ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну вот! Совсем другое дело! Мы не теряли времени даром.

Была ли там пещера изначально, или нет, сказать трудно, но, стоя в гроте, Мэт уверил себя, что была. Монахи только сделали арку из гладких, хорошо подогнанных блоков, которая переходила в невысокую ограду перед пещерой. Вдоль ограды шли утрамбованные земляные ступени, поросшие травой. Мэт скосил траву кинжалом. Ступени образовывали выступы, где можно было преклонить колена, когда молишься. Посаженные Иверной цветы украшали подножие статуи. Цветы теперь были в глиняных вазонах по обе стороны арки.

— Конечно, не скажешь, что все блестит, как новенькое, — заметил Мэт, — но уж теперь это место не выглядит заброшенным.

— Еще бы! — согласился Фадекорт. — Простите, лорд Маг. — С этими словами Фадекорт преклонил колена у каменной ограды рядом с Иверной, склонившей голову в молитве.

— Ну а ты что?

Мэт постоял немного, обдумывая, потом покачал головой:

— Боюсь, я никогда не был сильно верующим. Но все-таки я произнесу короткую молитву. — Мэт закрыл глаза и тоже склонил голову.

Когда он ее снова поднял, Нарлх просопел:

— Точно, короткая.

— Но по делу. Кроме того, я думаю, что если его это вообще заботит, то дела скажут за себя лучше всяких слов.

— Может быть, — согласился Нарлх. — Я и сам бы предпочел человека, делающего дело...

— ...тому, кто много говорит, но никогда ничего не делает?

— Тебе такие тоже попадались, да?

— Боюсь, что много. — Мэт следил взглядом за Иверной, которая поднялась с колен и шла к ним, Фадекорт присоединился несколькими секундами позже. — Ну что, снова в путь?

Иверна подняла на него сияющее лицо:

— Ах, лорд Маг, я думаю, что теперь не буду бояться колдунов — они не смогут сотворить что-нибудь против нас.

— Это хорошо, когда ничего не боишься, — веско сказал Фадекорт, — к тому же если об этом есть кому позаботиться.

Долгий закат золотил склоны гор, и они быстро выбрались на равнину. Было уже совсем темно, но место для стоянки все еще не попадалось.

Мэт подал сигнал остановиться.

— Если уж нет хорошего места для стоянки, то можно остановиться в любом, не так ли?

— Я думаю, что не так, — нахмурившись, сказал Фадекорт, — хотя, похоже, выбор у нас невелик. Я очень прошу тебя, Маг, начерти поскорее свои круги, что-то мне не нравится эта открытая местность.

— И это при том, что ты не вырос в городе. — Мэт начал стаскивать с плеча свой импровизированный рюкзак. Но Иверна остановила его движением руки.

— Тише! Что это?

Все замерли, внимательно прислушиваясь. Приглушенный большим расстоянием, до них долетал скрежещущий и дробный звук. С каждой минутой он становился все громче и громче. Создавалось такое впечатление, как будто огромные челюсти клацают друг о друга в предвкушении пиршества.

— Что бы это ни было, но продвигается оно вперед очень быстро, — забеспокоился Мэт.

— Очень быстро? Да оно несется, как ураган, — сказал Фадекорт.

— Мне очень не нравится этот звук, лорд Маг, — побледнев, прошептала Иверна.

— Ты слышала его раньше? — Мэт глянул на Иверну.

— Да, еще ребенком. Тогда к нам приехал королевский колдун-надсмотрщик. Он должен был недолго пожить в замке отца. Такой прощелыга-простолюдин. — При воспоминаниях об отце глаза Иверны затуманились. — Чтобы произвести впечатление на отца, он оживил горгулью на нашей крыше. И вот когда она клацала своими челюстями и размахивала железными лапами, звук был очень похож на этот.

В ее словах Мэт уловил эхо более зловещих событий, возможно, после приезда этого надзирателя и началась осада замка, которая завершилась на их глазах. Но об этом сейчас было не время думать.

— Если это и горгулья, то не одна.

— Я в этом не сомневаюсь, — угрюмо сказал Фадекорт. — Я слышал, что король Гордогроссо уже выпускал этих монстров, чтобы выследить и порвать на куски тех, от кого ему особенно хотелось отделаться.

— Мои поздравления. Маг, — рявкнул Нарлх. — Тебя заприметили.

— На сей раз, я думаю, я мог бы обойтись и без твоих замечаний. А чего мы здесь стоим и ждем? Бежим!

Они развернулись и бросились по дороге обратно, но лязгающе-грохочущий звук все приближался.

