ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэту представилась средневековая камера, и он вспомнил все, что слышал о том, как мучеников заставляли выносить пытки, длившиеся по несколько дней. Но рыцарь был прав, это все равно было не так долго по сравнению с тем приговором, который ожидал его в мире ином.

— Тогда встаньте на колени. — С этими словами Иверна убрала острие пики.

Рыцарь встал на колени и сложил руки, склонив голову в молитве.

Друзья застыли в ожидании.

Через несколько минут рыцарь поднял голову.

— Мне кажется, я теперь примирился с Господом. Клянусь всем святым, что только есть, — с этого дня я буду стараться вести праведную жизнь, защищая слабых и наказывая злых. Теперь мне надо найти священника.

— Встаньте, — сказала Иверна.

Рыцарь поднялся, и Фадекорт обнял его рукой за плечи:

— Добро пожаловать обратно в мир живущих заботой о своей душе, брат.

— Я благодарю вас, — рыцарь попытался улыбнуться, — но простите меня за поспешность, теперь я должен отправиться в путь как можно скорее.

— Ладно, — отступая, сказал Фадекорт. — Скачи!

Рыцарь огляделся вокруг в некоторой растерянности:

— Маг... если мне позволено...

— О чем речь! Конечно. — Мэт щелкнул пальцами.

Стихи нужны для жизни прозы —
Чтоб ускользнуть от Гордогроссо.
По полю и сквозь бурелом
Лишь конь несет нас напролом.
Явись нам, конь! И под седлом!

Резкий порыв ветра пронесся в ночь, и, цокая копытами, появился конь рыцаря. Он остановился около своего хозяина и заржал. По лицу рыцаря пробежало подобие улыбки, он похлопал по шее коня и мигом вскочил в седло.

— О, — выдохнула Иверна, — не все в нем погибло еще до нашей встречи.

Мэт не вполне уверен, правильно ли он понял слова Иверны, но, похоже, она не имела в виду, что любовь хотя бы к коню — лучше, чем вообще ничего.

— Я попытаюсь найти святилище прежде, чем приспешники Сатаны найдут меня. — С этими словами рыцарь развернул коня на восток.

— Не забывайте о священных вещах, — посоветовал Мэт.

— А что же такого я могу взять отсюда? — с печальной усмешкой спросил рыцарь.

— Гимны, — сказал Мэт, — или даже лирические стихи. Вполне возможно, что, например, псалмы защитят Вас хоть немного.

Рыцарь озадаченно посмотрел на него, потом кивнул:

— Хм, то, что вы говорите, не лишено смысла, в любом случае это мне не повредит. Благодарю вас, Маг.

— Не стоит благодарности. Кстати, а вы знаете какие-нибудь гимны?

— Один или два. Еще с детства. Мир вам: Маг, дама и циклоп! Мир тебе, большой зверь! И прощайте!

С этими словами рыцарь пришпорил коня и исчез в ночной тьме. Но какое-то время они еще могли слышать, как он громко распевает по-латыни церковный гимн. Со слухом у него явно было плоховато.

— Я теперь уверен, что с ним все будет в порядке, — сказал Фадекорт, поморщившись от невыносимо фальшивых завываний, тревожащих тишину ночи.

— Это уж точно, — согласился Мэт. — Вряд ли кто-нибудь осмелится без крайней необходимости приблизиться к такому певцу.

В глубине души Мэт подозревал, что, как только рыцарь отъедет подальше, он забудет о всех своих клятвах и вернется в замок своего хозяина. О каком благородстве можно было говорить здесь, в Ибирии?

Но ему очень хотелось ошибиться.

Глава 14

НЕОБЫЧАЙНЫЙ СЛУЧАЙ НАРЦИССИЗМА

Когда на следующий день, слегка подлечив раны и немного отдохнув, друзья отправились в путь, среди них царили мир и согласие и они весело болтали. Для себя Мэт решил, что должен как-то загладить свою ошибку с прутиком и вновь завоевать их доверие. Склон круто уходив вниз, и та местность, где они скакали еще вчера, предстала перед их глазами как гора, но уже без плато с заколдованным лесом. Лес исчез, и теперь они спускались по тропе, петлявшей среди могучих вечнозеленых деревьев. Головы кружил чистый запах сосен и елей.

