ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не нравится мне это.

— А кому нравится? — откликнулся Ньянгу Иоситаро.

Его корабль вместе с двумя другими маленькими корветами Конфедерации держался позади и чуть выше Гарвина. Все четыре корабля Конфедерации только что вынырнули из гиперпространства и сразу же оказались под ударом надвигающегося на них боевого флота мусфиев.

— Что будем делать? — спросил Иоситаро.

— Отражать нападение и уворачиваться, — ответил Гарвин. — Постараемся не дать им как следует прицелиться.

Его пальцы задвигались над пультом управления. Корабль на мгновение ушел обратно в гиперпространство и тут же вынырнул между мусфиями и их планетой.

— Цель… ближайший космический корабль… самое быстрое автонаведение… — приказал он.

— Сделано, — ответила роботизированная система.

— Две ракеты… Веером… Огонь!

— Взлет… Попадание…

Гарвин «прыгнул» снова и вынырнул в тылу боевого строя мусфийских кораблей.

— Ближайший космический корабль… Та же процедура… Две ракеты… Веером… Огонь!

— Взлет… Прокладываю курс… — послышался гонг сигнала тревоги. — На нас летят три ракеты… Удар через три секунды.

Гарвин мельком заметил чуть сбоку огромный газовый шар на расстоянии примерно половины планетарного диаметра — результат его первого удачного попадания. Он «прыгнул» в третий раз по другую сторону от расположения мусфийских кораблей, приказал нанести еще один удар, увидел на экране, что остальные корабли Конфедерации открыли огонь, и… Мир закружился и погрузился во тьму.

Гарвин снял шлем. Спустя мгновение сидевший у соседней панели Иоситаро сделал то же самое.

— Ты тоже погиб?

— Видимо, да.

Вленсинг и с полдюжины других мусфиев поднялись от своих панелей и подошли к ним. Среди них был детеныш Вленсинга, Аликхан.

— Непредс-с-сказуемая, нелогичная реакция.

Гарвин удивленно посмотрел на него, встал, потянулся. Жуткое и совершенно непривычное ощущение — быть «убитым».

— При чем тут логика? — спросил он, может быть, чуть-чуть раздраженно.

— Ну… это же очевидно. Как воин может с-с-сражать-ся, ес-с-сли его не научить логичес-с-ски мыс-с-слить?

— Ладно, — сказал Ньянгу. — Что нам следовало делать, рассуждая логически?

Он подошел к длинному столу у одной из стен, открыл одну из множества бутылок пива, лежащих в наполненной льдом кадке, — все это мусфии приготовили специально для них — и выпил. Вокруг него вдоль стен были установлены симуляторы, а центр помещения был слегка заглублен. В двух местах там лежали груды мягких подушек — что-то вроде импровизированных сидений для людей.

— Хочешь?

Гарвин кивнул, Ньянгу принес и ему бутылку.

— Что вам с-с-следовало делать, — сказал Вленсинг, — это правильно оценить с-с-соотношение с-с-сил и улететь.

— Разве ваши корабли не захватили бы нас? — спросил Гарвин.

— Вес-с-сьма вероятно, но не точно.

— Это моделировалось подлинное сражение? — спросил Иоситаро.

Ему ответил другой мусфий, Арголис:

— Да. Одно из ранних с-с-столкновений между мус-с-сфиями и людьми, много лет назад.

— Что произошло тогда?

Было ощущение, что ни Вленсингу, ни Арголису отвечать не хочется.

— Ваши корабли начали бой, — объяснил Аликхан. — Ведущий атаковал наш флагманский корабль ракетами, но все они были уничтожены еще до того, как долетели до цели. Тогда он спикировал на наш флагманский корабль, уничтожив его, и то же самое сделал другой ваш корабль по отношению к тому нашему, который находился позади. Таким образом, два ваших уцелевших корабля получили возможность сбежать.

— Так вот как я «погиб», — догадался Гарвин. — Точно так, как это произошло давным-давно. Но на этот раз я прихватил с собой три ваших корабля. — Он пожал плечами. — Не самый плохой способ погибнуть, если уж этого не избежать.

Ньянгу скептически посмотрел на него:

— Вот как ты заговорил.

— Черт, ты тоже погиб, между прочим.

— Но не потому, что решил поиграть в героя. Просто не сумел вовремя увернуться.

Гарвин усмехнулся.

