ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не проявив особого интереса ни к характеру, ни к продолжительности будущей работы, они повесили на плечи свои на удивление тяжелые сумки и погрузились на борт небольшого грузового корабля, который, пролетев четверть мира, доставил их на затянутое туманом высокогорное плато. Некоторые из летевших с ними до сих пор были знакомы с мусфиями лишь заочно, по холо, и испытали подлинное потрясение, увидев чужеземцев. Однако таинственную четверку облик их нанимателей, похоже, ничуть не взволновал.

Надзиратели из числа людей разбили рабочих на команды, разместили их по грязным баракам и зачитали установленные правила и распоряжения, а также сообщили, что рабочий день начнется на рассвете следующего дня и будет продолжаться тринадцать часов. Столько же отводилось на отдых и еще один час — на доставку к месту работы и обратно.

В первый же день четверка на работу не вышла. Однако это осталось незамеченным — ночью в административном здании вспыхнул огонь. Да и в целом день прошел хаотически из-за бесконечных разборок, кто где будет работать, кто станет пусть маленьким, но начальником и, соответственно, кто будет больше получать.

Четверка — а это были Ньянгу Иоситаро, Моника Лир, финф Вал Хекмайер и Дарод Монтагна — устроив ночной пожар в административном здании и воспользовавшись возникшей суматохой, отыскала лазейку в охране лагеря и выскользнула из него на болота.

После долгих поисков они обнаружили ход, ведущий внутрь одного из холмов. С оружием наготове они пошли по нему и оказались в пещере, достаточно большой, чтобы там можно было стоять. Прежде чем устроиться тут на ночь, они задались вопросом, что за создание вырыло эту пещеру в недрах все еще до конца не исследованной планеты, от всей души надеясь, что оно нашло себе более подходящее место обитания или, по крайней мере, не было плотоядным. Однако ничто не потревожило их сон, и на следующее утро они подобрались поближе к строительной площадке и приступили к наблюдению, надеясь углядеть свою жертву.

Местность почти все время окутывал туман, но это лишь облегчило их задачу. Очень редко мимо пробегали мусфии с фонарями, в своей благодушной самонадеянности не считавшие нужным в столь удаленном месте таскать с собой датчики теплового излучения.

Построив вокруг базы несколько укрытий, чтобы дважды подряд не останавливаться в одном месте, четверка разбилась на пары; одна всегда спала ночью и дежурила днем, а вторая — наоборот. Над головой то и дело проносились «аксаи», «винты» и «велвы», приземляясь на взлетно-посадочных площадках, число которых увеличивалось с каждым днем. Район базы патрулировали воздушные корабли и наземные группы охраны, не интересовавшиеся ничем, выходящим за пределы своих непосредственных* задач.

Спустя пять дней четверка снова собралась в пещере и устроила себе роскошный ужин из сухого рациона с самоподогревом.

— Ничего утешительного из своих наблюдений я не вынес, — сообщил Иоситаро. — Мусфии слишком хорошо охраняют территорию базы. Выбраться наружу за пределы периметра для нас не составило проблем, а попытка вернуться обратно и подобраться поближе к зданиям может окончиться скверно. К тому же я не заметил ни одного мусфия в ранге Вленсинга.

— Полностью согласна, — заявила Монтагна. — Как снайпер, я надеялась, что можно будет застрелить его издалека. Но мешает этот проклятый туман.

— По той же причине не годится и ракетная установка, — вступил в разговор Хекмайер. — Даже если мы сможем сделать выстрел, как найти этого ублюдка?

— Не говоря уж о том, чтобы после выстрела унести свою задницу до того, как тебя укоротят эдак на метр, — подвела итог обсуждению Моника.

— И все же мне чертовски не хочется уходить отсюда несолоно хлебавши, — признался Ньянгу. — Можно было бы рискнуть пробраться на территорию базы, взорвать, скажем, один из кораблей и, когда начнется паника, прорваться за ограждения, стреляя в каждого, кто подвернется под руку.

