ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя мгновение Язифь Куоро тоже узнала его.

— М-м… Привет, — с трудом выдавил он.

— Привет.

Они смотрели друг на друга. Молчание становилось все глубже.

— Спасибо за цветы, — сказала она. — И за то, что спас меня… Нас.

Гарвин попытался придумать что-нибудь умное, но тщетно.

— Пустяки, — в конце концов умудрился произнести он. — С тобой теперь все нормально?

— Просто прекрасно. Меня так долго продержали в больнице только потому, потому что я подцепила какую-то инфекцию.

— Ну да, — Гарвин отчетливо понимал, каким идиотом выглядит, и удивлялся, что стало с его звонким серебряным языком. — Инфекции бывают жутко опасные.

— Ты выглядишь очень мило, — Язифь, по-видимому, тоже соображала не слишком хорошо.

— Спасибо. И ты тоже… Что привело тебя сюда? — это была слабая попытка сделать разговор более содержательным. — Разве вам на Холмы не доставляют все, что нужно?

Язифь внимательно посмотрела на него и сделала вывод, что это не выпад против нее.

— Я жду Лоя. Мы договорились пообедать, — ответила она, — вместе с некоторыми из его редакторов. Они собираются обсудить, как нам вести дела с мусфиями. Я подумала, что это будет, наверно, смертельно скучно, и решила прийти пораньше, чтобы немного подкрепиться.

— Ты, наверно, права. В таком случае тебе нужно выпить то же, что пью я. — Гарвин кивнул официанту и сделал заказ.

Когда спиртное принесли, Язифь пригубила напиток.

— Уф-ф-ф… Гарвин? На этой штуке, похоже, могут летать корабли. Мне, наверно, не стоит этим увлекаться, а то это может кончиться тем, что я буду развлекать собравшихся стриптизом.

— Почему бы и нет? Или, может, чтобы журналисты не заскучали, тебе стоит задать им такой провокационный вопрос: а как, по их мнению, мусфии планируют вести дела с нами?

— Что ты имеешь в виду? Пока вроде бы все идет как надо.

— То же самое сказал человек, добравшись до сорок пятого этажа и не подозревая, что с пятидесятого он свалится.

Язифь оглянулась, никого не увидела и подвинула свой стул к Гарвину.

— По правде говоря, янемного обеспокоена. Лой говорит, что я глупая… Но мусфии всегда занимались горными разработками, и мой отец подозревал, что они хотели бы захватить под свой контроль все шахты С-Камбры.

— Я вовсе не считаю тебя глупой, — сказал Гарвин. — Мне хотелось бы сделать тебе хоть какой-то намек. Но все, что я знаю, — и учти, я ничего не говорил — это что перед своим последним отправлением мусфии заявили, что появятся снова и отнюдь не с дружественными намерениями.

— Однако, вернувшись, они на нас не напали.

— Ну да, просто совершенно случайно оказались здесь в самый подходящий момент. До смерти напугали Редрута и предстали в облике этаких героев. Наверняка они просто где-то выжидали, пока наступит нужное время.

— Что же они собираются делать и когда?

— И снова — не знаю. Но готов поспорить, они опять дожидаются подходящего случая или, может, просто ищут предлог, чтобы перейти к активным действиям.

— И если власть окажется в их руках, то первой, до кого они доберутся, буду я.

— Точнее говоря, твои владения, — согласился Гарвин. — Сама ты для них недостаточно пушистая.

Язифь засмеялась, но тут же испуганно оглянулась, сделав вид, что интересуется закатом. Помолчав, она спросила, не глядя на Гарвина:

— Я скверно обошлась с тобой, правда?

Гарвин некоторое время обдумывал, надо ему быть вежливым или честным, и в конце концов не сказал ничего.

— Все произошло слишком быстро, — продолжала она. — Я хотела убежать, спрятаться, не знала, что делать.

— И вышла замуж за Лоя Куоро, — Гарвин был уже не в состоянии сдерживать свою боль.

Язифь глубоко вздохнула, но не произнесла ни слова, просто резко кивнула. Помолчав, она сказала:

— Знаешь, иногда я жалею…

— Не надо, — внезапно охрипшим голосом перебил ее Гарвин. — Мне и без того нелегко.

Язифь подняла свой стакан и снова поставила его.

— Мне очень жаль, — она поспешно встала и ушла.

Гарвин посмотрел на стакан, который она едва пригубила, и перевел взгляд в сторону выхода.

— Сукин сын, — пробормотал он, непонятно кого имея в виду.

