ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Моя любимая сестра
Сценарист
В открытом море
Дорогие гости
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Принцесса моих кошмаров
Инферно

К концу второго дня такой бравой маршировки вид у Жильбера стал озабоченный. Я отвел его в сторону и спросил, в чем дело.

— Они больше не нападают на нас, — сказал Жильбер. — Не может быть, чтобы армия Зла пропустила нас беспрепятственно.

— А ты не слышишь, что поют твои солдаты?

Жильбер сдвинул брови.

— Да, но при чем тут...

Он не договорил, обернулся и встал, провожая глазами свое войско, весело распевающее:

Солдатушки, бравы ребятушки!
А где ж ваши стрелы?
Наши стрелы — чародеи белы,
Вот кто наши стрелы!
Солдатушки, бравы ребятушки,
А где ж ваши доспехи?
Это белой магии успехи —
Вот наши доспехи!
Солдатушки, бравы ребятушки,
А в чем ваша сила?
Наша сила — для врага могила,
Вот в чем наша сила!
Соловей, соловей, пташечка!
Сюэтэшечка жалобно кричит!

— Ох, да они же отбивают все атаки! — воскликнул Жильбер. Я кивнул.

— Для того чтобы снять такое могучее заклинание, нужно безумное количество черной магии. А наши ребята получают непрерывные заряды энергии.

— Восхитительно, чародей!

— Да, Фриссон — настоящее чудо, — кивнул я, глядя на поэта. — Но говорить ему об этом бесполезно. Он думает, что просто записывает то, что приходит в голову.

Но я все равно волновался. Две тысячи горящих желанием покончить с королевой крестьян — безусловно, отличная защита на марше, неплохая сила для штурма, но им не выстоять и часа против обученного, дисциплинированного войска.

Вот как раз такое войско мы и увидели, когда забрались на перевал, с которого открывался вид на столицу. Глазам нашим предстал город шириной в милю, по которому протекала река. В самой середине города на высоком холме стоял громадный замок. Замок окружала толстенная высокая стена, а между нами и стеной выстроилось войско шириной ярдов в сто, не меньше.

Мы в ужасе смотрели на город. Я прошептал:

— И как же мы сквозь это вот пройдем?

Глава 30

— Народу у нас хватит, чтобы совершить прорыв, — сказал Фриссон, но голос его прозвучал не слишком уверенно.

— Не хватит, — сокрушенно покачал головой Жильбер. — Они превосходят нас числом. На каждого нашего воина приходится пятеро вражеских. К тому же у них в войске закаленные, обученные ветераны, а у нас — мальчишки, прямо от сохи.

— Но наши люди верят в правоту своего дела!

— А те солдаты верят, что им хорошо заплатят за победу, — парировал Жильбер.

— Но любовь к деньгам не так сильна, как страсть к свободе!

— Может, и не так сильна, но когда к ней добавляются выучка и сила, то и этого хватит. — Жильбер обернулся ко мне. Лицо его было угрюмо. — Слово за тобой, господин Савл. Что мы можем сделать?

— Ну... — протянул я. — Просто нам надо найти воинов получше этих.

Жильбер вяло улыбнулся.

— Хорошая мысль, вот только если бы можно было их быстро разыскать. Но даже если бы нам и удалось найти таких воинов, нам бы их потребовалось очень много, потому что и лучшая выучка, и большая сила ничего не значат, когда врагов так много.

— Это не совсем верно. — Мне припомнились Креси и Агинкур. — И потом, нам же не надо уничтожать все войско — нам нужно только пробиться к воротам и открыть их.

— И как мы это сделаем?

— У меня есть стихотворение — одно из первых, написанных Фриссоном. Я его приберег как раз для такого случая.

Поэт изумленно воззрился на меня.

— Какое же... О! Ты о том моем стихотворении — протесте против стен, выстроенных богатством и властью, чтобы загородиться от бедняков!

— Вот-вот, и еще там есть рефрен, где ты пишешь, что стены должны рухнуть. По-моему, ты там еще что-то вспомнил про Джошуа и Иерихон* [30].

— Придется поверить вам обоим на слово, — медленно проговорил Жильбер. — Но если ты так говоришь, господин Савл, будь по-твоему.

Сердце у меня заныло. Терпеть не могу, когда люди от меня зависят, — сразу возникает ответственность, а ответственность означает, что ты связан обязательством. Но сейчас у меня не было иного выбора.

По рядам моего «войска» прокатился ропот. Я обернулся и увидел, что через хребет примерно в миле от нас перевалили две фаланги воинов. В авангарде и арьергарде ехали конные рыцари. Их доспехи и оружие бряцали и звенели, издалека доносилось пение. Слов слышно не было, между тем само зрелище заставило меня похолодеть.

— Как раз то, что нам нужно — подкрепление для вражеской армии!

— И они все время прибывают, это наверняка, — порадовал меня Фриссон. — Что бы мы ни собирались предпринять, господин Савл, лучше сделать это побыстрее.

— А где мы можем найти этих опытных воинов, про которых ты говорил? — поинтересовался Жильбер и насмешливо добавил: — У тебя есть рецепт?

— «Рецепт», — нахмурился я. Но потом вспомнил, что тут это слово вполне могло быть знакомо. Вдобавок меня озарило. Я широко улыбнулся. — Да, вот теперь, когда ты спросил, получается, что есть.

И я принялся жестами изображать, как я беру с полки разные продукты и смешиваю их в миске.

Не мука и не картофель,
Не куриных три яйца
Нужно, чтобы изготовить
Идеального бойца.

Я продолжал работать руками. Вторая строфа получилась намного быстрее первой.

Но из стали и чугуна,
Крепких мышц и зорких глаз
Королевского драгуна
Изготовим сей же час!

— Эй, правитель! — прозвучал откуда-то сверху зычный бас.

Мои товарищи со стонами ужаса попятились. Даже Унылик и тот испуганно забормотал.

А вот и он — на караковом жеребце, и все такое прочее. Шесть футов роста, великолепная форма и устрашающего вида усы.

— Как раз вовремя, — усмехнулся я. — Разбей врага — вон они там, внизу! Пробей мне дорогу к воротам в город!

— Как прикажешь, начальник, — проревел драгун и развернул коня. — Боже, спаси королеву!

И он галопом помчался вниз по склону и врубился в ряды инфантерии Сюэтэ, рубая своей саблей направо и налево. Жильбер закричал и бросился за драгуном, чтобы вернуть его назад.

Я бы тоже бросился, но я понимал, что врагов слишком много на троих мужчин и тролля, даже если один из этих мужчин — драгун. Я дал Унылику знак ждать, и, пока Жильбер не успел доскакать до первых рядов вражеского войска, я запел:

Вы прекрасны, спору нет,
Эй, драгуны, не стесняйтесь!
Нам бы тысячу таких!
Не тяните, размножайтесь!

И они появились, оглушительно вопя, и бросились за своим прототипом, размахивая сверкающими на солнце саблями. Они врубились в ряды врагов с таким шумом, с каким сталкиваются две приливные волны. Жильбер выбрался из гущи дерущихся. Вид у него был совершенно потрясенный. А где-то впереди радостный голос с сильным акцентом кокни проорал:

— Ну, совсем, как при Ватерлоо!

Жильбер вернулся к нам.

— Я им не нужен, — сказал он. — Удивительный отряд, господин Савл!

— Это точно, — усмехнулся я. — Вот что значил вывести вперед мощную силу!

вернуться

30

Джошуа — в английской традиции Иисус Навин, библейский полководец, штурмом взявший Иерихон.

107
{"b":"25789","o":1}