ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мусфий карабкался гораздо ловчее Дилла.

— Ну, в точности полевые тренировки в РР, — тяжело дыша, бормотал Дилл. — Я солдат, а не скалолаз. Черт, сколько еще лезть… Вот бы кто-нибудь сверху сбросил веревку…

Он протянул руку, чтобы уцепиться за выступ скалы, и тут двигатель антиграва сдох. От неожиданности Дилл вскрикнул, потерял равновесие и, пролетев метров десять, упал в небольшую заводь, отделенную от моря выступающей скалой. Он вынырнул на поверхность, судорожно барахтаясь и отплевываясь.

— Иду! — закричал Аликхан и бросился вниз — туда, где волны плескались о берег маленькой заводи.

— Я… Вроде все в порядке… — Дилл добрался до края скалы и уцепился за него. — Черт возьми, придется научиться плавать, как следует.

Аликхан был уже совсем рядом и протягивал Диллу лапу. Тот потянулся к нему, ноги у него соскользнули, и он снова рухнул в воду, но тут же вынырнул, судорожно молотя руками.

— Я держу тебя, — Аликхан начал вытягивать его.

И тут в заводи за спиной Дилла мелькнуло что-то — шипящее, точно набегающие на берег волны, серое, клювастое, с вертикальной щелью единственного глаза. Дилл зашарил рукой по карманам в поисках пистолета. Аликхан продолжал тащить его на себя, и тут зверь — кто бы он ни был — вцепился когтистой лапой в ногу Дилла.

— Опусти голову! — закричал Аликхан, и Дилл рефлекторно повиновался, погрузив лицо в воду.

Позади него что-то сильно грохнуло, и на мгновение он почувствовал сильное давление на барабанные перепонки, глаза и нос. Потом это ощущение пропало, когтистая лапа разжалась, и Аликхан снова энергично потащил его к себе.

— Вылезай! Я не знаю, убил его или нет!

Хватая ртом воздух и помогая друг другу, они выползли на берег, принялись яростно карабкаться вверх и, остановившись только на вершине скалы, обернулись, глядя на заводь. На мгновение поверхность воды раскололась, оттуда вынырнуло что-то с разорванными конечностями, вытекшим глазом и тут же снова ушло под воду.

— Господи Иисусе… — пробормотал Дилл. — Что это было?

— Не знаю, — ответил Аликхан. — В нашем кратком справочнике сказано лишь, что в море и джунглях этого мира водится много неизвестных существ и что нужно быть осторожным.

Дилл скептически посмотрел на молодого мусфия:

— Тогда другой вопрос, поинтереснее. Каким это образом ты убил или, скорее, оглушил его, поскольку он все еще барахтается там, внизу?

— На самом деле в моем «аксае» было три гранаты с «осами», — ответил Аликхан. — Одну ты просто не заметил.

— Это что же — ты уже сто раз мог дождаться, пока я усну, прихлопнуть меня и продолжить путь в одиночку?

— Мог, — ответил Аликхан. — Но ведь я дал тебе «честное слово».

— Сукин ты сын, — Дилл протянул ему раскрытую ладонь.

— И что мне с ней делать?

— Ты плохо знаешь местные обычаи. Сожми мою руку и потряси ее вверх и вниз.

— Вот так?

— Именно так. И возьми обратно свой проклятый пистолет.

Позже в тот же день они услышали шум двигателя и стали шарить глазами по небу.

— Нет, — сказал Аликхан. — На воде. Вон, видишь?

— Судно.

— Может, еще раз попробуешь свое зеркальце?

Дилл так и сделал, и на этот раз их заметили. Рыболовецкое судно изменило курс, направилось в их сторону и остановилось метрах в двадцати от берега.

— Вижу вас, — послышалось из громкоговорителя. — Выглядите вы, прямо скажем… Кто за старшего?

— Я! — закричал Дилл. — И нам нужна помощь. Мы пилоты, были сбиты несколько дней назад.

— Ты не возражаешь, если я разнесу на куски это мохнатое дерьмо? У меня, знаешь ли, совсем недавно погибли друзья в бухте Бокейдж.

Из кабины вышла женщина с ружьем в руках и остановилась у леера капитанского мостика.

— Нет! — закричал Дилл. — Он с нами! Мы оба из Корпуса, из лагеря Махан, остров Шанс.