* * *

— Думаю, — осторожно решил прощупать почву доктор Фрауде, — мы могли бы позволить себе стаканчик хереса.

— Чего-чего? — спросила Хо.

— Это сорт старого доброго вина, стаканчик-другой которого любили пропустить великие мыслители прошлого, когда им удавалось добиться каких-то результатов.

— Лично мне больше нравится идея хлебнуть чего-нибудь покрепче и станцевать голой на столе, — заметила Хейзер. — Мы ведь подобрались совсем близко, не так ли?

— Три из последних четырех перестановок выводят нас к J-Камбре, нашей луне Фови и С-Камбре. Да, можно сказать, что это близко, — ответил Фрауде.

— А что с номером четыре? — спросила Хо.

— Думаю, вы потеряны для армии, Хо, — заметила Хейзер. — С таким складом ума вам непременно надо стать ученым.

— У меня нет денег на образование, — чувствовалось, что это признание далось Хо нелегко.

— Они у вас появятся, когда мы с этим закончим, — заверила ее Хейзер.

— Что вы имеете в виду?

— Неважно. Проехали… Пожалуй, и впрямь, самое время выпить.

— Все-таки интересно, куда ведет четвертая линия? — гнула свое Хо. — Если я правильно поняла ваши объяснения, она заканчивается на расстоянии примерно половины диаметра по ту сторону М-Камбры, а там, по вашим словам, ничего нет.

— Вы все поняли правильно, — заверил ее Фрауде и тут же воскликнул: — Нет, неправильно! Какой же я идиот! Когда вы взлетаете в своем «грирсоне» из лагеря Махан и при этом знаете, что в полете будут участвовать другие суда, разве вы не уславливаетесь с ними о вашем общем месте назначения?

Хо кивнула:

— Конечно, при выполнении любой задачи уславливаются о месте встречи или, как у нас говорят, точке рандеву. Почему мусфии должны поступать иначе? Это и есть наша четвертая точка и одновременно место отсчета для истолкования других штурманских карт, если они попадут нам в руки.

Фрауде довольно улыбнулся:

— Ну, теперь, надеюсь, мы можем получить свою выпивку?

— Можем, — ответила Хо. — И за мой счет. — Она поднялась из-за стола, так резко толкнув клавиатуру и бумаги, что они рассыпались в воздухе. — Мы почти у цели!

— Ну, ты жив? — заботливо спросил Ньянгу…

— Не уверен, — простонал Гарвин.

— И куда тебя занесло, в конце концов?

— Последнее, что сохранилось в памяти, — ответил Гарвин, — это один из проклятых портовых кабаков.

— Ты был там один?

— Не помню, но за пару часов до этого у меня точно… была компания. Но я, по-моему, все время сравнивал их… кое с кем, и они послали меня к черту.

— Это все?

— Все, — ответил Гарвин. — Не считая вот этого.

Он полез в карман и достал оттуда целую кипу банкнот.

— Когда я проснулся, все карманы у меня были набиты деньгами.

— Только с тобой такое могло случиться! — восхитился Ньянгу. — Любой из нас, упившись вусмерть, проснулся бы в каком-нибудь переулке обобранным до нитки, а ты каким-то образом умудрился извлечь выгоду из своих похождений.

— Ну да… Хотя хотелось бы знать, как мне это удалось, — промямлил Гарвин. — И еще мне жуть как хочется холодного пива.

— Еще чего! — воскликнул Ньянгу. — Ты на службе и не должен подавать другим плохой пример.

— Я сам по себе плохой пример.

— Ну, сейчас я еще немного подпорчу тебе жизнь, — заявил бесчувственный Иоситаро. — Вскоре после твоего ухода нас вызвал Хедли и приказал прочесать кустарники. Наши следящие системы засекли сигналы, переданные с дальнего конца острова Дхармы. Очень плотный луч, нацеленный на край системы. Примерно в то же самое время одна из дистанционно управляемых следящих систем на L-Камбре зафиксировала входящий сигнал, а спустя некоторое время — ответ на него, посланный в направлении Леггета. Ни то ни другое, к сожалению, расшифровать не удалось. Хедли заявил, что лучше всего было бы направить на L-Камбру «аксай» и перехватить этих паразитов. Но такой возможности у нас не было, зато оставалась другая — собрать людей, прочесать остров Дхарму и найти передатчик. Что мы и сделали прошлой ночью, как раз в то время, когда ты гудел на полную катушку.

26
{"b":"2579","o":1}