ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потерянная Библия
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Колыбельная для смерти
Раунд. Оптический роман
Четырнадцатый апостол (сборник)
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Никогда не верь пирату
По кому Мендельсон плачет
Центр тяжести
A
A

Ответом ему был хриплый смех и брошенная бутылка, угодившая мусфию в бок. Он вскинул голову, насторожил уши, глаза от ярости вспыхнули красным.

— Уходите! — приказал его товарищ. — Или мы убьем вас!

Теперь рассмеялся другой человек из четверки:

— Не надо пугать нас, это вам не поможет. Мы не спустим с вас глаз и дождемся своего часа.

— Да чего там! — закричал кто-то. — Врежь им хорошенько, Сайд! Прямо сейчас!

Один из нападавших прыгнул вперед, в его руке блеснул нож.

Мусфии уклонился от удара, выпустил когти и с размаху нанес Сайду удар, разорвав ему плечо. Тот взвыл, пошатнулся, упал и откатился в сторону. Второй мусфий бросился к нему и попытался ударить ногой, но промахнулся. Сайд, пошатываясь, поднялся на ноги. Двое других напали на первого мусфия. Один размахивал дубинкой, второй разбитой бутылкой.

Неожиданно фосфоресцирующая поверхность океана вспучилась, и оттуда вылезло одетое лишь в плавки существо, зарычало и молниеносно ринулось на хулиганов. Человек с бутылкой закричал, выронил ее и рухнул как подкошенный, когда мощный удар кулака сломал ему ребра, словно сухие ветки. В руках второго дубинки больше не было — ее конец вонзился ему в лицо. Он вцепился в нее руками и тоже упал. Третий выхватил пистолет, прицелился, но Бен Дилл — именно он, огромный и могучий, в темноте выглядел как чудище — уклонился в сторону, выбил у нападающего пистолет и головой двинул ему в лицо. Остался один Сайд, яростно размахивающий ножом.

— Не подходи! Не подходи ко мне, а не то…

Дилл не стал тратить время на болтовню, а просто перешел в наступление. Резким движением выбросив вперед ногу, он ударил Сайда около локтя, и нож упал. Сайд развернулся, надеясь сбежать, но Дилл сгреб его за волосы и с силой дернул голову назад. Сайд рухнул на колени и завалился на бок со сломанным позвоночником.

Человек с изуродованным дубинкой лицом жалобно стонал, стоя на коленях. И тут, откуда ни возьмись, появились еще четверо в гражданской одежде, но вооруженные.

— Стоять! — закричал один из них. — Служба безопасности!

— Быстрее бегать надо, служба безопасности! — прорычал Дилл. — Все, опоздали вы, теперь Бен гуляет!

Он ударил ногой стоящего на коленях человека, когда тот упал, с силой наступил ему на грудь, потом резко повернул ногу и ткнул ею в шею, сломав ему гортань. Оглянулся, увидел нацеленные на него пистолеты и насмешливо фыркнул:

— Я же говорю, опоздали вы.

— Какого черта вы тут делаете? — спросил Стеф Бассас из РР, узнав Дилла.

— Небольшой заплыв перед обедом. Хотя это, в общем-то, вас не касается, — проворчал тот. — Вы ничего не забыли?

— Простите, сэр, — сказал Бассас.

— Вот так-то лучше, — Дилл перевел взгляд на другого вояку, женщину. — Махим, вы, что ли?

— Так точно, сэр, — она убрала пистолет.

— Что скажете в свое оправдание?

— В одно и то же время из консульства вышли несколько мусфиев, — объяснила она. — Мы пошли за одной группой, да, видно, не за той. Нам и в голову не приходило, что им что-то может угрожать на побережье. Наша промашка, сэр.

— Вы медик, если не ошибаюсь?

— Да, сэр.

— Вам не кажется, что стоит осмотреть пострадавших?

— А разве кто-то из них еще жив?

Дилл оглянулся:

— Этот мертв… И тот тоже… У этого повреждены легкие, и, скорее всего, ему тоже крышка. Но можете осмотреть его, если хотите… А вон тот парень, которого я ударил головой, живехонек, хотя его теперь, наверно, и родная мать не узнает… Да, пожалуй, тут некому оказывать помощь… Давайте договоримся. Вы продолжаете заниматься своим делом — охраной мусфиев, как я понимаю? — а я никому ни слова не скажу о том, как вы опростоволосились. Идет?

— Есть, сэр, — сказал Бассас, и четверка растаяла в ночи.

— Простите за случившееся, — обратился к мусфиям Дилл. — Но должен предупредить, что это не самое безопасное для вас место.