— Нечего заливать мне, дружок. Или, может, этот чужеземец накачал тебя какими-то своими наркотиками?

— Ничего подобного. Видишь? У меня пистолет. Уверяю тебя, этот мусфий абсолютно безвреден.

— Вот как… Ладно, вы доплывете?

— Он — да, а я плаваю плохо.

— Я подойду как можно ближе к берегу, — сказала женщина. — Вам останется только забраться на судно.

— Хорошо.

Дилл вошел в воду и поплыл, Аликхан следом. На капитанский мостик вышел мужчина с багром в руке.

— Хватайся за него, — сказал он.

Дилл послушался и, подтянувшись, уцепился за поручни. Когда Аликхан сделал то же самое, Дилл увидел, как женщина-капитан заскрежетала зубами и снова подняла ружье. Вырвав у мужчины багор, Дилл отбросил его, выбил ружье из руки женщины, выхватил пистолет и навел на нее.

— Прошу прощения, леди, — сказал он, краем глаза следя за Аликханом, который уже стоял на палубе, — но месть на время отменяется. Тем не менее, спасибо за то, что спасли нас.

Глава 16

Вленсинг организовал новое наступление на лагерь Махан, но на этот раз предпринял не лобовую атаку, а действовал гораздо тоньше. Сначала он обрушил на Махан артиллерийские и бомбовые удары, не предпринимая никаких попыток высадить десант.

Звено «аксаев» и три «велва», укомплектованные лучшими пилотами и артиллеристами, пока находились в резерве. Вленсингу стало мучительно больно при мысли, что его погибший отпрыск должен был находиться среди них.

В подземельях Махана в воздухе висела пыльная дымка, серый налет покрывал лица солдат, стены и пол непрерывно содрогались.

После артподготовки Вленсинг бросил в бой «винты». Но это был ложный маневр — на кораблях не было десантников, только пилоты и артиллеристы. Как только «винты» пошли на снижение, из-под земли высунулись дула артиллерийских орудий и обстреляли их. Потеряв всего три корабля, «винты» развернулись, перегруппировались над заливом и снова атаковали лагерь.

И на этот раз из-под земли показались дула артиллерийских орудий — в точности так, как рассчитывал Вленсинг. А теперь он бросил в бой свои «аксаи» и «велвы», но сейчас они не поливали огнем весь остров, как прежде, а наносили точечные удары по артиллерийским позициям Корпуса. Как только артиллерийская установка высовывалась из-под земли, на нее обрушивался огонь «аксаев» и «велвов». Почти сразу же удалось поразить три установки, и огненные вихри помчались по подземным туннелям. Вленсинг приказал сосредоточить весь огонь в непосредственной близости от трех взорванных установок.

«Велвы» и другие мусфийские корабли с бреющего полета утюжили эти участки местности и уничтожили еще две ракетные установки противника. Вленсинг бросил в атаку все, что имел в резерве, и к полудню практически подавил сопротивление Корпуса.

Теперь он снова ввел в бой «винты», но на этот раз в них уже сидели десантники. И хотя их обстреливали изо всех нор и щелей, мусфиям удалось закрепиться на стратегически важном участке острова Махан. К ночи десятая часть острова перешла в руки мусфиев. Корпус оказался не в силах помешать приземлению новых кораблей и дальнейшей высадке десантников на захваченной ими территории.

Дальнейшее развитие событий теперь не вызывало сомнений.

— Вы знаете, что произошло? — спросил коуд Рао.

— Да, сэр, — ответил Гарвин.

Они с Иоситаро старались не смотреть друг на друга — их командир выглядел так, точно с начала осады постарел на двадцать или даже тридцать лет. Мил Ангара, хаут Хедли и альт Эрик Пенвит выглядели ненамного лучше.

— Говоря коротко, — сказал Рао, — захват мусфиями острова — это вопрос нескольких дней или даже меньше.

Гарвин, не мигая, смотрел на него, изо всех сил стараясь не дать эмоциям взять над собой верх.

— Да, сэр.

— Помнишь, не так давно вы высказывали мысль, что нам следует сражаться не обычными методами, а прибегнуть к тактике партизанской войны? — Рао потер усталые глаза. — Возможно, вы были правы. — Гарвин и Ньянгу хранили молчание. — Я хочу задать вам действительно неожиданный вопрос, сейчас уже слишком поздно сделать то, что вы предлагали тогда?

51
{"b":"2579","o":1}