К полудню они уже выехали из этого леса, а вскоре после обеда им начали попадаться на пути и лиственные деревья. Их искривленные стволы как будто задыхались в объятиях вьюнов, листья которых по своей причудливости и красоте напоминали скорее мох, между стволами ощетинились заросли чертополоха, терновника и каких-то мелких белых цветков.

— Весьма странная растительность у них здесь, — отметил Мэт.

Фадекорт кивнул. Он все время пристально вглядывался в чащу, и его напряжение было почти физически ощутимым.

— Мы прошли через приграничные земли, лорд Маг. Теперь мы уже в Ибирии.

Ниже по склону он увидел плоский камень и остановился. Это произошло настолько неожиданно, что Мэт чуть не налетел на него. Он проследил за взглядом Фадекорта и с удивлением увидел на огромном камне греющуюся на солнце ящерицу. Ящерица сидела к ним спиной, и поэтому Мэт никак не мог разглядеть ее морды. У нее был огромный нарост на голове с пятью здоровенными шипами, похожими на рога оленя, ярко блестевшими на солнце. Нет, такого ему точно никогда не приходилось видеть. Мэт глаз не мог отвести — ящерица с оленьими рогами, вот это да! Он о таком даже и не слышал.

Иверна тихо охнула, а Фадекорт шикнул на нее:

— Тс-с... это кокатрисса, и горе нам, если это существо повернется к нам мордой.

Василиск, или кокатрисса, мог бы превратить их в камень лишь одним только взглядом. Даже более того, эта рептилия не могла не превратить их в камень. Ее нельзя было винить и за то, что время от времени она оглядывалась, чтобы посмотреть, не подкрадывается ли там кто-то сзади, но это происходило лишь тогда, когда ящерица была напугана. Правда, испуг длился пока она не определит, что именно ей угрожает, впрочем, Мэт предположил, что уже давно ни один хищник не рискует подкрадываться сзади к таким ящерицам.

Фадекорт махнул рукой, чтобы они отошли назад, и друзья стали отступать как можно бесшумнее за ближайшие деревья. Но все происходило недостаточно быстро. Вот у кого-то под ногой хрустнула ветка, и василиск тут же развернулся к ним мордой.

— Прячьтесь! — рявкнул Фадекорт, и все зарылись в листву.

Потом все затихло. Наконец Мэт прошептал:

— Все целы?

— Ага, — прихрюкнул Нарлх, все еще не совсем оправившись от испуга.

Мэт с облегчением вздохнул. Потом он услышал приглушенные всхлипы Иверны и прерывающийся голос Фадекорта:

— Ничего, я еще жив.

— Что случилось? — растерянно спросил Мэт. В ответ с дороги послышалось шипение. Высунувшись немного из-за дерева, Мэт сдавленно прошептал:

— Фадекорт! В чем...

Тут он увидел циклопа и замолчал ..

— Тихо, Маг! — Циклоп потряс своим каменным кулаком — Со мной ничего не случилось. Я могу идти, я могу сражаться!

Мэт сглотнул и отвернулся.

— Я думаю, опасность очевидна и всем понятна. Нам надо вернуться назад и поискать обходной путь.

— Мы не можем этого сделать. — Фадекорт поднял камень левой рукой. — Это единственная дорога со стороны гор. Оставайтесь в укрытии, пока я все не закончу.

С этими словами он вышел из-за дуба.

— Эй! — Мэт ухватил его за плечо. — Стой на месте, парень! Если эта тварь тебя обнаружит, нам придется иметь дело с гранитом вместо тебя!

— А разве мужчина может желать лучшей смерти? — заспорил с ним Фадекорт. — И даже если я умру, может быть, прежде я успею очистить дорогу от этого чудовища. — Он приготовился идти, но почувствовал руку Мэта на своем плече. — Отпусти меня, лорд Мэтью.

— Не дури. Без твоих рук у нас нет никакого шанса. Давай-ка попробуем что-нибудь получше.

Рассерженный циклон вернулся, и как раз вовремя: краем глаза Мэт увидел, как ящерица снова начала поворачиваться в их сторону. Он затащил Фадекорта под прикрытие дерева:

— Не смотри туда, наша огненная игуана только что развернулась к нам, чтобы выяснить, из-за чего весь этот переполох.

43
{"b":"25788","o":1}