— Ваше вмешательс-с-ство с-с-спасло нас-с-с, — сказал один из мусфиев.

— Какая наблюдательность! Да. И что?

— Не знаю, с-с-сможем ли мы ответить вам тем же.

— Никто и не ждет этого от вас.

— Я правильно понял: те, другие, были с-с-солда-ты, которым приказали защищать нас-с-с? Не пос-с-ста-вив в извес-с-стность ни нас-с-с, ни наших военных лидеров?

— Интересное предположение, — усмехнулся Дилл.

— Мы перед вами в долгу.

— Отлично.

— Как нам вернуть этот долг?

— У вас есть деньги Конфедерации?

Один из мусфиев полез в висящую у пояса сумку.

— Да, нам дали немного.

— Ну, тогда как-нибудь при случае поставите мне стаканчик… А теперь вам лучше убраться отсюда.

Мусфии изумленно — если Дилл правильно понял выражение их физиономий — посмотрели друг на друга и вслед за ним затопали в сторону отеля.

* * *

— Джентльмены, прошу садиться, — пригласил коуд Рао.

— Это доктор Фрауде, — представил ученого Хедли.

— Доктор, я очень сожалею, — извинился Рао, — что только сейчас нашел время встретиться с вами, но дел было невпроворот.

— Я могу сказать о себе то же самое, — заявил математик. — Полагаю, речь пойдет о недавно найденном навигационном цилиндре?

— К сожалению, нет, — ответил Хедли. — С ним работа еще ведется. Однако выяснилось кое-что гораздо более неприятное.

Любезная улыбка Рао мгновенно растаяла.

— Слушаю.

— Сразу после того, как доктор Фрауде дал свое согласие помочь нам со штурманскими картами, найденными Хо Канг, он выразил пожелание, чтобы Корпус проводил систематический анализ своей деятельности, более активно привлекая с этой целью ученых. Обдумав его совет, я решил, что к нему стоит прислушаться. — Разговаривая с начальством в присутствии гражданских, Хедли всегда следил за своей речью. — Изучив один из отчетов об учебных походах РР, я заметил кое-что, показавшееся мне странным. Тогда я взялся за другие отчеты, относящиеся к периоду до восстания 'раум, когда мусфии еще не покинули систему. На первый взгляд ничего особенного в них не было, если не считать того, что некоторые отправляющиеся на полевые испытания отряды спустя какое-то время замечали неподалеку «аксай» мусфиев.

— Но мусфии никогда не чинили никаких препятствий нашим курсантам и в контакт с ними не вступали, — подтвердил Рао.

— Это верно, — согласился Хедли. — Тем не менее кое-что не вызывает сомнений: каждый раз «аксаи» появлялись лишь после того, как отряд пользовался своим комом.

— Доктор Фрауде, какова вероятность того, что эти совпадения носят чисто случайный характер? — спросил Рао.

— Практически, равна нулю.

— Значит, мусфии знают наш код, — сделал вывод Рао. — Именно этого известия мне не хватало перед обедом — для улучшения аппетита.

— Хуже того, сэр, — снова заговорил Хедли. — Я приказал РР перейти на новые коды, что они, естественно, и сделали. Однако на протяжении двух недель мусфии появлялись с точностью часовой кукушки. А потом исчезли — как отрезало. Очевидно, кто-то из их шпионов сообщил им о нашем беспокойстве, и они решили изменить правила игры.

— Сколько наших кодов им известно? — спросил Рао.

— Большая часть стандартных низкого уровня, плюс аварийный… И код для экстренной связи нашей штаб-квартиры с Планетарным правительством.

— Плохо, — заключил Рао. — Из рук вон плохо. Интересно, сколько времени они следят за нами?

— По крайней мере, со времени восстания, сэр, — ответил Хедли. — Я проанализировал обстоятельства, сопутствующие некоторым их сверхъестественным появлениям, и теперь они вовсе не кажутся такими уж сверхъестественными.

— Понятно. Ну что же, значит, нам надо сменить все коды сверху донизу.

— И да, и нет, сэр, — сказал Хедли. — У доктора Фрауде на этот счет есть свое мнение, и, по-моему, нам следует выслушать его.

Человек, называющий себя Эб Йонс, сидел в небольшом гравимобиле, припаркованном на улице неподалеку от посольства мусфиев в Леггете. Вообще-то было вовсе не обязательно прилетать сюда — имеющаяся в его распоряжении отличная оптика позволяла вести наблюдение прямо с комфортабельной горной виллы Танги, где он жил. Однако он считал, что врага нужно знать в лицо или, по крайней мере, время от времени напоминать себе, кто он такой.

28
{"b":"2579","o":1}