ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты пытаешься захватить трон!

— Точно! — Глаза герцога превратились в две щелочки, а ухмылка стала зловещей. — И для этого мне нужна помощь сильных волшебников.

Теперь все обретало смысл. Если Мэт присоединится к герцогу и будет участвовать в этих пытках, он станет одним из них, это будет предательством, предательством вдвойне, потому что люди, которых они будут пытать вместе с герцогом, — его друзья. После этого он, без сомнения, посвятит себя служению Злу и, облеченный их доверием, станет колдуном, который будет усердно работать на своего порочного хозяина.

— Что это? Если ты можешь стать достаточно порочным, ты сможешь стать королем?

— Так делается дело в Ибирии, — подтвердил герцог. — Власть захватывают! И дело завершается убийством предшественника либо до его свержения, либо после.

— Да, — Мэт нахмурился, — но королю принадлежит вся власть! Он самый могущественный колдун, и за его спиной поддержка Сатаны!

— Да, так может показаться. Но знай, глупый, сующий всюду свой нос человек, что Сатана поможет любому, кто домогается трона, потому что все это кончается гражданской войной, а горе и беды, которые она несет, заставляют многих терять веру и проклинать Господа Бога.

— И Сатана заполучает их души!

— Он собирает бесполезные вещи. Таким образом, силы Ада могут помогать королю, но они точно так же могут помочь и мне.

— Сатана всегда в выигрыше, — кивнул Мэт. — Вот это уже звучит разумно. Чем раньше ты выступишь против короля, тем скорее один из вас умрет, и тогда Сатане уже не надо долго ждать, чтобы заполучить твою душу.

Злые огоньки вспыхнули в глазах Бруитфорта, но он сдержался:

— Все точно так. И тогда это становится соревнованием сил. Король должен стремиться всеми силами побороть меня, прежде чем я наберу достаточно силы, чтобы свергнуть его. — На его лице снова промелькнула кривая усмешка. — Но здесь он уже проиграл. Я смог противопоставить его колдовству свое собственное, я набрал такую армию, которая смогла выступить против его войска и отбросить его, и таким образом я постепенно захватил землю и теперь властвую над половиной Ибирии, а скоро моя власть распространится вообще на большую часть страны.

Тут Мэту случайно пришла в голову мысль:

— Конечно, ты мог бы в душе оставаться хорошим человеком и просто достаточно долго притворяться порочным и злым, чтобы заручиться поддержкой Сатаны.

Бруитфорт откинул назад голову и рассмеялся:

— Ты думаешь, так легко обвести вокруг пальца Короля Лжи? Заверяю тебя, нет! Он сразу распознает истинное Зло, когда видит его! Он никогда не будет помогать человеку, который в глубине души остается верен добру!

— Тогда чьих же солдат, которые грабили и насиловали в деревнях, я видел? Твоих или королевских?

— Моих. — Ухмылка расползлась еще шире по лицу герцога. — Я привязал их к себе, пообещав жестокие удовольствия и богатства, добытые грабежом. Ну и конечно, пренебрежение законом, которое делало такие вещи возможными.

— Это значит, что королевские солдаты ничем не лучше твоих.

— Конечно. Если уж хочешь сохранить трон, следует быть точно таким же, как и я, и даже чуть-чуть превосходить меня, и без промедления, безжалостно подавлять первые же признаки любого сопротивления. А вот тут-то он и оплошал. Ему не хватило ума, чтобы разглядеть появление соперника, он не сумел разглядеть моей лжи и лицемерия, а теперь уже слишком поздно, и у меня достаточно силы, чтобы сразиться с ним. Так что он умрет, и, я думаю, этого осталось ждать недолго.

Так вот почему у Мэта было так мало неприятностей с Гордогроссо! Король, оказывается, был занят бунтом в своей собственной стране. В этот момент Мэта как будто озарило:

— Так это была атака сэра Ги! И это он дал тебе шанс!

