ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, не зря, — заявил эльф и посмотрел на меня таким взглядом, что я понял: спорить бесполезно. — А пока — прощай! Подданные мои! Исчезаем!

В глаза мне ударили солнечные лучи — эльфы исчезли. На мосту не было никого, кроме Жильбера, его коня, меня и... тролля.

Я весь подобрался и приготовился бежать — драться тут было бесполезно.

Но тут... смирный-пресмирный тролль робко шагнул ко мне, повесив голову — можно сказать, даже не голову, а всю верхнюю половину туловища, — и упал на колени.

Я в страхе попятился.

— Ладно, ладно! Я согласен тебя потерпеть, только никаких этих штучек с падением на колени. Я это ненавижу!

Тролль послушно встал на ноги и выжидательно уставился на меня.

— Послушай, я им что-нибудь пообещал насчет того, что возьму эту образину с собой? — спросил я у Жильбера.

— Но... мастер Савл, у вас нет выбора, — изумленно проговорил сквайр. — Ни у вас, ни у тролля.

— Вот как? — возмущенно воскликнул я и зашагал по мосту.

Снизу тут же послышалось глухое рычание. Я замер. Вот не думал, что у Унылика нашего тут целая компания! Я поспешил назад. Кто бы ни сидел под мостом, он мог решить, что самый легкий способ избавить Унылика от заклятия — это избавиться от меня.

Однако же, с другой стороны, Унылик мог бы сразиться с тем, кто прятался под мостом. А сидящий там, вероятно, туп как пробка и этого не понимает. Подумав, я решил не выяснять это. Быстро дошагав до Жильбера, я сошел с моста и повернул на восток.

— Кто знает? — небрежно проговорил я. — Может, и стоит вернуться на милю назад? Пошли, юноша, да поскорее!

— Как скажешь, чародей. — Жильбер вскочил в седло и, сдерживая улыбку, потрусил на коне рядом со мной.

Это от меня не укрылось, но я сделал вид, что не заметил. Гораздо труднее было не замечать шарканье за спиной восьми огромных лапищ. Можно было, конечно, и к этому привыкнуть, но пока не получалось.

Жильбер, похоже, не имел ничего против и все-таки время от времени оглядывался через плечо. В общем, миля получилась какая-то нервная, хотя мы с Жильбером изо всех сил старались не показывать волнения и спрятать его за легкой болтовней.

— Значит, ты родился крестьянином, но, вступив в орден, можешь стать рыцарем.

— Верно. Однако это не обязательно, пойми. Я могу стяжать достаточно славы, чтобы обрести почет.

Забавная метафора. Меня так и подмывало выяснить, не намешано ли тут чего, однако я устоял и решил вместо этого попытаться разузнать побольше.

— А если ты вдруг к тому времени передумаешь, решишь покинуть орден и жениться?

— О нет! — Жильбер устремил на меня потрясенный взор. — Я никогда не пожелаю покинуть орден!

— Тебе восемнадцать. Ты еще очень молод, — изрек я с заоблачных высот своих двадцати пяти. — Минет лет двенадцать — и ты можешь ощутить искушение передумать.

— О Небо! Да упасут меня ангелы от такого!

— Надеюсь, упасут, — не стал спорить я. — Я о другом. Ты смог бы выйти из ордена, если бы захотел?

Он принялся было снова возражать, потом крепко сжал губы, нахмурился и призадумался.

— Ну чисто гипотетически, — успокоил я юношу.

— Нет, не смог бы, — ответил Жильбер. — В Ордене Святого Монкера мы не приносим вечных обетов до тех пор, пока не становимся достойными посвящения в рыцари.

— Ясно, — кивнул я. — А когда уж стал рыцарем, то тем более не уйдешь.

— Верно, — согласился сквайр. — До этого времени, пока я еще сквайр, я могу уйти из ордена, если захочу, но я не хочу.

Я искренне надеялся, что ему не суждено скоропостижно уйти из ордена.

Правда, подобный уход и им самим, и его соратниками был бы сочтен наиболее славным и почетным. Поистине эти средневековые христиане были просто помешаны на мученичестве.

