ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но теперь мы столкнулись с гораздо более могущественным противником, которому безразлично, кто мы — 'раум или рантье. Над всем человечеством нависла угроза оказаться под пятой мусфиев. Неизвестно, что ждет нас в этом случае — рабство или что-нибудь гораздо более худшее. И теперь я призываю вас, мои товарищи 'раум, выступить против них. Я призываю вас не к лобовой атаке, а к борьбе тем же самым способом, которым мы сражались… — и почти победили… — с рантье и солдатами Конфедерации. Теперь они наши союзники, и я призываю вас во имя прошлых и будущих поколений 'раум и других камбранцев снова стать на тропу войны, сражаться тайно, сражаться украдкой до тех пор, пока мы не соберемся с силами. Разыскивайте ваших старых товарищей, ваших прежних офицеров и снова начинайте создавать тайную армию. Если не можете сражаться, помогите тем, кто делает это, кредитами, убежищем и продуктами. Разыскивайте солдат Конфедерации, прячьте их. Вы, хорошо знающие, что такое война в тени, можете многому научить их. Ныне на Камбру опустился мрак, и с каждым днем он становится гуще. Но свет воссияет снова, если мы будем поддерживать друг друга, если будем сражаться вместе. Вперед, за Камбру! Камбра и Свобода!

— Откуда ведется передача? — воскликнул Лой Куоро.

— Похоже, из лагеря Махан. Они используют стандартную армейскую частоту, — ответил редактор Тэд Волмер. — Как мы должны реагировать?

— Что, черт побери, вы имеете в виду?

— Я имею в виду, — терпеливо объяснил Волмер, — что мы можем ретранслировать эту передачу, расширив диапазон…

— Вы с ума сошли, — прервал его Куоро. — Если мы передадим это по всем каналам, мусфии не выпустят нас отсюда живыми.

— Три другие станции уже ретранслировали запись, — кротко сообщил редактор.

— Значит, у них плохо с мозгами! Как можно слушать и тем более верить во всю эту чушь? Что хорошего в таких речах? Они лишь подталкивают скверных людей к тому, чтобы совершать скверные поступки!

— В таком случае вы, возможно, хотите, чтобы мы прокомментировали эту речь, мягко осудив ее безрассудство?

— Да!.. Нет, постойте! Если мы выступим с комментарием, то тем самым лишь привлечем внимание к этому вздору! Мы вообще никак не должны реагировать на него!

— Вы уверены, сэр?

— Конечно! Черт возьми, хотелось бы, чтобы мои люди учились сами работать головой!

— Да, сэр. Благодарю вас, сэр.

* * *

Этой ночью безо всякой предварительной артподготовки и бомбардировки мусфии нанесли мощный удар по Третьему полку, расквартированному около города Таман. Они прорвали защитный рубеж и начали стягивать кольцо. Солдаты сражались из последних сил. Их мольбы о помощи, обращенные к кому угодно и куда угодно, остались без ответа. Впрочем, в глубине души они понимали, что так и будет.

С рассветом все было кончено.

Последнее обращение коуда Рао к своему Корпусу было предельно кратким:

— Солдаты! Командиры уже сообщили вам мои последние приказы. Приложите все усилия, чтобы выполнить их. Продолжайте борьбу в новых условиях, но сражайтесь с честью, как вы это делали всегда. И если придется умереть, сделайте это с высоко поднятыми головами. Может быть, вы и погибнете, но борьба будет продолжаться. Корпус умирает, но не сдается!

— Мы записали широковещательную передачу, — доложил Вленсингу его главный помощник Рахфер. — Из лагеря Махан, закодированную, без изображения. Ей предшествовала другая, более длинная, также закодированная. Коды из числа тех, которые нам пока не удалось расшифровать. Это произошло совсем недавно. С тех пор все отслеживаемые нами человеческие устройства связи хранят молчание.

— Возможно, это были прощальные сообщения и теперь все их устройства связи просто уничтожены, — сказал Вленсинг. — Будьте настороже, но не предпринимайте никаких действий, пока не станет ясно, что это означает.

Однако не происходило ничего. По крайней мере, ничего замечено не было. Своим чередом вечер сменился ночью.