— И какой толк? — спросила Моника. — По-моему, мы это уже проходили, босс. Устроить шум, треск и смыться, а спустя неделю или месяц кусать себе локти, поняв, что можно было добиться гораздо более серьезного результата, оказавшись здесь. Мы уже знаем, как у мусфиев все тут организовано. Весьма неряшливо, кстати, насколько я могу судить. Они, наверно, вбили себе в голову, что из-за гоблинов вроде нас волноваться нечего. Одно могу сказать — мне хотелось бы вернуться сюда, придумав что-нибудь получше, чтобы можно было устроить им отличный фейерверк.

— Вот-вот, и я за это, — поддержал Ньянгу.

— Так что, уходим? — спросила Монтагна. — Я, конечно, новичок, а вы люди опытные, но лично мне такая идея кажется просто глупой.

— Это ты мне говоришь? — взорвался Иоситаро. — К тому же, можно не сомневаться, Гарвин проест нам плешь. Он уже наверняка размечтался о всяких там поздравлениях и медалях.

— Всегда можно попробовать еще раз, — откликнулся Хекмайер.

— Ну да, — согласился Ньянгу. — И это заметно улучшает мое настроение. Ладно, я сообщу, чтобы нас забирали отсюда.

В одном из переулков жестоко убили двух мусфиев, и Вленсинг распорядился с заката до рассвета ввести комендантский час без каких бы то ни было исключений. Любой, кто окажется в этом время на улице, будет расстрелян на месте.

Гарвину, как выяснилось, сейчас было вообще не до Иоситаро. Целыми днями он ломал голову, пытаясь разработать какой-то действенный план, который не был бы ни бессмысленным, ни самоубийственным.

Солдаты РР по-прежнему слонялись без дела, пока их офицеры и первый твег пребывали в дурном настроении, пытаясь придумать что-нибудь из ряда вон выходящее.

Этот мойщик окон никогда не был ни солдатом, ни полицейским. Тихий, рассудительный, одинокий человек, он больше всего на свете любил стрелять из очень маленького, скорострельного старинного ружья по очень далеким и мелких целям. Он вообще не имел понятия о мусфиях и даже не слишком задумывался на эту тему, пока соседским ребятишкам не пришло в голову позабавиться, швыряя камни в мусфийский патруль. Что они и сделали. А мусфии, ясное дело, в ответ открыли огонь. Двух маленьких мальчиков серьезно ранили, девочку постарше убили.

С этого момента, выполняя свою работу в деловом квартале Леггета, мойщик окон стал интересоваться мусфиями, внимательно приглядываясь к ним. Никто не обращал ни малейшего внимания на человека, который прилетал в своем потрепанном гравимобиле, прикреплял на крыше очередного здания веревки и, используя их как направляющие, поднимался и опускался в своем кресле, снабженном двумя модифицированными антигравами. Он между тем сделал интересное открытие.

Каждый первый день недели в здании Планетарного правительства появлялись мусфии, без сомнения, чтобы дать самые последние ценные указания своим марионеткам в Совете. Мойщик окон потратил три недели, чтобы убедиться в неуклонном соблюдении этого расписания, после чего решил, что узнал достаточно.

В следующий раз, когда «винт» Вленсинга приземлился неподалеку от здания Планетарного правительства, никто, как водится, не заметил маленькую человеческую фигурку на уровне десятого этажа, на высоте пятисот метров над землей. Если бы это произошло, чересчур внимательный наблюдатель, несомненно, удивился бы, поскольку кресло зависло не напротив окна, а рядом с глухой каменной стеной. Там никто не мог разглядеть действия маленького человека. А он между тем открыл сумку со своими инструментами, достал оттуда два завернутых в ветошь цилиндрических предмета и свинтил их в одно целое. Третий предмет — большой оптический прицел — он установил наверху и укрепил устройство на двуногой сошке. И все сооружение выглядело меньше современного бластера и вряд ли могло кого-нибудь насторожить.

Человек улегся во всю длину кресла, двигаясь медленно, чтобы не вызвать его покачивания, устроился поудобнее и вставил единственный патрон в патронник своего ружья. Он повел прицелом по площади, по «винту», по трем полицейским и нашел группу мусфиев. Сделал глубокий вдох, выдохнул, задержал дыхание и нажал на спусковой крючок.

58
{"b":"2579","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не дареный подарок. Кася
Соблазни меня нежно
Три минуты до судного дня
Шаг первый. Мастер иллюзий
Постарайся не дышать
Дневная книга (сборник)
Семейная тайна