись в бархатные подлокотники трона. — Значит, он пересек границу Ибирии?

— Ну не совсем пересек, ваше величество, а скорее оказался по другую сторону границы. — Гонец нервно мял в руках шляпу, его беспокоило, как королева отнесется к побегу своего возлюбленного. — Часовой на самом дальнем утесе горы Дамоклес отвернулся, чтобы посмотреть на противоположный склон, а когда повернулся обратно — лорд Маг уже был там. Страж говорит, что может поклясться — это точно был лорд Маг, и вы можете ему верить, ведь он был в вашей армии там, на равнине Вреден, и сражался бок о бок с его светлостью.

— Наверное, у него необычайно хорошее зрение, раз он уверен, что это был лорд Маг.

— У него действительно необычайно острое зрение, ваше величество, поэтому-то он и служит на горной границе. — Гонец не стал упоминать о деде часового — горце, который оставил ему в наследство не только острое зрение, но и теплый прием во всех горных деревушках.

Но в этом и не было необходимости: Алисанда сама отбирала солдат для несения службы на горной границе именно по этим критериям.

— Мне не нужны его клятвы, я и так верю его сообщению.

— Он еще сказал, что узнал лорда Мага по его цветам: золотисто-лазурному костюму и знакам, мерцавшим на его шапке.

На мантии волшебников естественно ожидать наличие магических символов, но для Алисанды всегда оставалось загадкой, почему Мэтью выбрал заглавное «М» вместо обычных звезд и полумесяцев. Понятно, если б это была его монограмма, но Мэтью не производил впечатления человека, переполненного чувством собственной значимости.

В любом случае его нельзя было спутать ни с кем другим.

— Спасибо тебе, добрый гонец, — сказал королева со вздохом. — Теперь оставь меня и ступай на кухню, тебя там накормят.

Гонец удивленно уставился на королеву, потом в поклоне попятился к двери. Когда ему показалось, что он отошел на достаточное расстояние от трона, он опрометью вылетел из зала. Уж кому-кому, а ему хорошо известно, как королевские особы вымещают досаду на гонцах, прибывших с плохими вестями. Поэтому его тем более удивило, что у королевы хватило самообладания и она даже нашла силы выразить благодарность! Его преданность трону возросла во сто крат.

— Он все-таки сделал это, — пробормотала про себя Алисанда. Как же ей хотелось, чтобы сейчас рядом оказался Канцлер, с которым она могла обсуждать такие важные вопросы. Но на сегодняшний день Канцлер сам был предметом обсуждений, и Алисанде ничего не оставалось делать, как разговаривать в его отсутствие сама с собой. — Ты сделал это, любовь моя. Ты без оглядки шагнул в логово зверя и, может быть, скоро лишишься головы. — Она задрожала, почувствовав, как ужас переполняет ее. — И какой же выбор остается мне — только следовать за тобой со всей моей армией в слабой надежде увидеть тебя живым. — Она задрожала и тряхнула головой. — Ах, Мэтью, мой Мэтью! Ну почему же ты не подумал прежде, чем давать эту клятву?

Ей не нужен был ответ. Она его знала. Если быть честной, все дело было в ней самой. Она поднялась, чтобы позвать своих герольдов и запустить военную машину в действие.

16
{"b":"25788","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце предательства
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Ореховый Будда
Случайный лектор
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Я енот
Земля перестанет вращаться