ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иоситаро быстро шел по дорожке. Перил не было — зачем они созданиям, способным придать себе устойчивость с помощью хвоста?

Внезапно тело ощутило вибрацию термосенсора. Ньянгу вспомнил, что только что миновал какую-то нишу, и вернулся к ней. Тут он заметил силуэт быстро идущего по дорожке мусфия и услышал звуки сначала открываемого, потом закрываемого люка.

«Они ходят тише, чем я», — с досадой подумал он.

Как и Рао, Иоситаро снабдили мини-камерой, постоянно передающей изображение на защищенной от перехвата частоте. Приемник был установлен на припаркованном неподалеку спидстере. «Шпион-самоубийца», так Ньянгу мысленно озаглавил сагу о своих приключениях.

Огромный корабль внутри оказался почти пуст. Несколько люков были распахнуты, давая возможность видеть непонятные механизмы или помещения, похожие на солдатские каюты, но с обитыми мягким полами вместо коек. Пустота корабля удивила Ньянгу, объяснившего ее тем, что солдаты, скорее всего, выполняли какие-то другие обязанности за пределами корабля. Может, обслуживали приглашенных на прием. Несколько раз он слышал доносившиеся из жилых помещений шипящие и свистящие звуки, но сумел пройти мимо незамеченным.

Впереди раздалось низкое гудение, и Ньянгу проскользнул в ближайший из распахнутых люков. Гудение стало сильнее, Ньянгу вытащил пистолет и отважился выглянуть в коридор. Мимо прошли два мусфия. Каждый толкал перед собой что-то вроде пылесоса — шест с поперечным бруском на нижнем конце, из которого и исходило гудение.

«Чужеземцы тоже убирают палубу, — подумал Иоситаро. — Эти, наверно, проштрафились, — то-то у них такой угрюмый вид».

Он дождался, пока гудение стихло, и продолжил путь к носовой части корабля.

Еда на банкете показалась Язифи необычной, но вкусной. Причем в этой необычности чудилось что-то знакомое, но что именно, определить никак не удавалось. Видимо, из-за специй, которыми были обильно приправлены все блюда. Наконец где-то в середине обеда она поняла, что именно напоминала ей эта еда. Язифь негромко засмеялась и наклонилась к мужу:

— Когда я училась, мы делали вылазки в пустыню… По крайней мере, нам казалось, что это пустыня… И готовили себе еду самым что ни на есть примитивным способом.

— И?

— Никто из нас не умел готовить, и в большинстве случаев мы ели все полусырым. По-моему, эта еда приготовлена примерно так же.

Лой пробормотал что-то, продолжая методически работать челюстями.

Иоситаро оказался перед закрытым люком. Надавил на него, пробежал пальцами по поверхности, но безрезультатно.

«Интересно, как открыть чужеземный люк, когда понятия не имеешь, с помощью чего он заперт — тумблеров, задвижки, лучей или неизвестно какого набора звуков? Особенно если на виду нет ничего, даже отдаленно похожего на замок?»

Потом он заметил крошечную вертикальную щель примерно на уровне груди и некоторое время недоуменно разглядывал ее. Достал нож, открыл самое тонкое лезвие и вставил его в щель. Люк послушно открылся. «Конечно. Как раз под размер мусфийского когтя».

Ньянгу вошел в комнату — очень большую, с медленно вращающимся в центре шаром из светло-серого металла — и снова замер в недоумении. Что это? Может, лифт, приспособленный для невесомости? Шар был достаточно велик, чтобы внутри мог поместиться мусфий, но ничего похожего на вход он не заметил. Вдоль мягко закругленной стены тянулась дорожка, и он пошел по ней, сожалея, что хотя бы просто ради собственного спокойствия не прихватил с собой бластер.

— …встретились два огромных мира, — старательно переводил речь Паумото Аликхан, сын Вленсинга, — разделенные гигантским… м-м-м… расстоянием, в чем-то похожие, в чем-то совсем разные…

Коуд Рао расслабился, чувствуя приятную тяжесть в животе, и даже начал задремывать. Мелькнула мысль, что, по большому счету, все разумные существа одинаковы, а их лидеры совершенно схожим образом не могут удержаться от произнесения длинных бессмысленных речей. Хотя… Внезапно он встряхнулся.

