ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, — согласился Куоро. — Иначе война будет продолжаться. От всей души надеюсь, что стабильности удастся достигнуть без особого труда.

— Но в решении этой проблемы должны учас-с-ство-вать и с-с-сами люди, не так ли? — спросил подошедший Рахфер.

— Ну, полагаю, что да, — ответил Куоро. — Не могли бы вы рассказать мне о своих планах?

— Думаю, с-с-сейчас вполне подходящий момент заявить о том, что мы с-с-собираемся предпринять, — ответил Вленсинг. — Прежде вс-с-сего необходимо, чтобы горнодобывающие шахты С-Камбры — кстати, теперь этот мир будет называться Мабас-с-си, а тот, где мы с-с-сей-час-с-с находимс-с-ся, Вар — заработали на полную мощность.

— Конечно.

— Рабочую с-с-силу нам будет пос-с-ставлять Вар… и другие ис-с-сточники.

— Какие, к примеру?

Вленсинг бросил на Куоро многозначительный взгляд, но не ответил.

— Конечно, мы приложим все ус-с-силия к тому, чтобы поймать бандитов, прежде воевавших с-с-с нами, и предотвратить возникновение возможных бес-с-споряд-ков.

Наши конс-с-сульства продолжат с-с-свою работу, но будут с-с-существенно рас-с-сширены. Чтобы пополнить их гарнизоны или, точнее говоря, работать в них, с-с-с нашей родины с-с-сюда прибудут новые мус-с-сфии.

Нам понадобятся с-с-строители для рас-с-сширения конс-с-сульств и возведения новых зданий на территории базы в предгорьях, на С-с-силитрике и Мабас-с-си взамен штаб-квартир, разрушенных 'раум. Эта работа, конечно, будет определенным образом вознаграждатьс-с-ся.

С-с-с течением времени мы введем новые методы поддержания порядка, такие, к примеру, как централизованные идентификационные карты. При ос-с-существлении вс-с-сех этих работ мы расс-с-считываем прибегать к помощи наемных с-с-служаших из чис-с-сла людей, с-с-ско-рее вс-с-сего, поручая им заведовать той или иной с-с-сферой жизни. Таким образом, дисс-с-сидентс-с-ское движение лишитс-с-ся почвы для с-с-своего развития.

— Вы не возражаете, если я дословно процитирую ваши высказывания?

— Конечно, — с некоторой долей раздражения ответил Вленсинг. — Если бы с-с-сказанное не с-с-соответс-с-ствовало дейс-с-ствительности, зачем бы я с-с-стал говорить вс-с-се это?

— Прошу прощения, — извинился Куоро. — Это простая формальность. Я должен был убедиться, что вы не возражаете против того, чтобы я довел ваш рассказ до сведения своих сограждан.

— Вс-с-се в порядке, — Вленсинг повертел головой из стороны в сторону. — Я что-то не вижу вашей жены. Где она?

— Она, ну… немного приболела и просила передать вам свои извинения.

— И таких… заболевших оказалось немало, — вмешался в разговор Рахфер. — Мы всех их возьмем на заметку.

Куоро нервно улыбнулся:

— Благодарю за то, что уделили мне время. Уверен, что вы останетесь довольны тем, как мы подадим в прессе… м-м-м… перемены, происшедшие в правительстве.

— Я тоже уверен в этом, — ответил Вленсинг. — Работа механизма пропаганды в человечес-с-ском общес-с-стве нас-с-с вполне ус-с-страивает, и менять в ней мы ничего не с-с-собираемся. По крайней мере, в нас-с-стоящее время.

Корпус начал перегруппировку на острове Миллион, время от времени высылая небольшие разведгруппы на поиски одиночных солдат. Залечивались раны, раздавались награды, а кое-кто получил и повышение. Григ Ангара согласно последнему приказу Рао принял командование Корпусом и был повышен до коуда. Джон Хедли, по-прежнему возглавляя Второй полк, стал заместителем Ангары.

И среди прочих Гарвин Янсма и Эрик Пенвит получили звание сента, а Ньянгу Иоситаро — альта.

В Леггете появилось увлечение, быстро распространившееся по другим городам, — развешивание плакатов. Любой, даже детский компьютер мог создать трехмерное цветное изображение и размножить его в количестве нескольких дюжин. Искусство состояло в том, чтобы разместить изготовленные таким образом «картинки» в местах, где мусфии могли их увидеть, и так, чтобы не быть пойманным за этим занятием.

