ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Во внезапно опустевшее пространство с глухим хлопком, слышным даже сквозь изоляцию, ринулся воздух.

— Думаю, появление Паумото поможет осуществлению наших планов, — заметил Эск.

— Может быть, — осторожно согласился Вленсинг. — Хотя я не в восторге от того, что такая важная персона, как он, проявляет интерес к нашим делам. Мне бы не хотелось после всех этих трудов оказаться в стороне, когда начнется дележ добычи.

— Не волнуйся, — успокоил его Эск. — Мы найдем выход из положения, если Паумото не удовлетворится тем скромным процентом, который мы сочтем нужным ему предложить. — Он задумчиво наклонил голову. — Тем временем, наши планы близки к завершению. Нужно ускорить развитие ситуации, организовать впечатляющий инцидент и перейти к заключительной стадии.

Глава 8

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА «МАТИН»,
«ВЕСТНИК ЛОЯ КУОРО»:

Как мы и предсказывали, вслед за самым дружественным и плодотворным приемом, который мусфий Паумото дал для наиболее именитых граждан Леггета и всей системы Камбра (с гордостью сообщаем, что к числу последних был отнесен и один из нас), мусфий Эск предполагает организовать ряд последующих встреч с культурными, коммерческими и военными лидерами Камбры. Цель одна — упрочить связи между человечеством и его вновь обретенным союзником, хотя мусфий пока не представили конкретный план предполагаемых мероприятий.

Эти встречи планируется проводить в известном всей системе отеле «Шелбурн». Ожидается, что они будут продолжаться, по крайней мере, неделю и на самом высоком уровне затронут вопросы не только бизнеса, но и социальные, а также культурные проблемы.

Ваш скромный издатель имеет честь сообщить, что он избран обществом в качестве хозяина заседаний первого дня, которые начнутся в…

Ньянгу тупо уставился на экран.

— Знаешь, Моника, муж бывшей подружки босса никак не может удержаться от этого своего стиля спортсмена, дисквалифицированного за пьянку. Меня тошнит от этого «Вестника Лоя Куоро»! Непонятно, что она нашла в этом типе?

— Он интересный мужчина с деньгами, — ответила Моника. — Лучше спросите: что он нашел в ней? На мой взгляд, она просто безмозглая курица.

— Она и интереснее, и богаче этого чванливого типа, — не согласился Иоситаро. — Мне просто хотелось бы знать, почему кое-кто…

— Хотелось бы знать что, сэр?

— Хотелось бы знать, когда я научусь держать язык за зубами и не лезть в чужие дела. — Ньянгу встал из-за стола и взял свою фуражку. — Если босс появится и спросит меня, скажи, что я в главном ангаре.

Полчаса спустя зажужжал ком.

— Я — первый твег Лир, Корпус Рао, PP.

Изображение на экране не появилось.

— Альта Гарвина Янсму, будьте добры, — сказал женский голос.

— Прошу прощения, но он в поле и должен вернуться не раньше чем через час. Что-нибудь передать?

— Не нужно, я перезвоню.

Связь прервалась.

Моника не забыла краткий обмен репликами между Гарвином и Язифью на мусфийском приеме. Она, конечно, узнала голос, но решила, что держать язык за зубами так же полезно для нее, как и для Иоситаро.

— Городской отдел, — устало сказал редактор. — Я — Тэд Волмер.

— Эй, вы меня слышите? — спросил человек на экране, с лицом таким же не запоминающимся, как и его голос. — Я, знаете ли, фотограф-любитель. Может, теперь удастся стать профессионалом, продать вам что-нибудь… Мне очень хочется сделать такой, знаете ли, эффектный снимок этого мусфийского лидера… не помню, как его зовут… Как он подъезжает к отелю… черт, забыл название… Не подскажете, как все будет происходить, чтобы, значит, выбрать местечко получше?

Волмер заворчал, было, но потом напомнил себе о вежливости.

— Нам известно лишь, что мусфии прибудут по воздуху и приземлятся прямо на посадочную площадку отеля «Шелбурн». Неплохой снимок может получиться, когда он будет спускаться по трапу.

— Спасибо, спасибо… — связь прервалась.

