ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра Кота. Книга четвертая
Эссенциализм. Путь к простоте
Подсказчик
Список заветных желаний
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Гости «Дома на холме»
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Девичник на Борнео
Браслет с Буддой

Раскаты грома стали потише. Капитан и матрос подняли глаза к небу. Ветер утих настолько, что они могли переговариваться без необходимости орать друг дружке на ухо.

— А он и взаправду чародей, — пробормотал матрос. Но капитан хмурился.

— Кто же все-таки с нами плывет, а?

Но тут налетел бешеный шквал, и над кораблем повисла стена воды — настоящее цунами.

Волна обрушилась на капитана и матроса, они жалобно завопили и вцепились в снасти. Вода тут же схлынула с палубы — громадная волна подняла бедный кораблик к самому небу, горизонт ушел вниз, нас завертело на месте. Капитан прокашлял что-то непечатное. Я прервал пение и крикнул:

— Потерпите еще немножко!

А сам я в этот миг чуть было не выпустил из рук канат! Новая волна обрушилась на меня. Я думал об одном: остаться в живых и потом больше никогда близко не подходить к воде! Волна схлынула. Все кричали, как полоумные. Я хватал ртом воздух и обшаривал закоулки памяти. Вынуть пачку стихов Фриссона я не осмеливался. Напрягаясь из последних сил, я вспомнил:

Раскинулось море широко,
Вот нечего делать ему!
Зачем оно с нами жестоко?
Я в голову взять не могу.
На палубе больше нет мочи стоять,
Нас за борт буквально смывает,
Но все ж не сдается наш гордый корабль,
Пощады никто не желает!
Напрасно колдунья наслала на нас
Грозу вперемежку с цунами,
И ветер свирепый утихнет сейчас,
И сжалится море над нами?

Я допел куплет и тут же запел песню с самого начала. Ветер сбавил силу, волны стали опадать.

Но вот налетел новый порыв ветра, и я понял, что у Сюэтэ еще есть порох в пороховницах.

Ну и ладно. Я и сам еще кое-что помнил.

Святой Брендан, спаситель моряков!
Не дай нам пасть на этой страшной битве!
Но дай нам силы одолеть врагов
И помяни нас всех в своей молитве!

Пропев первые строки, я запел дальше. Шторм ослабел, и не на миг, как раньше. Я пел и пел, а ветер становился все тише, волны — ниже, и в конце концов через некоторое время можно было уверенно сказать, что идет дождь. А потом и дождь прекратился, и тучи умчались к западу. На поверхности моря заплясали солнечные блики, матросы радостно закричали «ура» и стали подбрасывать вверх свои шапочки. Я закашлялся и прервал песню.

— Дайте же попить! У меня горло пересохло!

Помощник капитана бегом бросился выполнять мою просьбу, на ходу крича от радости.

Даже сам капитан усмехался, но вот взгляд у него все-таки был озабоченный.

— А что, если колдунья снова нападет, чародей?

— Придется снова спеть, — прокаркал я. — Мне вас очень жаль. Ну дайте же напиться скорее!

Мысленно я вознес благодарственную молитву святому Брендаму — ирландскому моряку, которой отправился исследовать Атлантику в утлой лодчонке и, видимо, открыл-таки Северную Америку.

Подбежал-помощник и подал мне большую деревянную кружку, которую я с благодарностью осушил. В кружке было теплое и горькое пиво, но оно показалось мне напитком богов. И как раз в это мгновение сверху раздался громкий и радостный крик.

— Земля! — вопили матросы, взобравшиеся на мачты, чтобы распустить паруса. Они тыкали пальцами в сторону запада и кричали: — Зе-е-е-е-мля-а-а!

— И верно, земля. — Капитан прикрыл глаза ладонью и посмотрел в ту сторону, куда указывали матросы. — Значит, во время шторма у нас прямо-таки крылья отросли — это, сдается мне, Крит.

— Остров! — крикнул впередсмотрящий, но матросы все равно радовались.

— Земля — она и есть земля, — заключил капитан, снова напуская на свою физиономию маску суровости. — Вы нам заплатили, чтоб мы вас отвезли на остров, подальше от Аллюстрии? Вот вам остров.

