ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Законы чести — это, наверно, ближе всего, — добавил Фрауде. — По крайней мере, так мне объяснил Аликхан.

— Брахда?

— Судьба, карьера.

— Теперь такой вопрос. Ты никого не призываешь перейти на нашу сторону. Почему? — спросил Хедли.

— А вы бы отозвались на призыв дезертировать, исходящий от вашего врага? В особенности если он чужеземец? — вопросом на вопрос ответил Фрауде.

— Конечно, нет.

— Ну, вот вам и объяснение.

— Хорошо, — сказал Хедли. — И мне понравилась ваша идея насчет озвучивания этого воззвания. Я, правда, внесу в нее кое-какие модификации, чтобы нас случайно не накрыла собственная ракета, пока мы будем в эфире. Кроме того, я должен обсудить ваше предложение со стариком. Однако я практически уверен, что с ним у нас никаких затруднений не будет.

— Я говорю вам все как есть, — голос Иоситаро гулко разносился по площади поселка острова Иссус, забитой рыбаками с близлежащих островов. Площадь охраняли солдаты РР, установившие на окраине поселка портативные ракетные установки на случай появления авиации мусфиев. — Мы хотим продолжать борьбу, и нам нужна ваша помощь. Ваши суда могли бы выполнять курьерскую работу, а также контрабандой перевозить некоторые вещи. Не думаю, что вас нужно обучать этому. Нам надо будет доставить солдат из одного места в другое, а если дела пойдут на лад, некоторые суда несложно переоборудовать под военные.

— А что мы с этого будем иметь? — выкрикнул какой-то рыбак.

— Чертовски мало. Если это вас хоть немного волнует, Камбра освободится от власти мусфиев. Ну и, конечно, ваши суда могут затонуть, а сами вы рискуете погибнуть, если будете не слишком расторопны или вам просто не повезет. Еще, если мы победим, вам обеспечена признательность правительства.

Послышались смех и нестройные выкрики. Ньянгу с улыбкой дождался тишины.

— Видите? Я ничего от вас не скрываю, — добавил он.

— Мусфии любят рыбу, — сказал другой рыбак. — И у нас есть, что им предложить.

— Наверняка, — добродушно отозвался Ньянгу и, расслабившись, облокотился на перила крыльца. То, чем он занимался сейчас, мало чем отличалось от того, что ему приходилось делать, когда он был гангстером. Тогда его идеи нередко вызывали сомнения у подельников, но он всегда умел «заболтать» их и добиться своего. — Они просто обожают рыбу и, очень может быть, захотят прихватить кого-нибудь из вас к себе домой, чтобы вы научили их забрасывать сети.

Послышались смешки и неясное бормотание.

— Или научить их использовать других в качестве наживки, а, Ньянгу? — выкрикнула какая-то женщина.

Снова раздался смех — большинство из них слышали о том, что однажды Иоситаро выступал именно в таком качестве. Это было давным-давно, когда он еще только проходил обучение и, приехав сюда вместе с Тоном Майлотом, едва не угодил на обед прожорливому баррако.

— Ну, теперь вы понимаете, почему я сражаюсь, — сказал Ньянгу. — Не хочу снова послужить наживкой, в особенности для чужеземцев. Ну, что скажете? Дескать, мы сами по себе, никого не трогаем, живем потихоньку, забрасываем сети. И мусфии тоже сами по себе, что они нам?

— Никакому правительству до рыбаков нет никакого дела, — откликнулся кто-то. — С какой стати эти лохматые чужеземцы поведут себя по-другому?

— Может, на вашем месте я рассуждал бы точно так же. Но я не на вашем месте. На своем месте я полагаю, что они станут закручивать гайки все сильнее и сильнее, предъявлять к нам все больше и больше требований. И я знаю, что свалить их легче сейчас, пока они еще не связали нас по рукам и ногам. Пока чувствуют себя победителями и расхаживают вокруг, не опасаясь ничего. Но они не дураки. Мало-помалу, день за днем, они станут наращивать охрану, да и людей изучат получше, и наша цель будет становиться все более и более недостижимой. Поразмыслите об этом. Тот, кто захочет присоединиться к нам, всегда найдет, к кому обратиться. Если нам понадобится конкретная работа, мы сами найдем вас. А если вы решите сказать «нет» — то воля ваша, никаких проблем. Но не вздумайте напеть мусфиям в уши о нас, о том, что я вам говорил, о том, чем, возможно, станут заниматься ваши друзья или соседи, — теперь в голосе Иоситаро зазвучали угрожающие нотки. — Тот, кто сделает это, будет иметь дружескую беседу со мной. Не думаю, что кто-то из вас захочет, чтобы это случилось.