— Черт бы побрал этих фотографов, — выругался Волмер. — Имени мусфия он не помнит… Названия отеля не помнит… Настоящие дубины во всем, что касается точности.

— Почему же ты не сказал ему, что у нас есть свои люди, которые делают то же самое, что и он, и что ему нет смысла пытаться всучить нам то, что мы и так будем иметь? — удивился его помощник.

— А пусть попробует, хуже не будет. Вдруг получится что-нибудь толковое? — проворчал Волмер и повторил: — Проклятые фотографы…

— За это я тебя и люблю, — сказал помощник. — Последний альтруист, вот кто ты такой.

— Интересно у мусфиев устроены мозги, — сказала доктор Хейзер. — Система счисления основана на цифре восемь.

— Какое это имеет значение? — проворчал доктор Фрауде. — Система счисления это система счисления, на чем бы она ни была основана.

— Для вас, может быть, — сказала Хейзер. — А я когда считаю, то все время забываю, что у меня есть два лишних пальца… Между прочим, я заметила кое-что интересное. Все эти штурманские карты, оказавшиеся в нашем распоряжении, имеют одну общую точку отсчета.

— Любые карты имеют ее, — мягко сказал Фрауде. — Истинный север, магнитный север, столица системы или любая другая точка по выбору правительства.

— Но у мусфиев эта точка является центром их вселенной.

— И что из того?

— Я не уверена, но… Ни одна из этих штурманских карт не углубляется далеко в их империю, но я сделала проекцию, и получилось… Получилось, что единственная система, которая оказывается на пересечении всех линий проекции, — это Ленгнес. Предположительно последовательность 37420.

— Я плохо знаю систему Ленгнес.

— Понятно. Зачем это нужно нормальному человеку? Я бы тоже давно выкинула ее из головы, если бы не тот ублюдок, который преподавал нам в университете астрономию.

Раздражаясь все больше, Хедли слушал этот обмен мнениями, мотая головой то туда, то обратно, словно на теннисном турнире. Его выводило из себя все. То, что кроме этих карт у них ничего не было. То, что Рао брюзжит не переставая. То, что тщательный анализ речи Паумото не позволил приподнять завесу тайны над истинной целью его визита.

— Прошу прощения. Я терпеть не могу вмешиваться в подобные высоконаучные беседы, — сказал Хедли. — Но я что-то не пойму — вы можете расшифровать эти карты точно так, как это было сделано с самой первой?

— Конечно, — с легким оттенком возмущения в голосе ответил Фрауде. — Разве я не сказал вам, что с этим у нас все в порядке?

— И что эти карты дают нам?

— Ну, они выводят нас к шестнадцати, двадцати, а может быть, и большему числу обитаемых мусфийских миров. К сожалению, большинство из них чрезвычайно далеко от нас, — сообщила доктор Хейзер. — Интересен также способ, которым они расширяют свою империю, если толкование доктора Фрауде соответствует действительности. Они прыгают от одного звездного скопления к другому безо всякой видимой логики. Кажется, будто, достигнув одного места, они выбирают следующее, просто подбрасывая монету или тыча наугад в звездную карту.

— Оставим это, — сказал Хедли. — Сейчас, когда у нас в руках оказались эти карты, можем ли мы с их помощью нанести удар, когда разразится война?

— Когда разразится война… — повторил Фрауде, и Хедли с внутренней дрожью обратил внимание, что он сделал ударение на слове «когда». — Запросто.

— Значит, все, чего нам теперь не хватает, это приличный корабль, способный совершать гиперпространственные прыжки, — сказал Хедли. — Это что-то значительно серьезнее тех ржавых «старичков», которые мы прячем в кустарниках.

— Тут я тоже не вижу большой проблемы, — уверенно заявил Фрауде. — Разве в вашем распоряжении нет очень ловкого вора?

У Хедли так и чесался язык высказать все, что он думает по этому поводу. Но хватило ума промолчать.

«Боги да благословят Маджормунро», — подумал человек, называющий себя Эбом Йонсом, восхищаясь результатом собственных трудов и отдавая дань признательности тому, кто много лет назад придумал способ создания взрывного устройства направленного действия. Бомба, замаскированная под кусок плавника, была надежно спрятана между опорами взлетно-посадочной платформы.

33
{"b":"2579","o":1}