Нет. Очень немногие политики-люди не расстаются с оружием, способным выгрызть дыры в теле противника, и кажутся такими опытными в его применении. И на боевых кораблях они тоже не путешествуют. Если, конечно, хотят мира. В одно мгновение сонливость как рукой сняло.

Коридор стал шире, вдоль обеих стен тянулись ниши. Впереди виднелась арка, сквозь которую Ньянгу разглядел экраны, панели управления и низкую кушетку. Потом он услышал мусфийскую речь и настороженно замер. Раздался другой голос, после чего наступила тишина, если не считать удовлетворенного клацанья работающих приборов.

Надеясь, что мусфии склонны глазеть по сторонам не больше, чем копы, Иоситаро прокрался в конец коридора и выглянул на капитанский мостик.

Там он опять увидел экраны, загадочно мерцающие огнями панели и… двух мусфиев.

«Только безнадежный мечтатель станет надеяться, что на капитанском мостике никого не окажется».

Один мусфий скользил лапой по панели, лишенной каких-либо заметных характерных черт, одновременно наблюдая за символами, бегущими по экрану.

«Что это, корабельный вахтенный журнал?»

Другой мусфий пристально вглядывался в холодисплей, контролирующий работу каких-то механизмов.

«Следит за двигателями?»

С одной стороны от Ньянгу стояла кушетка, а перед ней экран со стилизованным изображением планеты. В щель под дисплеем был вставлен полуцилиндр со штурманской картой.

«Вот оно. Теперь лишь бы этим чучелам не взбрело в голову отправиться за пивом…»

Пока ни один из мусфиев не проявлял признаков жажды.

Мелькнула мысль застрелить их, обыскать помещение и убраться отсюда. Нет, не стоит. Это кровожадная тупость, порождаемая ощущением, будто без пистолета ничего не получится. Он решил осмотреть ниши. И в третьей обнаружил целое сокровище.

В отличие от людей с их тупым стремлением к опрятности, в шкафах мусфиев дверцы отсутствовали. Предметы были просто разложены по полочкам — и никаких запоров. В этой нише лежали сотни карт. Иоситаро раздумывал, что бы взять, но тут заметил рядом с собой настенную панель, в которой было около десятка карт.

«Теоретически… Да, теоретически, их использовали чаще всего, поэтому они и лежат отдельно».

Ругая себя за явный антропоморфизм, Ньянгу засунул эти карты в свою сумку.

«Если я взял не то, пусть наши умники лезут сюда и сыграют в эту лотерею сами. А у меня теперь одна задача — выбраться отсюда до того, как в меня полетит граната с „осами“».

Он быстро двинулся обратно тем же путем, каким пришел, от всей души надеясь, что по дороге обойдется без сюрпризов. Дважды ему пришлось отступить, ныряя в боковое помещение и пережидая, пока мусфии пройдут мимо. Проходя мимо одной «каюты», он услышал завывания, которые с большой натяжкой можно было принять за музыку.

Входной люк был по-прежнему распахнут во тьму. «Хвала богам, гулянка, видимо, затянулась на всю ночь», — подумал Иоситаро. И очень удивился, взглянув на часы и обнаружив, что провел на борту мусфийского корабля меньше половины земного часа, а вовсе не полночи, как ему казалось.

Пригнувшись, он выглянул из люка, но охранников не увидел. Преодолевая острое желание броситься вниз по трапу, он заставил себя успокоиться и отступил назад. Чувствуя, как натянуты нервы, он дождался сперва появления охранников, а потом — когда они начали очередной обход, он снова призвал себя к спокойствию, почти прогуливающейся походкой спустился по трапу и растворился во тьме прекрасной бархатной ночи.

Спустя планетарную неделю в центральном куполе на Силитрике Эск и Вленсинг провожали взглядами корабль Паумото, оторвавшийся от поверхности и сначала медленно, а потом все быстрее уходящий вверх. Не успели облака поглотить корабль, как он включил гипердвигатели и исчез.

32
{"b":"2579","o":1}