— А куда... мы... бежим? — тяжело дыша, спросил Фадекорт.

— Ты спрашиваешь меня? — с присвистом вырвалось у Мэта. — Ты же у нас... военный! Где... мы... можем спрятаться?

— Нигде, — совершенно уверенно ответил циклоп. — Между нами и гротом нет ни единого укрытия или... хотя бы удобного для боя места.

— Грот! — закричал Мэт. — Ты говорил... что никакое Зло не может проникнуть в грот! По крайней мере... не могло, когда... солдаты Гордогроссо пытались уничтожить его!

— А он сможет... выдержать натиск этих тварей?

— Но это единственная для нас возможность! Молчи и бежим!

Но Нарлх затормозил:

— Эй, вы, мелюзга, вы не сможете от них удрать. Я могу отвезти вас всех троих, такое расстояние я одолею! Давайте залезайте!

Мэт начал было протестовать, но Фадекорт уже сидел на дракогрифе и тянул за собой Иверну. Мэт замолчал и вскарабкался на спину зверя, крепко уцепившись за один из наростов. Нарлх бросился вперед.

То расстояние, которое они прошли утром за шесть часов, быстро съедалось огромными шагами Нарлха. Ветер бил Мэту в лицо, дракогриф еще никогда не несся с такой скоростью. И все же страшный звук за ними становился все отчетливее.

— Нет, это слишком медленно! — рявкнул Нарлх. — Как мне это ни противно, но придется взлететь. Держитесь!

Все трое вцепились в дракогрифа мертвой хваткой, зверь расправил крылья и взмыл в воздух. Он летел с натугой, но где-то на высоте пятидесяти футов поймал нужный поток и заскользил. Потом резко повернул на восток, и на какое-то мгновение всем показалось, что клацанье стало потише, но это длилось недолго. Глядя через плечо Фадекорта, Мэт видел напряженную спину Иверны. Он не сомневался, что она сидела, зажмурив глаза, но ни слова жалобы от нее не было слышно. А он что, хуже?

Вскоре они заметили двойную гору, и Иверна закричала:

— Вот он! Грот!

Нарлх сложил крылья и начал спускаться. Быстро перебирая ногами, он коснулся земли. Расправив крылья, как тормозной парашют, и пропахав когтями глубокие борозды в земле, он наконец смог остановиться:

— Быстро вниз! Они здесь будут с минуты на минуту!

Никто с ним не спорил.

Оказавшись на земле, друзья снова услышали этот звук, он приближался с ужасающей скоростью. Они бросились наутек. Фадекорт немного поотстал, замыкая шествие, Мэт бежал позади Иверны. Шум уже совсем близко, и на минуту у него появилось желание рвануть вперед и обогнать Иверну, но он сдержался. Иверна уже вбежала в ворота, следом влетел Мэт, на пятки ему наступал Фадекорт. Мэт оглянулся назад, содрогаясь при мысли о своих преследователях, и... увидел Нарлха.

Дракогриф развернулся навстречу ветру, расправил крылья и бросился бежать — прямо на врага.

— Нарлх! — закричал Мэт. — Ты что, спятил? Давай сюда!

Нарлх притормозил, поднял голову:

— Я? В таком святом месте?

— Ты же хороший! Хороший! В конце концов, ты же помогал нам здесь все вычистить, а?

Дракогриф глянул через плечо и бросился к святой обители. Протискиваясь через ворота, тяжело дыша, он спросил:

— А места на всех хватит?

— Я думаю, тебе придется свернуться вокруг статуи, — сказал Мэт. — Надеюсь, ты не ищешь комфорта? Нужно уместиться!

Нарлх так и сделал. Ему из-за низкой крыши пришлось улечься на землю. Он поднял глаза к статуе:

— Извините меня, сэр.

Мэт оглянулся назад и увидел, как по равнине к ним вперевалку приближаются горгульи. Зрелище было ужасающим: фрагменты знакомых животных: ноги крокодила, крылья летучих мышей, змеиные хвосты, человеческие руки — и все это покрыто рыбьей чешуей. Их рыла не походили ни на человеческие лица, ни на морды зверей. И каждая не была похожа на другую, и каждая представляла собой уникальное сочетание всех фрагментов. На головах чудищ — шипы и наросты, похожие на перья, а рыла — пародия на человеческие лица, причем такая, что наводит ужас. Каждая пасть утыкана блестящими, острыми зубами. Мэт посмотрел на отблеск лунного света, игравшего на их телах, и по спине пробежал холодок. Эти отполированные поверхности, они что, на самом деле стальные?

47
{"b":"25788","o":1}