ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужая путеводная звезда
Синяя кровь
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
Ключ к сердцу Майи
Уэйн Руни. Автобиография
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Соблазн
Сломленный принц
Тихий человек
A
A

Но тут его негромко окликнул Гарвин:

— Пошли! Корабль уже разгрузили!

Со смущенным видом они отпрянули друг от друга.

— Еще встретимся, а?

Пойнтон кивнула и рысцой побежала вслед за вереницей 'раум, исчезающих в развалинах.

Грузовой корабль поднялся, развернулся и полетел в сторону залива.

— Давай и мы, — сказал Гарвин пилоту «кука», когда они с Ньянгу оказались на борту. — Только сделай небольшой крюк к западу, прежде чем возвращаться в лагерь Махан. Лучше держаться подальше от этого грузового корабля, чтобы не привлекать внимания.

Пилот выполнил приказ, и вскоре впереди замерцали воды залива и далекие огни лагеря Махан.

— Я Игрушка-шесть, — послышался голос Хедли из кома Гарвина. — Внимание! Сейчас будет самое интересное.

Внезапно вспыхнул луч прожектора, выхватив из тьмы летящий впереди грузовой корабль.

Один из комов на «куке» Гарвина поймал передачу на стандартной частоте:

— Неопознанный корабль, неопознанный корабль, это планетарная полиция. Назовите себя и зависните над морем. Конец связи.

Ожил ком Хедли:

— Планетарная полиция, мы действуем от имени Конфедерации. Погасите свет и займитесь своими делами. Конец связи.

Но полицейские — их модифицированный «кук» уже показался в поле зрения — не собирались так просто сдаваться.

— Это планетарная полиция. Кто говорит? У нас нет разрешения на проведение каких бы то ни было операций в этом районе. Немедленно назовите себя и выполняйте наши указания. Конец связи.

— Я Игрушка-шесть, — сказал Хедли. — Повторяю, мы действуем от имени Конфедерации. К вам это не имеет никакого отношения. Конец связи.

— Это планетарная полиция. Назовите себя или будете обстреляны. Последнее предупреждение.

— Игрушка-два, я Игрушка-шесть, — послышался голос Хедли на частоте связи между кораблями. — Кончайте с этими копами.

— Игрушка-шесть, вас понял.

— Вот дерьмо, — пробормотал Иоситаро.

Над морем полыхнуло, с одного из «грирсонов» взлетела ракета, полицейский «кук» взорвался и рухнул в воду.

— Я — Игрушка-шесть, — сказал Хедли. — Уходим.

Гарвин почувствовал, как все внутри у него перевернулось при мысли о двух полицейских, которые только что погибли, став жертвой собственного упрямства. И тут его пилот выругался, указывая на экран радара. Над маленькой, растянувшейся над морем флотилией возникло пятно, по размерам уступавшее лишь тому, которое изображало грузовой корабль.

— Что за черт! Мусфии, на полной скорости, — пробормотал Гарвин. — Ну, все, мы влипли.

Тут, словно из пустоты, появились три ракеты, выпушенные мусфийским «велвом», привлеченным светом полицейского прожектора, и спустя мгновение грузовой корабль взорвался. Из кома хлынула волна удивленных, взволнованных выкриков.

— Я Игрушка-шесть, Игрушка-шесть! — отчеканил голос Хедли. — Молчать! Слушать мои приказы!

Но прежде, чем он успел отдать хотя бы один, дело было сделано: как только Бен Дилл, лежащий в своем «аксае», увидел, что грузовой корабль взлетел на воздух, он нажал две кнопки. Ракеты вырвались из своих гнезд и устремились к «велву». Первая оторвала мусфийскому кораблю нос, вторая — хвостовой стабилизатор. «Велв» перевернулся и устремился к воде. Огненная вспышка быстро погасла.

— Сукин сын, — пробормотал Иоситаро. — Он таки прикончил его.

Глава 12

На протяжении трех последующих дней со стороны мусфиев не было никакой реакции, только зловещее молчание. Потом, в сумерках, они нанесли удар по лагерю Махан, ринувшись на него со своей базы в предгорьях и из космоса, с Силитрика и Е-Камбры. Выдерживая высоту, «велвы» и корабли-матки обрушивали ракеты на лагерь, ничуть не страдая от его жалкого заградительного огня. Складывалось впечатление, что гарнизон Корпуса не ожидал нападения, и ракетные батареи были подавлены в течение нескольких минут. Вленсинг приказал десантникам высаживаться, и «винты» хлынули с платформ корабля-матки, в то время как «аксаи» продолжали обеспечивать прикрытие.