В тот же день, но несколько раньше с острова Миллион взлетел один из двух транспортников, которые Хедли «приобрел» для своего космического флота. Эскортируемый оставшимися «аксаями» и одним «Жуковым», он взял курс на восток, удаляясь от лагеря Махан, а потом свернул на север и полетел над глубоким каньоном в сторону моря. Дальнейший путь корабля пролегал над самой водой. Он двигался очень медленно, стараясь не привлекать к себе внимания, и, оказавшись к юго-востоку от устья огромного залива, полностью погрузился в океан. Космические корабли, даже те, которые не относятся к категории амфибий, способны свободно действовать как подводная лодка, хотя не обладают плавучестью земных акул и могут быть легко обнаружены по тепловому излучению двигателей.

Оказавшись под водой, транспортник медленно продвигался по заливу, следуя фарватером обычных морских судов. На расстоянии примерно пяти километров от лагеря Махан он лег на дно, притаился и стал ждать сигнала.

Три уцелевших полка выслушали приказ Рао на своих базах неподалеку от Леггета, Аире и Керриера и тут же приступили к его выполнению. Они выслали небольшие разведгруппы, которые не только нащупали самые слабые участки в окружающем кольце мусфиев, но и открыли беспокоящий огонь. Мусфии решили, что люди начинают атаку, и, как это было для них характерно, слегка отступили, перегруппировались и начали контрнаступление. На них тут же обрушился огонь уцелевших ракетных и артиллерийских установок Корпуса.

Бои разгорались то на одном, то на другом участке фронта.

Вленсинг приказал своим командирам усилить контрнаступление и отбросить людей назад. Это немедленно было реализовано. И как раз такой момент люди сочли наиболее подходящим для просачивания.

Первый и Четвертый полки довольно легко вышли из окружения, Второй отстал от них примерно на полчаса. Пробив брешь в кольце мусфиев, солдаты небольшими группами прорывались сквозь нее и растворялись во мраке. Они шли налегке, взяв с собой лишь то, что могли унести, и с горечью оставляя неспособных передвигаться раненых на попечение медиков.

Первый полк, стремясь, как обычно, во всем и всегда быть первым, сумел прихватить с собой несколько небольших гравимобилей и «куков», под завязку нагруженных «фуриями» и ракетами.

Вленсинг выслушал доклады своих сбитых с толку, растерянных командиров, с удивлением понял, что происходит, и приказал немедленно любой ценой перекрыть все бреши. Нельзя было позволить Корпусу уйти от разгрома.

Во тьме ночи, освещаемой лишь разрывами ракет и лазеров, в трех разных местах Камбры разыгрались три жесточайших сражения. Люди и мусфии кричали от боли и падали замертво, а оставшиеся сражались не на жизнь, а на смерть, пуская в ход гранаты, бластеры, дубинки и когти.

Потом с тайных баз в воздух поднялись остатки воздушных сил Корпуса и обрушили огонь своих орудий на мусфийские корабли, мечущиеся над полями сражений в безуспешной попытке настичь разбегающиеся во все стороны цели.

Вленсинг бросил в бой все оставшиеся резервы.

Эта битва, как он надеялся, должна была стать последней.

Пара сторожевых мусфийских кораблей заметила транспортник, всплывший на поверхность из морской пучины и поднявшийся в воздух неподалеку от лагеря Махан, но их сообщения оказались заглушены статическими помехами на всех мусфийских частотах. Какой-то «аксай» попытался атаковать транспортник, но один из трех притаившихся в засаде «Жуковых» разнес его на куски.

Транспортник с шумом пронесся по мелкой воде и над первыми наземными позициями мусфиев. Его сопровождали «грирсоны», поливая противника огнем изо всех орудий. Ворвавшись в лагерь Махан, транспортник вылетел на булыжник парадного плаца и резко затормозил, едва не перевернувшись. Открылись люки, солдаты выскочили из своих укрытий и бросились к кораблю. Поклажа их была не слишком тяжела — ракеты, гранатометы, обычное стрелковое оружие. Некоторые помогали раненым, неспособным передвигаться самостоятельно. Тут какой-то мусфийский воин увидел, что происходит, выстрелил из ракетной установки и попал в кормовую часть транспортника. Экипаж проворно затушил пламя. Оказалось, что жизненно важные системы корабля не пострадали. Мусфий попытался сделать еще один выстрел, но 35-миллиметровое орудие «Жукова» уничтожило его.

53
{"b":"2579","o":1}