— Я вот чего не понимаю, — сказал Вленсинг. — Вы оба командиры и чиновники, но не выказываете по отношению друг к другу того уважения, как с-с-следовало бы.

— Чертовски надеюсь, что дело обстоит именно так, — ответил Гарвин. — Мы друзья.

— Это с-с-слово мне извес-с-стно лишь по определению, — сказал Вленсинг. — И определение крайне неяс-с-сное — не то, что враг / с-с-союзник, начальник / подчиненный, партнер по с-с-спариванию.

— Представьте себе кого-то, чье общество вам приятно, — предложил Ньянгу. — Даже если вы не можете с ним спариваться.

— Эта концепция выходит за рамки того, что отец только что перечислил, — вмешался в разговор Аликхан, — и, следовательно, остается чуждой для мусфиев.

— А как насчет шутки? — спросил Ньянгу. — Есть определение для этого слова? У вас существуют другие способы расслабиться во внеслужебное время, кроме как играть в военные игры?

— Конечно, — ответил Вленсинг. — Мы едим, мы охо-тимс-с-ся, что невозможно в этом мире, мы с-с-спим, мы общаемс-с-ся.

— Что подразумевается под этим последним?

— Мы сидим и делимся жизненным опытом, — объяснил Аликхан.

— Давайте попытаемся и мы пообщаться для разнообразия, — предложил Ньянгу. — Я не хотел бы показаться невоспитанным, учитывая, что вы так любезно пригласили нас сюда, в нагорье.

— Это ответный шаг, — сказал Вленсинг. — Реакция на разрешение принять учас-с-стие в одной из ваших операций.

— Ну, так давайте, несите сюда свое лакомство, — предложил Гарвин, — а я подтащу поближе пиво. Устроимся поудобнее и станем переливать из пустого в порожнее.

— Не понимаю смыс-с-сла этого выражения, — заявил Вленсинг.

— Мне кажется, я понимаю, — Аликхан быстро произнес что-то по-мусфийски.

Ньянгу подвинулся поближе к Гарвину.

— Налицо все признаки того, что нам предстоит чертовски длинный вечер.

— Уймись и веди себя вежливо. Объявляем перемирие и обмениваемся любезностями.

— Вот почему я никогда не хотел быть дипломатом, — проворчал Ньянгу, изображая жизнерадостную улыбку.

* * *

Горнодобывающая база мусфиев на С-Камбре плавилась в лучах жаркого, сухого солнца. Тишина, только ветер шелестит пылью в руинах. Эта база была разгромлена во время восстания 'раум и спустя несколько дней покинута чужеземцами.

Бродя по остаткам разбитого рудовоза, Хо Канг наткнулась на высохший труп мусфия с вывернутой назад головой и оскаленными в последнем рычании блестящими клыками. В общем, она обнаружила четыре трупа и поэтому чувствовала себя здесь не очень уютно, но постаралась не поддаваться этому настроению. Размышляя о том, какие у мусфиев существуют обряды погребения, Хо добралась до командного отсека.

Так, кресло пилота вон там… А здесь, наверно, сидел второй пилот. Сколько обуглившихся приборов… Место корабельного инженера?

Одно сиденье стояло чуть сбоку, под проломленным экраном, а перед ним была установлена панель, не поврежденная огнем.

— Не понимаю, что это такое, но почему-то думаю, что это как раз то, что я ищу, — бормотала она себе под нос.

Большими пальцами она прижала две выгнутые кнопки, подстроенные под когти мусфиев, и сняла с панели крышку. Внутри находился какой-то полуцилиндр. В шкафчике под панелью были другие, по виду точно такие же. Хо собрала их все.

— Теперь пусть умники ломают над ними головы, — пробормотала она.

— Ну, и какого ты мнения о наших лохматых собеседниках? — спросил Иоситаро, ведя «кук» с нагорного плато в сторону Леггета. Было примерно два часа ночи.

— Интересно, — Гарвин зевнул. — Потрепались неплохо, хотя… бывает и лучше.

— Налицо явная ограниченность, — согласился Ньянгу. — Такое впечатление, что они зациклены на уничтожении противника и вторжении. Хотя парнишка Вленсинга, Аликхан, вроде бы и не против был поговорить о чем-нибудь другом. Но, как я понял, малышам-мусфиям не положено вмешиваться в разговор старших.

24
{"b":"2579","o":1}