— Точно так. — Герцог повернулся к сэру Ги и с издевкой поклонился. — Черный Рыцарь нанес удар по могущественным лордам, которые истязали своих крестьян, и оставил за собой дыры в покрове Зла.

— А ты незамедлительно их заполнил.

Бруитфорт кивнул головой:

— Он разделался с порочными нарушителями закона, которые стремились жить за счет слабых, и завоевал преданность бедняков, он разделался с королевскими сборщиками налогов и подорвал власть короля в деревнях. Он собрал вокруг себя всех дураков, которые поклоняются Добру. Они все вылезли из своих потайных мест и собрались вместе. И вот тут-то совершенно неожиданно над королем нависла угроза, которая могла оказаться роковой.

— Поэтому ему пришлось стянуть большую часть своих войск, чтобы удержать сэра Ги и его последователей в замке, а пока они были заняты этим, ты захватил все владения, которые Черный Рыцарь освободил.

Сэр Ги пристально смотрел на них. Его лицо побледнело.

— Все точно так. — Ухмылка герцога стала похожей на оскал акулы. — Пусть другие тратят попусту время на споры, а я выжидал, гнулся в поклонах, расшаркивался, а потом нанес удар. И все же, чтобы выступить против короля, я должен собрать все силы, какие только смогу, потому что, даже ослабленный, он обладает необычайной колдовской силой. Присоединяйся ко мне, Маг! Укрепи мои силы! Освободи Ибирию от этого развращенного монарха!

— И замени его на другого, еще более порочного? — подсказал Мэт. — На еще более изощренного в своей способности делать жизнь людей жалкой и безысходной?

— Да ты тогда сможешь получить власть, о которой едва ли и мечтать-то можешь. Присоединяйся к моим развлечениям, и тогда у тебя будет такая власть на земле! Ты будешь вторым после меня! Самые прекрасные девушки королевства — и только на одну ночь! Прекрасное мясо, утонченные вина, великолепные одежды! Что скажешь на это, Маг? Согласен на богатство, роскошь ч власть? Или хочешь умереть в страшных муках?

Герцог посмотрел вверх, его рука шевельнулась, и Мэт почувствовал страшную боль в ступне. Он закричал, и комната исчезла за красной пеленой. Постепенно пелена стала исчезать. Теперь вся боль сконцентрировалась в ступне в маленький пульсирующий комок. Как сквозь туман, Мэт смог разглядеть лицо герцога: выпученные глаза, поблескивающие в оскале зубы и довольная улыбка.

— Выбирай. — Слова вырывались с тяжелым дыханием. — Выбирай.

И Мэт выбрал.

Иной палач силен и крут,
Всегда согнет железный прут,
Но он не разберется с нами!
Я — той страны рисковый мэн,
Где бокс придумал джентльмен, —
Правь, Британия, морями!

Герцога отшвырнуло прочь от Мэта, и он буквально влип в каменную стену. Но этот удар не свалил его с ног. Оторвавшись от стены, он потряс головой, и в следующую секунду небольшой кнут с острыми железными шипами полоснул Мэта по груди. Мэт закричал от боли, но не остановился:

Кто на британца поднял кнут,
Того в момент кнутом побьют,
Копавший яму — будет в яме!

Шипы взметнулись в воздухе, и через мгновение кто-то за спиной Мэта завопил от боли. Эта победа вдохновила Мэта, и он прокричал:

Удар врага — врагу вернут,
Экскюз ми, зря ты поднял кнут —
Правь, Британия...

— Заткните его! — заверещал герцог. Рука резко опустилась на лицо Мэта, но он, по счастью, не успел закрыть рот и тут же ее укусил.

Мучитель вскрикнул, но рука осталась на прежнем месте. И тут Мэт начал жевать ее, стараясь не обращать внимания на омерзительный вкус. Неожиданно рука взметнулась, и тряпичный кляп оказался во рту Мэта. На вкус кляп был отвратителен, да и запах был не лучше.

Тяжело дыша, герцог склонился над ним. Его глаза сверкали бешенством.

78
{"b":"25788","o":1}