ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вленсинг закивал головой, но не сказал ни слова.

— Порядок! — крикнул Гарвин, обращаясь к солдатам. — Спускайтесь внутрь и сидите там, не высовывая носа. Финф Майлот, начинаем рыбачить.

— Есть, капитан, — ответил Тон, и корабль медленно заскользил по волнам.

Спустя час Али Майлот сообщил:

— Ну, теперь нас и впрямь не отличишь от рыбаков — эхолот показывает рыбу. Опускайте сети!

На палубу «Урумчи» хлынули солдаты, не слишком сведущие в рыболовецком деле, но достаточно сильные, чтобы дотащить до перил грудами лежащие на палубе сети. Тон закрепил их на утлегарях, и сети сбросили за борт.

— На кой черт нам рыба? — поинтересовался кто-то из солдат.

— Мы продадим ее, — предложил Ньянгу, — и пополним запас пива.

— Лучше мы ею пообедаем, — с интересом наблюдая за суматохой, посоветовал Вленсинг.

— Сколько рыбы вы можете съесть?

— Много, много, — ответил Вленсинг. — Надеюсь, нам повезет.

— Пора вытягивать! — закричал Али, и солдаты прилежно потащили сети из воды.

Когда мотни достигли поверхности, их закрепили на утлегарях, и одну за другой сети подняли на борт. Ирзинг пробормотал:

— Бог мой, каких только чудищ не вытаскивают из моря!

— И раз, и два, и три, взяли! — скомандовал Али, и солдаты высыпали на палубу содержимое первой мотни — того конца сети, в котором находилась рыба.

— И что теперь?

— Выпотрошим ее и бросим в холодильник, — весело крикнул Тон, размахивая ножом, точно абордажной саблей.

— Надо же, — сказал один из солдат, — какая у рыбаков работа. Гораздо тяжелее нашей.

На коленях Map Хэнсчли стояла тарелка с кусками свежего рыбного филе, обвалянными в муке и зажаренными. Но она никак не могла приступить к еде, зачарованно глядя на мусфия — вроде бы того самого, который был ее соседом в «грирсоне».

У него тоже была тарелка рыбы, но сырой, только что выпотрошенной. Map и думать забыла о куске, который держала на вилке, глядя, как из лап мусфия выскользнули бритвенно-острые когти, как он разорвал рыбу пополам вдоль спинного хребта, изящным движением поднес одну половину ко рту, сделал два-три жевательных движения и проглотил.

Заметив, что за ним наблюдают, мусфий протянул ей вторую половину рыбы, а кости выбросил за борт. Она заколебалась.

— Смелее, — сказал Иоситаро. Он и сам жевал, и, к ужасу Map, его тарелка тоже была полна сырой рыбы. — Вкусно.

Против воли она подчинились, закрыла глаза, откусила кусок и прожевала его, стараясь не думать о том, что именно ест. И внезапно поняла, что это и в самом деле вкусно. Очень вкусно. Map предложила мусфию кусок своей жареной рыбы, но он отказался, помахав лапой. Дальше дело у Map пошло быстрее. Теперь, уже не испытывая никакого внутреннего сопротивления, она взяла второй кусок сырой рыбы и принялась энергично жевать его.

Ньянгу отвернулся, пряча улыбку.

* * *

На следующий день им повстречались рыболовецкие суда. Солдаты спрятались за высокими фальшбортами «Урумчи» или набились в тесные каюты. Али Майлот, стоя на капитанском мостике, внимательно разглядывал суда в бинокль.

— Могу только сказать, что люди там не спускают с нас глаз, — сказал он Иоситаро. — Видно, опасаются, не пираты ли мы. Вскоре кто-то наверняка свяжется с нами по радио. Рыбаки редко используют видео… Слишком легко понять, когда лжешь, а когда говоришь правду.

— Я сейчас ускорю события, — сказал Тон, который правил «Урумчи», и включил радио.

— Эй, кто-нибудь слышит меня?

— Кто вы такие? — раздался голос.

— «Урумчи», из Теку. — Теку был самым дальним островом системы Лит.

— Далеко же вы забрались от дома.

— Ну, на стороне все всегда кажется лучше, — сказал Майлот.

— Кто капитан на борту? — спросил другой голос.

— Братья Майлот. Мы с Иссуса, решили попытать счастья в дальних водах. Заключили контракт на ловлю на этой шаланде.

Последовало молчание, потом новый голос сказал:

— Я знаю одного из вас. Али, так его зовут. Мы как-то выпивали вместе. Это Джуба Нашки. Я заходил на остров Дхарма, когда был помощником капитана на «Ай-лью».

