ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разрушенный дворец
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Сглаз
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Наши судьбы сплелись
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Потерянное озеро
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Содержание  
A
A

Мэт так и сделал, и день прошел без приключений, правда, и без еды. Если на склоне и обитала какая дичь, то, видно, она уж больно ловко пряталась. А вполне возможно, что осаждавшие солдаты давным-давно съели все, что можно было есть. Все это не. способствовало хорошему настроению, и Мэт угрюмо шагал вверх по склону, золотившемуся в лучах заходящего солнца, наступая на пятки своей собственной тени, бежавшей впереди...

И вдруг... опять!.. мир завертелся.

Это было так неожиданно, что на этот раз Мэт даже не успел встать на колени. Он упал, стукнувшись подбородком о землю, и покатился... Он лежал на спине и ждал, когда пройдет дурнота. Наконец вечернее небо прояснилось — розоватое по краям с первыми блеклыми звездами.

Можно было не подниматься. Он знал наверняка, что снова увидит все ту же опушку и альпийский луг. Желудок заныл от голода. Но ничего, днем удалось закусить горсткой ягод, кроме того, ему посчастливилось найти орехи, припрятанные с прошлого года белками. Голод сейчас не так терзал Мэта, как чувство полной опустошенности. Не поднимаясь, он закрыл глаза. Спать!

* * *

Он проснулся на рассвете, замерзший и промокший от росы. Сел. Все тело затекло. Мэт обхватил себя руками и угрюмо воззрился на великолепный альпийский луг. Да, он снова был там, откуда начал свой поход. Два дня хождения по дорогам и тропинкам потрачены напрасно.

Ну, положим, не совсем напрасно. Теперь он знал совершенно точно, что этот кто-то не хочет, чтобы он вернулся в Меровенс. Наверное, этот кто-то будет просто счастлив, если Мэт отправится дальше на запад, хотя это была прямая дорога в Ибирию. Но этот кто-то не считал, что Мэта будет просто заменить, и это давало надежду.

Мэт со вздохом поднялся на ноги, дотащился до ручья, чтобы попить, и отправился в лес, рассчитывая, что трудолюбивые белочки забыли про свои прошлогодние запасы орехов. Он был уверен, что найдет их, и все больше чувствовал себя одним из них.

Ему удалось найти горстку орехов и немного ягод. От голода кружилась голова, но он снова пустился в путь, теперь вдоль гор. Мэт не собирался заходить далеко в глубь Ибирии. По крайней мере не дальше, чем ему предназначено. Но, может быть, здесь, в долине, удастся найти деревню с постоялым двором или хотя бы крестьянский дом, где хозяева изъявят готовность расстаться с миской каши. В голове мелькнула мысль вернуться в ту деревню и попросить милостыни, но он тут же подумал, что оставшиеся в живых женщины вряд ли встретят незнакомого мужчину с распростертыми объятиями. Лучше пока остаться в долине и держаться подальше от тропы. Может, ему повезет, и он найдет другую деревню, а может быть, и другую дорогу.

Полчаса спустя провидение наконец улыбнулось ему: он буквально налетел на яблоню. Ему действительно понадобилось какое-то время, чтобы понять, во что он врезался. Мэт поднял глаза, увидел красные плоды и с радостным криком сорвал одно яблоко. За ним последовало еще два, и только после этого в нем стало просыпаться любопытство, как это среди хвойных лесов высокогорья вдруг объявилось фруктовое дерево. Он решил, что это Небеса посылают ему знак, что они не забыли о нем, и сорвал еще одно яблоко. Немного утолив голод, Мэт вдруг вспомнил, что случается, если переешь после длительного голода, и, сняв плащ, решил завернуть в него с десяток яблок. Теперь он снова повернул на юг, ощущая на спине приятную ношу.

Но это ощущение длилось совсем недолго. Неожиданно тяжесть исчезла.

Он остановился, кинул перед собой плащ, развернул его и увидел... подкладку. Все, там больше ничего не было! Ни листочка, ни веточки! Мэт вздохнул и набросил плащ на плечи. Он вспомнил о народе израильском в пустыне, о манне, о том, что они могли взять с собой только то, что нужно на день. Совершенно очевидно, ему тоже нельзя делать запасов. Бог в должное время позаботится о нем. Мэт отправился в путь, препоручив себя своей судьбе.

Но чувствовал он себя сейчас гораздо лучше.