Дело существенно осложнялось тем, что никто не знал мусфийского языка. Поэтому вначале это и в самом деле были просто одни «картинки». Однако вскоре многие мусфийские офицеры худо-бедно овладели человеческим языком, и тогда к «картинкам» стал прилагаться текст типа:

МУСФИИ!
ВАШИ ДЕТЕНЫШИ БУДУТ СПАРИВАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ,
КАК ВЫ САМИ ДЕЛАЛИ ЭТО ПРЕЖДЕ.

В других содержались достаточно грязные (и зачастую не соответствующие действительности) намеки относительно биологического строения и привычек мусфиев. Однако многие достигли желаемого эффекта: мусфии были чрезвычайно обидчивы относительно того, что касается их эмоций, и при виде подобных плакатов зачастую приходили в бешеную ярость; в особенности, если это происходило в период течки, когда они вообще плохо контролировали свои чувства.

Поначалу такие плакаты просто срывали. Однако это не остановило процесс, и мусфии перешли к другим мерам. По их понятиям, обитатели любого здания должны нести ответственность за то, что появляется на его стенах. Рассуждая таким образом, они стали арестовывать всех, оказавшихся внутри здания, «украшенного» подобным образом. И без того битком набитые тюрьмы продолжали заполняться.

Между тем изготовители плакатов совершенствовали свою ловкость, и плакаты стали появляться на мусфийских кораблях, «консульствах» и даже пару раз оказались прицеплены к перевязи мусфийских патрульных, разумеется, сзади.

Менее чем через две недели после падения лагеря Махан радар базы Миллион засек необычный воздушный корабль, приземлившийся примерно в километре от базы.

Рота «Разведки и рекогносцировки», продолжавшая заниматься переукомплектованием за счет добровольцев, выслала к кораблю небольшой патруль. Он обнаружил на поляне потрепанный сельскохозяйственный корабль с разводами окиси на боках, не развалившийся только чудом. Рядом с ним никого не было.

Моника Лир приказала отряду рассредоточиться вокруг поляны.

— А мы с тобой пойдем взглянем, что это такое, — сказала она стоящей рядом женщине.

Женщина проглотила ком в горле, кивнула и взяла бластер на изготовку. Моника проскользнула на поляну и замерла, ожидая хоть какого-то движения или даже выстрела. Однако ничего не происходило. В сопровождении своей напарницы Моника крадучись двинулась вперед, держа оружие наготове.

Не успели они пройти и пяти метров, как услышали крик:

— Лир! Первый твег Лир!

Голос явно принадлежал человеку и казался смутно знакомым. Она пошла к кораблю, убыстряя шаг. — Да!

— Это я, Бен Дилл!

— Ты же мертв!

— Какого черта…

— Ладно, ты живой. Выходите… по одному… Медленно и с поднятыми руками.

Бен вышел на поляну очень медленно, наполовину подняв руки. От его летного костюма остались лишь обрезанные до шорт и подвязанные у пояса веревкой брюки, на ногах — самодельные сандалии, верхняя часть туловища прикрыта чем-то развевающимся, разноцветным, что, возможно, лет двадцать назад служило юбкой какой-то толстухе.

Лир выпрямилась.

— Отлично. Какого черта ты здесь делаешь?

— Пытаюсь добраться домой, — ответил Дилл. — Меня сбили с месяц или около того назад…

— Это мне известно. Мы сто раз собирались устроить по тебе поминки, но все никак не получалось.

— Придется отложить. Я упал на побережье, долго бродил по нему, а потом меня подобрала женщина-рыбачка и отвезла к себе в деревню. Я каким-то чудом ухитрился пробудить это дерьмо к жизни, — Дилл кивнул на корабль, — и полетел над побережьем, пока не увидел один из наших кораблей. Я заметил направление его полета, некоторое время следовал тем же курсом, приземлился и дождался, пока мимо пролетел еще один корабль, но уже в другом направлении. У меня не было даже возможности с кем-то связаться и попросить помощи — у этой проклятой развалюхи нет никакой электроники, даже радио. Мне показалось, что я узнаю местность. Тогда я взлетел и покружился в воздухе, чтобы ваши люди заметили меня на экране. А потом я сел и стал ждать, пока кто-нибудь придет. Могу я расцеловать тебя?

55
{"b":"2579","o":1}