И тут настоящие, до этого момента замаскированные на острове Шанс, ракетные установки Корпуса открыли огонь. Те же, которые были якобы подавлены, представляли собой макеты или управлялись автоматически. В этой первой атаке погибло всего несколько солдат.

Ракеты роем понеслись вверх, затрудняя работу мусфийских радиооператоров и буквально взорвав строй «винтов». Какое-то время небеса, казалось, просто сошли с ума. Потом Вленсингу и его помощникам удалось снова овладеть ситуацией, и нападение продолжилось. «Винты» один за другим приземлялись на опустошенной территории лагеря Махан и на побережье, из них выскакивали мусфийские воины.

Однако и побережье, и все подходы к базе оказались заминированы. С хриплыми криками мусфии гибли во взрывах песка. Заговорили пушки и гранатометы Корпуса. Ракеты и разлетающаяся веером шрапнель косили ряды чужеземцев. Мусфии находились так близко, что стрелкам «сорокопутов» приходилось посылать свои ракеты делать петлю над морем и лишь по возращении наносить удар. Некоторые из них были сбиты мусфийскими противоракетными установками, но и оставшихся хватило, чтобы противник запаниковал.

Первая волна нападающих заколебалась и начала отступать под укрытие своих «винтов», в то время как армейские пушки продолжали добивать их. Уцелевшие мусфийские командиры запросили немедленной поддержки или разрешения прекратить атаку и взлететь. Вленсинг отклонил их просьбу и приказал продолжать наступление после того, как поработает авиация.

«Аксаи» и «велвы» с бреющего полета атаковали остров Казармы, ангары и другие строения на Махане взлетали в воздух, выбрасывая в темнеющие небеса фонтаны пламени. Но Корпус к этому моменту зарылся глубоко под землю. Там, в бункерах, находились орудийные и ракетные установки. Они снова и снова обстреливали мусфиев, и те гибли один за другим.

Вторую волну нападающих ждала судьба первой — то немногое, что от нее осталось, было отброшено за пределы базы Корпуса.

Трепеща от ярости и то втягивая, то выпуская когти, Вленсинг вышагивал туда-обратно по капитанскому мостику командного корабля. Только что разведка доложила ему, что все коды Корпуса были внезапно изменены.

Он сразу все понял. Если коды сменили так быстро, значит, Корпус знал, что Вленсинг в курсе всех их «секретов», и сами эти «секреты» были сфальсифицированы и представляли собой ложную информацию, которую они сознательно «скармливали» ему. Им удалось обмануть его. Он воображал, что, испугавшись его хлыста, Корпус пассивно преклонил колени. На самом деле они лишь дожидались подходящего момента, чтобы нанести удар. Может, вначале они и утратили инициативу, но теперь «проснулись» и перешли к решительным действиям. Основной вопрос: как надолго их хватит?

Вленсинг громко зарычал, испытывая острое желание сломать что-нибудь или даже хорошенько врезать кому-нибудь. Но сдержался. Пришла новая мысль, и он почти пожалел, что слепая ярость оставила его. Что еще Корпус сумел утаить от него?

Ответа на этот вопрос он не знал. А следовало бы, и как можно скорее.

Как только из штаб-квартиры Корпуса пришло сообщение о нападении мусфийских кораблей, более чем в тысяче километрах от лагеря Махан, на острове Сей, из своих наспех сооруженных разборных домов выбежали люди и устремились к огромной свалке, где среди груд мусора были спрятаны «жуковы». Это были якобы уволенные с военной службы экипажи кораблей. Их, выждав некоторое время, небольшими группками тайно доставили сюда, на остров Сей, где до этого момента им оставалось лишь заниматься на тренажерах и скучать.

Уже заправленные и с полным боезапасом «Жуковы» поднялись в воздух в течение нескольких минут и, выстроившись в звенья по три корабля в каждом, на полной скорости устремились к острову Шанс. Не доходя двухсот километров до острова Дхарма, они взмыли вверх, в нижние слои ионосферы.

Как только «жуковы» оказались в непосредственной близости от острова Шанс, хаут Чака, командир звена «Голан», включил свой микрофон.

42
{"b":"2579","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ирландское сердце
Эгоист
Страсть к вещам небезопасна
Любовь: нет, но хотелось бы
Метро 2035: Стальной остров
Невеста по приказу
Любовь на троих. Очень личный дневник
Да, я мать! Секреты активного материнства