Глава 5

РАССЕРЖЕННОЕ ЧУДИЩЕ

Солнце стояло почти над головой, а яблоками Мэт лакомился уже давным-давно. Снова появилась слабость, и настроение Мэта стало быстро портиться. Опять захотелось проклясть свое невезение, а заодно и Силы, которые настойчиво мешали ему выбраться из этой ситуации. Конечно, это по собственной глупости он дал клятву, совершенно неосознанно — и теперь Мэт с трудом удержал на кончике языка уже готовые сорваться слова. Главное — не дать волю своему языку.

Ему самому и не надо было этого делать. Мэт нахмурился, прислушиваясь, — какие-то звуки. Потом снова все стихло. Он готов был поклясться, что где-то вдалеке кто-то бранится самыми последними словами...

Ой, нет, только не «поклясться». Нет, никогда он не произнесет его снова. Никогда. По крайней мере не обдумав все тысячу раз.

Так что это был за звук? Может быть, просто ветер шумит?..

Мэт нахмурился, склонил голову набок и прислушался. Нет, это не ветер. Какое-то живое существо стонало от ярости и боли.

Мэт медленно двинулся вперед, приготовившись в любой момент спрыгнуть с тропы.

Опять этот странный звук. Мэт похолодел. Он не мог различить слов, но по тону можно было догадаться, что существо в ярости. Вопль перешел в ворчание, и Мэт стал потихоньку подкрадываться.

Ничего не видно, кроме тропы, которая круто поворачивала за высокую скалу. Ворчание стало чуть громче. Мэт прижался к скале, продвинулся чуть вперед и осторожно выглянул.

Раздался дикий рев, и Мэт быстро отпрянул: он был уверен, что его заметили.

Теперь можно было различить слова. Мэт нахмурился: он не мог совершенно точно понять их, но это было похоже на какой-то диалект языка Меровенса, которым Мэт владел столь же свободно, как и английским. Мэт прислушался повнимательнее, стараясь сделать скидку на акцент, и это сработало — он стал различать слова.

— Этот беспородный выродок-колдун, вот кто заманил меня в эту дьявольскую ловушку! Да я разорву его на сотню кусочков! Да я шкуру с него спущу! Я его с самой вершины горы сброшу вниз головой!

Кто бы это ни был, он мало походил на джентльмена. Мэт осторожно вышел из укрытия и медленно двинулся вперед: если это существо попало в беду, он очень хотел бы ему помочь. Не важно, что голос мало походил на человеческий.

Слова самые что ни на есть человеческие, такой поток ругательств достоин отъявленного морского волка, который, вволю нагулявшись в порту, возвращается на корабль. Мэт обошел еще один выступ и увидел совершенно необычное существо. Он даже засомневался, не двое ли их там было, и если действительно двое, то у второго крыло было придавлено куском скалы.

Зверь яростно размахивал свободным крылом, пытаясь высвободиться. Крылья были орлиные, хотя и фантастического размаха, по меньшей мере футов тридцать. Но голова, шея и хвост явно походили на драконьи, что же до самого тела, оно явно принадлежало льву.

Мэт не удержался:

— Во имя Небес, кто вы?

Зверь с ревом повернулся.

— Дракогриф. А ты кто?

— Я — маг, — не задумываясь ответил Мэт и тут же поспешил спрятаться за скалу, потому что зверь с ревом рванулся в его сторону.

— Хотел незаметно ко мне подкрасться, да? — прогромыхало из-за скалы, где нашел укрытие Мэт. — Хотел усыпить меня и высосать мою кровь, так? Не удалось добыть крови младенца, так решил поймать хоть кого-нибудь помоложе?

— Нет! — Мэт рискнул высунуть голову и крикнуть: — Ты напоролся на плохого волшебника!

— Плохого волшебника? Все вы плохие! Где это видано, чтобы были хорошие волшебники?

— Послушай, — крикнул Мэт, стараясь быть терпеливым. — У тебя сплошная путаница в голове. Маги — хорошие ребята. Они черпают свои силы из знаний и праведной жизни. Колдуны, это да, они черпают силы у Зла.

— Обычно говорят, у дьявола!

— Правильно. Но только не я, клянусь всеми святыми.

— Ну-ну. И конечно, не ты заставил эту скалу свалиться мне на крыло, пока я спал, чтобы уж точно застать меня, когда сюда доберешься, а?

9
{"b":"25788","o":1}