— Все верно. Будем считать, что условия договора выполнены, — ответил я.

Я понимал капитана, мне и самому не хотелось бы еще раз подвергать его и команду опасности. Да и сам я после всех испытаний приобрел стойкую неприязнь к морским прогулкам. «В следующий раз, — решил я, — надо будет воспользоваться ковром-самолетом или еще чем-нибудь в таком духе».

— У меня только вот какое предложение. Вы нас высадите, а потом, может быть, отыщете какой-то другой остров? Нужно же дать Сюэтэ время забыть, кто нас сюда доставил.

* * *

Лодку нещадно качало. Что говорить — шторм ведь только-только унялся. Жильбер с Анжеликой по-прежнему были зелененькие, но все-таки взяли себя в руки и вежливо простились с капитаном и командой. Матросы подняли крик и дружно помахали нам руками. Не сомневаюсь — пара-тройка из них отлично помнили, кто именно повинен в том, что колдунья наслала шторм на их корабль. Но все же для большинства матросов я остался героем, который всех их спас.

А потом корабль исчез за горизонтом, я отвернулся и начал грести. Нам и парус-то был не нужен. Волны сами несли нас к острову. И веслами я работал больше от нечего делать.

Но вот лодка ткнулась носом в песок. Я выпрыгнул на мелководье, утешая себя тем, что джинсы скоро высохнут, и всем весом налег на корму. Жильбер что-то пробурчал насчет того, что кто-то суется не в свое дело, спрыгнул за борт, и тут уж все попадали в воду. Я бросился вытаскивать Жильбера.

— Вот спасибо, господин Савл, — отплевываясь, поблагодарил меня сквайр. — Поддержи меня так, чтобы я не падал.

И Жильбер, полный решимости, пошел по дну к корме.

— Послушай, — попытался я удержать его, — морская болезнь — она и есть морская болезнь, как на нее ни смотри. Ты же не должен...

Жильбер крякнул, навалился на корму, и шлюпка. взбороздив песок, выехала носом на берег. Жильбер уцепился за борт, тяжело дыша и отфыркиваясь.

— ...Доводить себя до изнеможения, — закончил я начатую фразу, стараясь при этом не смотреть на Жильбера.

Жильбер отчаянно держался за борт. Руки его на миг ослабели, он дышал, как выброшенный на берег кит.

Анжелика в один миг перескочила через планшир и наклонилась к сквайру.

— Ты изнемог? — участливо спросила она, хотя сама имела далеко не самый лучший вид. — Будь мужествен, храбрый сквайр! Все... все... пройдет!

Жильбер выпрямился.

— Ваш прекрасный пример вселяет в меня мужество, госпожа. — Он попробовал выбраться на берег, но побоялся отпустить планшир.

— Что это... за местность, чародей?

— Такая местность, — пожал я плечами. — Камни да колючки. Не самый гостеприимный из пляжей.

Берег был усыпан галькой. За узкой полосой пляжа ступенями вздымались скалы, напоминая скамьи в амфитеатре. За этой «лестницей» виднелась каемка травы, а выше кое-где попадались редкие, невысокие и корявые деревца. Такие же деревца или чуть пониже громоздились с горем пополам в расщелинах скал, соседствуя с валунами и жалкими кустиками.

— А что... тут людей вовсе нет, что ли?

— Я их по крайней мере не вижу. — Я склонил голову набок и прислушался к гомону чаек. — И не слышу, — добавил я.

Тут из-за скалы выпрыгнул горный козел, встал на камень и заблеял.

— Ну вот, — произнес я обрадованно, — какая-то живность тут все-таки имеется. Пошли, братцы. Поглядим — может, источник разыщем. Нужно немного передохнуть и собраться с силами, прежде чем мы отправимся на поиски острова Тимеи.

— Ага, — вяло пробормотал Жильбер. — Водички попить...

Он оторвался от шлюпки и побрел за мной.

Анжелика явно пребывала в смятенных чувствах. Я видел: ей очень хочется взять под руку Жильбера. Ведь она нисколько не затрудняла бы его этим при ее-то весе — а вернее, при полном его отсутствии.

75
{"b":"25789","o":1}