— Точно, — откликнулся Али. — Ты еще пил вино, закусывал зеленью и ловил шлюху.

— Ага, это я и есть. Кстати, поймал одну, но она оказалась настоящей дрянью и ни на что не годилась. А на следующее утро голова у меня распухла и стала как ловушка для рыб. Это мне был хороший урок, чтобы, значит, не иметь дела с вами, горожанами. Ну, я и вернулся домой.

— И как улов?

— А-а, — пренебрежительно ответил Нашки. — Здесь большие стаи рыбы молот. Ловят их в сумерках, так говорят. Но нам пока не везет, ничего не поймали.

— В жизни ни один рыбак не похвастается другому своей удачей, — пробормотал Тон.

— Пусто, как и сказал Джуба, — хозяин нового голоса явно пытался придать ему мрачное звучание. — Ничего, кроме дрянной мелочи и страха наткнуться на пиратов.

— Мы слышали о них, — сказал Тон. — Это правда?

— Да уж на пустом месте слухи не возникают, — вмешался в разговор кто-то еще. — В прошлом месяце пропали два корабля с нашего острова. На этот раз, правда, этих сволочей пока не видно. Мы, было, подумали — может, вы из них?

— А что? Времена сейчас тяжелые, — сказал Тон.

— Хорошая мысль, — откликнулся Нашки. — Лучше вам рыбачить поближе к нам. Одни вы с ними не справитесь.

— Ну да, и позволить вам совать нос в мои сети? Может, я и туп, но не до такой степени, — Тон отключил связь. — Ну вот, теперь все знают о нас. Милые такие, алчные люди, эти рыбаки. Впрочем, не хуже остальных. Будем надеяться, что нас слышали и пираты.

Два дня они видели лишь рыбу и случайный одинокий рыбацкий лихтер, который держался в отдалении. На третий день Вленсинг спросил у Гарвина:

— Возможно, чтобы те рыбаки с-с-сказали неправду?

— Очень даже, черт побери, — откликнулся Али Майлот. Сейчас на капитанском мостике они стояли втроем. — Рыбак чувствует себя несчастным, если не соврет хоть раз, а еще лучше два за день.

— Разве у людей нет таких фирм, которые покрывают рис-с-ск при получении кредита? Ес-с-сли что-то пойдет не так, хоть немного вс-с-се-таки получить удается?

— Страховые компании? У нас они есть, — ответил Али.

— Рыбак может объявить, что его с-с-судно затонуло. И если он заплатил этой… с-с-страховой компании, то получит возмещение убытков, а потом продас-с-ст это с-с-судно где-нибудь подальше. Возможно такое?

— А как насчет сигналов бедствия? — спросил Гарвин.

— Это вроде приправы к блюду, — сказал Вленсинг. — Для большей дос-с-стоверности.

— Может быть, может быть, — сказал Гарвин. — Но полиция будет следить за тем, кто получил компенсацию за потерянное судно, и вскоре выяснит, что те, кто якобы утонул, на самом деле живы-здоровы и даже при деньгах.

— С-с-с какой с-с-стати? — резонно возразил Вленсинг. — У этого рыбака наверняка ес-с-сть родс-с-ствен-ники, которым извес-с-стно о его обмане. Разве они не помогут ему? Какое им дело до с-с-совершенно чужих людей, которых они даже не знают? И разве человечес-с-ская полиция непогрешима и в ней нет тех, кто будет за деньги хранить молчание?

Гарвин обдумывал услышанное.

— Интересная мысль, — сказал он. — И возможно, нам придется вернуться к ней, если за несколько дней ничего не случится. Болтаться тут без толку не только скучно, но и чертовски дорого обойдется Корпусу.

Однако спустя два дня пираты напали на них.

«Урумчи» шел через длинный изрезанный архипелаг, почти атолл. Он скользил на антигравах над самой поверхностью спокойного моря. Двигатель работал в половину своей мощности.

Кораблем управлял Али, а Иоситаро нес вахту на капитанском мостике, мечтательно скользя взглядом по маленьким тропическим островам с обеих сторон и обдумывая идею поселиться на одном из них. Солнечно, приятно, мягкий ветерок — и никаких проблем. Питаться фруктами и рыбой… Или, может быть, прихватить с собой несколько гиптелей. Он будет гоняться за ними, а потом жарить на вертеле… Забавно… Плавать, валяться на солнце, выкинуть из головы эту проклятую армию…

21
{"b":"2579","o":1}