ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Надо было нам прихватить с собой пару унтеров-старослужащих, — сказал Гарвин. — Из тех, кому никогда не надоедает рассказывать военные байки.

— Слушай, или я круглый дурак, или у наших друзей плоховато с юмором? — спросил Ньянгу.

— На меня они произвели такое же впечатление. Хотя у малыша Аликхана оно, возможно, и разовьется со временем, лет так через тысячу.

— И все же с какой стати они пригласили нас сюда? Никогда не поверю, будто это всего лишь ответная благодарность за то, что мы позволили им принять участие в нашей охоте.

— Скорее всего, чтобы поднабраться опыта общения с нами, — предположил Гарвин. — У них его не больше, чем у нас в отношении их. Если не ошибаюсь, там было полно подчиненных Вленсинга, или как там они у них называются.

— Думаешь, по принципу — изучай врага до того, как разразится война, а то потом будет поздно.

— Да, примерно так.

— Но ведь это улица с двусторонним движением, — не отставал Ньянгу. — Я, к примеру, теперь знаю о них гораздо больше, чем раньше. Скажем, о том, как, по их понятиям, должна протекать война.

— Будем надеяться, что дело обстоит именно так, — сказал Гарвин. — И будем надеяться, что они не разыгрывали из себя наивных пушистых птенчиков просто ради нашего удовольствия.

— До чего же ты у нас жизнерадостный сукин сын.

— Вот уж чего нет, того нет.

Хо Канг была, мягко говоря, разочарована. По ее представлениям, «величайший физик системы Камбра» должен был оказаться невысоким, полноватым, с прямыми волосами, в чистой, но слегка помятой одежде. Откуда у него время думать о таких пустяках, как внешний вид? Короче, нечто вроде самой Хо Канг.

Вопреки ее ожиданиям, таковым оказалась женщина по имени Энн Хейзер — стройная, с волнистыми, уложенными по последней моде волосами, энергичная, одетая как какая-нибудь аристократка или крупное должностное лицо. И даже хорошенькая, с завистью подумала Хо.

Зато коллега Хейзер, доктор Данфин Фрауде, выглядел как самый настоящий математик — волосы дыбом, костюм, похоже, никогда не гладили, брюки висят мешком, выражение лица доброжелательное и отсутствующее. Он, кстати, относился к числу тех немногих, кто знал кое-что о мусфиях.

Для своих тайных расследований среди множества других специалистов Хедли отобрал этих двоих и вызвал их в лагерь Махан. Сейчас перед Хедли лежал один из маленьких полуцилиндров, которые Хо нашла в разбитом рудовозе мусфиев. Хедли представил ученым Хо и объяснил, каким образом этот предмет оказался у них.

— Штурманская карта, — высказала предположение Хейзер.

— Я подумала, — объяснила Хо, — что если бы мы могли расшифровать то, что тут записано, это дало бы нам кое-какую информацию о мусфийских мирах, и тогда…

— …мы смогли бы использовать ее надлежащим образом, — перебил Хо Хедли. — Как именно, вас волновать не должно.

Доктор Фрауде взял в руки полуцилиндр.

— Исследования могут продлиться долго, очень долго. Но я не настолько наивен, чтобы предполагать, будто в нашем распоряжении много времени. Может, вы расскажете нам хоть что-то, от чего можно было бы оттолкнуться?

— Ну, разве что совсем немного, — ответила Хо. — Каждый раз, когда мусфийские корабли входили в нашу систему, одна из станций слежения фиксировала такой факт: во всех случаях координаты точек входа были примерно одинаковы. — Она передала ученым микрофишу. — Здесь копии двадцати пяти подобных записей. Все корабли следовали в сторону С-Камбры. Я подумала, что это транспортники, предназначенные для перевозки руды.

— Логично, — заметила Хейзер.

— Тогда я задумалась — а вдруг удастся найти один из этих кораблей и его штурманскую карту. Тогда мы имели бы либо начальную, либо конечную точку маршрута, в зависимости от того, входил корабль в систему или выходил из нее.

Лицо Фрауде покраснело от волнения.

— Да, это определенно неплохо для начала.

