ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Изумленный вид Совиньона вызвал у Алисанды улыбку.

— Простой народ всегда уважает границы, но не настолько, милорд. Границы — для народов, ну а для родственников — тропинки.

Глава 15

СТАЛЬНАЯ СВОРА

— Ну уж по крайней мере на пейзаж тебе жаловаться грех.

— Да, такого и во сне не увидишь. — Взгляд Мэта скользил по склонам. Всюду были горы, они громоздились все выше и выше, закрывая собой даже солнце. И хотя было уже позднее утро, друзья продвигались в затянувшихся сумерках. — А я что, жаловался? По крайней мере движемся мы по более или менее ровной поверхности.

— Мы уже миновали предгорья, — заверил их Фадекорт. — И совсем скоро увидим небольшие, но вполне прилично возделанные поля, и нам придется проходить через многие города.

— Я предпочел бы обойти их стороной, если, конечно, вы не против. — Мэт с подозрением рассматривал ближайшие склоны. — Даже здесь, на открытом месте, я все время высматриваю лакеев Гордогроссо.

— Его лакеи все знатного сословия, — заметила Иверна. — Может, ты хотел сказать — лакеи его баронов?

— Нет-нет, не совсем так. Что сказал, то и сказал. Между прочим, многие ли из его баронов аристократического происхождения?

— Большинство, — вспыхнув, ответила Иверна. — Хотя десятка полтора он убрал, чтобы освободить место для своих лакеев низкого происхождения.

— Если позволить этому продолжаться достаточно долго, то останется лишь небольшая горстка тех, чьи предки жили еще до победы колдунов.

— Вот именно. — Очень странно, но на глаза Иверны навернулись слезы. — Только агрессивные бароны получают здесь по заслугам. Да выскочки всегда готовы захватить то, что им не принадлежит.

Мэт наконец-то понял, что все это Иверна воспринимает слишком близко к сердцу.

— Ох, приношу свои извинения! Но я же не хотел обидеть. Не беспокойтесь, миледи, мы восстановим старые поместья и кланы.

— Не обещай того, в чем не уверен, — сказал Фадекорт. — Остались лишь младшие отпрыски старых аристократических семей, да и те так озлобились, что большинство из них перешло на сторону Зла, стараясь наверстать упущенное.

Мэт испуганно посмотрел на него:

— Ты хочешь сказать, что даже если мне удастся вышвырнуть Гордо... тьфу ты, никак не выговоришь... ну короля-колдуна, я не смогу найти достаточное число хороших людей, которые могли бы быть моими наместниками на местах?

— Именно так, — сурово ответил Фадекорт.

— Ты должен будешь набирать их там, где найдешь, — возразила Иверна. — Хороших людей можно найти и среди простолюдинов, и некоторые могут оказаться вполне способными вершить государственные дела.

Это сразило Мэта наповал.

— Вы уж извините меня, миледи, я несколько удивлен, слыша такие слова, из уст аристократки: восхвалять простолюдинов не принято в вашем кругу.

— Каждый, кто сохранил веру в Бога, — ответила Иверна, — и старался быть хорошим человеком, благороден в сердце своем. Может быть, остаться хорошим человеком — это единственное истинное благородство Ибирии, тем более что для того, чтобы не потерять себя, приходится преодолевать практически непреодолимые препятствия.

Мэт всегда представлял себе Ибирию как огромную толпу хороших, бедных людей, трудящихся под игом жестоких угнетателей, поставленных у власти силой колдовства. Ему и в голову не приходило, что распущенность баронов заставляет простых людей задуматься о том, что нет смысла сохранять честные и добрые отношения между собой и жить по каким-то другим правилам, кроме принятых аристократами. Мэт начал думать о том, как глубоко может проникнуть нарушение моральных устоев во все слои общества. Хотя, несомненно, закон Грэхема приемлем для любой среды, не только для денег, а сфера денежного обмена среди людей — всего лишь модель их реальных взаимоотношений.

Они объехали гору, и перед глазами Мэта предстало материальное воплощение утраченных добродетелей, о которых он только что думал. Там, где встретились два склона, закончив свой плавный бег к долине, виднелась небольшая пещера — грот, и в ней — статуя. Краска облупилась, да и буйно разросшийся плющ скрывал почти всю статую. Разглядеть можно было только голову и левую Руку. Мэт пригляделся повнимательнее, но лицо статуи было ему незнакомо.

— Кто это?