Ну... Тут стоит изложить мои воззрения на социальную динамику. В той феодальной Европе, которую я знал, у молодого человека для того, чтобы занять более или менее высокое положение в обществе, было два пути: армия и церковь. Поступив в армию, юноша долго служил. И если он был крестьянином, ему много лет приходилось ждать исполнения своей мечты — стать рыцарем. Рыцарем парень из крестьянской семьи мог стать в награду за боевые заслуги. Придя в лоно Церкви, молодой человек мог дослужиться до сана епископа, благодаря одним лишь врожденным способностям. Он мог даже стать папой, если родился итальянцем. Однако при таком обороте дел он оставался бездетным и никому не мог передать с таким трудом добытый сан. Словом, выходило, что Орден Святого Монкера давал Жильберу возможность подняться — но только лишь ему самому. Да он, собственно говоря, больше ничего и не желал.

Пока — не желал.

Шарканье большущих лап зазвучало громче. Я оглянулся через плечо. Тролль нагонял нас и во всю пасть улыбался. Нет-нет, именно улыбался — улыбался, как могла улыбаться плюшевая игрушка, но все равно мне от этой улыбки как-то не стало радостнее и веселее.

— А-а-а, сквайр Жильбер, как ты думаешь... не стоит ли нам позаботиться о том, чтобы как-то насытить нашего голодного друга?

— Ты хотел сказать — накормить его? — уточнил Жильбер, обернулся и задумался. — Их кормят мясом животных.

— Будем считать, что мы не животные. — И я свирепо глянул на тролля. — Не уверен, что он это понимает. А он, между прочим, нас нагоняет.

— А что же ему еще делать? Как же он сможет защищать нас, если не будет рядом с нами?

— Как? Держась от нас подальше, — буркнул я. Я развернулся и зашагал быстрее. — Давай прибавим шагу и поскорее разыщем то место, где был обвал.

Глава 6

Идти пришлось недолго. Вскоре перед нами предстал развороченный, обезображенный обвалом склон. Ущелье было завалено землей, из которой торчали вывороченные с корнем деревья. Помимо деревьев, земля была щедро припудрена валунами. Я с замиранием сердца взирал на это зрелище.

— И вот через это мы должны перейти?

— Согласен, выглядит не очень прочно, — проговорил Жильбер. — Но взгляни, кое-где свежая поросль, значит, земля лежит тут давно — ведь для того, чтобы появились всходы, должны были пройти дожди.

— Ну-ну, — хмыкнул я. — А ты посмотри на середину — она фута на два ниже краев.

Сказал я так и подумал, что, наверное, стоя рядом с эльфийским принцем на мосту, слышал другой обвал.

— Я пойду первым и проверю, — заявил Жильбер и соскользнул со спины коня. — Пусть Тори идет сам, тогда у него копыта не так увязнут.

Тут я оглянулся через плечо и сказал:

— Ну уж нет. Я возглавляю эту экспедицию — по крайней мере все вы тут из-за меня. Я и пойду первым.

И я ступил на грязевой мост, пока сквайр не успел задержать меня.

— Нет, чародей Савл! Негоже тебе! Я должен испробовать дорогу! — вопил Жильбер, но я только отмахнулся от него.

Земля оказалась мягкой. У меня мерзко засосало под ложечкой. Воображение нарисовало картину небольшого обвала, уносящего с собой меня, несчастного. Картина вышла такая отчетливая, что я уже был готов поверить в чудеса, про которые здесь все болтали взахлеб. Я лихорадочно пытался припомнить какие-нибудь стишки, чтобы они были про укрепление или стабилизацию...

— Мы идем! — прозвучал у меня за спиной голос Жильбера.

Я поверил ему на слово (оборачиваться побоялся) — шел вперед, не спуская глаз с дороги, если это можно было назвать дорогой. Я старался наступать на самые крупные камни. Так получалось лучше: камни, правда, быстрее тонули в рыхлой земле, но зато не тонули мои ноги. Как же я радовался тому, что на мне высокие ботинки.

Наконец я добрался до противоположного склона. Там я обнял ствол ближайшего дерева, отдышался и опустился на землю. Потом обернулся и увидел, что Жильбер тоже завершает переход.

У него это получалось более ловко — возможно, потому, что он шел по моим следам. За собой он тащил на поводьях коня. Тот упирался, вертел головой, ворочал глазами и фыркал. Однако время от времени конь поворачивал голову так, чтобы видеть идущего сзади тролля, и убыстрял шаг — понимая, что предательски податливая земля — наименьшее из двух зол.

21
{"b":"25789","o":1}