— У нас есть компьютеры, не связанные с базой данных, хранящей секретную информацию, — сказал Хедли. — Хотелось бы, чтобы вы приступили к работе немедленно. Если вам что-нибудь понадобится… помощники, аппаратура, что угодно… все будет предоставлено в первоочередном порядке. Думаю, вы догадываетесь о причинах такой срочности. Должен, однако, предупредить вас, что эта проблема не может обсуждаться ни с кем, кроме наших сотрудников, имеющих специальный доступ. И еще — вы будете работать в постоянном контакте с Хо Канг.

Хо и Хейзер встали, и Хедли вызвал охрану, которая должна была проводить их в отведенные им помещения. Фрауде, однако, немного задержался.

— Хочу поблагодарить вас, хаут Хедли, за то, что вы позволили мне оказать вам посильную помощь. Я, однако, рассчитываю, что смогу быть вам полезен… и еще кое в чем.

— Например?

Фрауде оглянулся и закрыл дверь.

— Вы мало привлекаете ученых к организации работы Корпуса.

— Мы солдаты, позвольте напомнить вам.

— И это означает, что вы даете присягу, ревностно относитесь ко всему, что касается чести, и умеете хорошо стрелять.

Хедли усмехнулся:

— Может быть… Ну, так чем еще вы можете нам помочь?

— Позвольте привести вам небольшой пример. В прошлом вы командовали подразделением «Разведки и рекогносцировки». Не смотрите на меня так испуганно, я отношусь к армии с большим уважением и умею держать язык за зубами. Как вы учите солдат? Гоняете их до седьмого пота. В результате по крайней мере половина отсеивается. Вопрос такой: можно ли считать, что ваши усилия окупаются?

— Черт побери, да!

— Как вы оцениваете качество своего обучения? Сколько конкретно заданий может выполнить ваш солдат, прежде чем он окажется недееспособен физически и психически? Иными словами, какова его норма уязвимости? Насколько больше или меньше эффективен средний пехотинец, если перед ним поставить те же самые задачи? А ведь солдат РР, кроме всего прочего, теряет какое-то время на обучение и не сразу становится полноценной боевой единицей. Ну, что вы ответите мне на все эти вопросы?

— Аллах его знает…

— И я, — самодовольно объявил Фрауде. — Я изучил статистику и могу утверждать с цифрами в руках, что солдат РР будет эффективен при десяти-двенадцати заданиях, а обычный пехотинец, не прошедший вашу суровую школу, всего при четырех-пяти… Ну что, убедил я вас, что этой проблемой стоит заняться всерьез?

Хедли провел рукой по голове и исподтишка взглянул на ладонь, чтобы убедиться, не начали ли у него от всех этих заумных разговоров выпадать волосы.

— Доктор Фрауде, будь я проклят, если знаю ответы на все эти вопросы. Возможно, нам и впрямь надо уделять больше внимания науке. Но давайте перенесем это на потом, а?

— Конечно, я просто хотел дать вам информацию к размышлению.

Гарвин в безукоризненно белой офицерской форме сидел за длинной изогнутой стойкой в почти пустом баре «Шелбурн», поглядывая на причаленные к берегу яхты, залитые светом заходящего солнца. Он потягивал спиртное, нетерпкое тропическое варево, которое предпочитал всему остальному, и ломал голову над тем, как убить сегодняшний вечер.

На днях Хедли поймал его и спросил, давно ли он ходил в увольнение. Гарвин задумался, пытаясь вспомнить, когда это было, и тогда Хедли велел ему немедленно катиться ко всем чертям, пока он окончательно не прокис.

Ньянгу тоже приветствовал такое начинание начальства и заявил, что, возможно, расскажет Гарвину кое-что интересное, когда тот вернется. Вот так получилось, что Гарвин принарядился и отправился вдоль побережья в Леггет искать приключений на свою голову. Он вспомнил, что давным-давно, когда только что закончил обучение, провел здесь вечер с какой-то певичкой и вляпался в такие неприятности, из которых не знал, как и выбраться.

Кто-то вошел в бар, сел на другом конце стойки и приятным контральто заказал белого вина. Бармен выполнил заказ, Гарвин обернулся… И тихий вечер разлетелся на осколки, словно разбитый бокал.

25
{"b":"2579","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пять четвертинок апельсина
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Волшебная сумка Гермионы
Блюз перерождений
Гости «Дома на холме»
Что посеешь
Я говорил, что скучал по тебе?