Фадекорт удивленно взглянул на него:

— Это же тот, кому ты молился, лорд Маг, — святой Яго. Не хочешь ли ты сказать, что хоть ты и просил его о помощи, но ни разу в глаза не видел?

— Боюсь, что так. — Мэт покраснел. — А что еще хуже, я о нем ничего не знаю.

Рядом он увидел какие-то руины: провалившаяся крыша, разрушенные каменные стены, гарь и копоть там, где некогда были деревянные пристройки.

— Увы! Вот что осталось от священной обители! — со слезами на глазах воскликнула Иверна. Мэт посмотрел на Фадекорта.

— Некогда это было здесь самое почитаемое святое место, лорд Маг! — мрачно сказал циклоп. — Именно здесь святой Яго явился брату Чарду, простому нищенствующему монаху. Его братья-отшельники построили эту обитель, чтобы быть поближе к святому месту и следить за порядком. В течение ста пятидесяти лет им удавалось оберегать эту святыню от королей-колдунов. Но, увы, среди них появился предатель, его звали Виль, сначала он был послушником, потом стал монахом. В нем была какая-то предрасположенность ко Злу, а может, ему просто хотелось выслужиться перед королем, но так или иначе, Виль предложил монахам план, по которому, как он утверждал, они должны были победить Гордогроссо. По этому плану они смогут покинуть свою обитель и поодиночке войти в Орлскведрилл, столицу Ибирии. Там они хотели окружить замок короля и молиться все вместе о низвержении злого правителя.

— А пока они отсутствовали, королевские солдаты напали на святыню и осквернили ее, так?

— Да. Они разрушили здание капитула и, как ты сам видишь, сожгли все внутри. Они разбили все прекрасные мозаики в гроте. — Слезы текли по лицу Иверны.

— Но статую они не смогли разрушить. — Мэт почувствовал благоговение Фадекорта перед святым Яго. — Солдаты так и не проникли в грот, как будто путь им преградила невидимая стена.

— Стена, которую они не могли ни разрушить, ни преодолеть, — прошептала Иверна. — Даже тогда это уже было чудом.

— То есть сама святыня осталась. — Мэт нахмурился, вглядываясь в увитую плющом статую. — А что сталось с монахами?

— Как только они вошли в город, их всех перебили, — закончила Иверна. — Солдаты знали все заранее.

— Только не говори мне, что они оказались настолько глупы, что вошли в город в своих монашеских сутанах!

— Нет-нет, но тонзуры так просто не скроешь, а тем более что при входе в город солдаты у ворот заставили всех снять капюшоны, — продолжил Фадекорт. — Потом король их всех подверг пыткам, а его канцлер признал их виновными в государственной измене.

— Это уже после того, как их казнили.

— Ах, несчастные души. — Щеки Иверны были мокры от слез. — Но их святая обитель все еще жива, покинутая всеми, потому что никто не осмеливается приходить сюда. Покинутая и разрушенная, она все равно стоит здесь, напоминая тем, кто творит Зло, что они никогда не победят окончательно.

Мэт продолжал пристально смотреть на святыню. Фадекорт обеспокоенно спросил его:

— Маг, что ты собираешься делать?

— Просто думаю, что здесь, — ответил Мэт, — в таком святом месте, вряд ли мы навлечем на себя гнев каких-нибудь дежурных колдунов, если совершим еще одно благое дело. Давайте, ребята, приведем немного в порядок этот грот! — С этими словами Мэт шагнул к статуе.

Иверна и Фадекорт удивленно переглянулись и радостно последовали за ним. Следом двинулся и Нарлх, бормоча:

— Я точно знаю, все это не к добру.

Краска на статуе вся выцвела и шелушилась. Мэта так и подмывало соскрести ее всю, тем более что сама статуя была вырезана из камня. Но он все-таки решил ограничиться тем, что оборвал плющ и убрал мусор. Иверна пересадила несколько лесных цветов, а Нарлх с Фадекортом восстановили нижнюю стену, окружавшую грот. Потом они немного подмели и почистили сам грот. Воды в гроте не было, поэтому им пришлось таскать ее в самодельных ведрах из ближайшего ручейка. К полудню все дела были закончены, и Мэт огляделся с чувством удовлетворения:

46
{"b":"25788","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Дети 2+. Инструкция по применению
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Падчерица Фортуны
Ключевые модели для саморазвития и управления персоналом. 75 моделей, которые должен знать каждый менеджер
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Я вас люблю – терпите!
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Самый богатый человек в Вавилоне