Он спрыгнул с крыльца и повесил на плечо бластер. Кто-то в толпе — похоже, Тон Майлот, которого он прихватил с собой специально для этой цели, или его брат Али — одобрительно произнес что-то, и к нему присоединились некоторые другие. Но не все, далеко не все. Большинство рыбаков молчали, обдумывая слова Ньянгу, оценивая то, как мусфии уже себя проявили, и пытаясь предугадать, что ждет их в будущем.

Подошел помощник Иоситаро, Стеф Бассас:

— Мы отбываем этой ночью, сэр?

Ньянгу бросил взгляд на заходящее солнце.

— Нет. Не хочу рисковать, поднимая в воздух эту ржавую бадью в полной темноте. Что мы будем делать, если на нас вынырнет «аксай»? Да и вообще…

«Грирсон» со своим экипажем, прикрытый камуфляжной сетью, дожидался в полукилометре от поселка. Это была уже четвертая речь, произнесенная Иоситаро за сегодняшний день, и он устал. Он сознательно выбрал Иссус в качестве последней остановки, потому что, не считая Корпуса, это было единственное место на Камбре, которое он воспринимал как свой дом.

— Разбиваем лагерь сразу за поселком, — распорядился он.

— Я пошлю людей заняться этим и доставить рационы из «грирсона», — сказал Бассас. — Может, местные снабдят нас какими-нибудь фруктами? Для разнообразия.

— Привет, Ньянгу, — нерешительно произнес чей-то голос.

Иоситаро резко обернулся и увидел Дейру. Она слегка похудела с тех пор, как он в последний раз встречался с ней, но чувственности не утратила. Вся ее одежда, как у большинства местных женщин, состояла из большой шали, которая, Ньянгу знал, очень легко снималась. Он почувствовал шевеление между ног.

— Ты останешься на ночь? — спросила она.

— Ну да…

Дейра улыбнулась:

— Со мной?

— Ну-у-у-у… — протянул Иоситаро и взглянул на Бассаса, с нескрываемым интересом изучавшего землю под ногами.

«Сначала позаботься о людях, а потом уж о себе», — припомнилось ему.

— Если вы остаетесь, рыбаки накормят ваших людей, — сказала Дейра. — В последнее время у нас не слишком много поводов веселиться, и будет очень приятно устроить сегодня праздник в вашу честь.

Ньянгу с удовлетворением заметил, что Тон и Али в сторонке разговаривают с внушительным бородатым человеком, к мнению которого, похоже, в Иссусе прислушивались. Бассас расплылся в улыбке, услышав, что сегодня можно будет обойтись без осточертевших всем рационов.

— Спасибо, — сказал Иоситаро, — но мы не можем пить. Если нагрянут мусфии и нам придется обороняться, мы должны быть в состоянии не только швырять в них камнями.

— Я уже предупредил всех об этом, — откликнулся Тон. — Они согласились на воду и сок, хотя и не в восторге от такого поворота событий.

Ньянгу посмотрел на небо, посмотрел на Дейру, вспомнил о своем долге, представил Дейру в своих объятиях и подумал: «А-а, черт с ним, с долгом».

— Остаемся здесь.

— И правильно, — поддакнул Тон. — Некоторые наши парни без ума от здешних девчонок.

— И о женщинах не забывайте, — проворковала Дейра. — Как приятно… м-м-м… поговорить с человеком, у которого изо рта не несет рыбой.

— Премного благодарен, — сказал Тон.

— А вот тебе как раз лучше успокоиться, — заявила Дейра. — Ты ведь женат.

— Думаешь, я забыл об этом? — возмутился Тон.

— Лупуль просила меня позаботиться, чтобы ты не забыл, — Дейра подошла к Иоситаро и взяла его под руку. — Для тебя у меня готовится особая еда. Никого не будет — только ты, я и Баби. Мы с ней дружим, я рассказывала ей все о тебе, о нас. Если она тебе понравится, можно будет развлечься как прежде, помнишь? А вот и она, — Дейра кивнула на подошедшую стройную блондинку примерно своих лет. — Скучать тебе не придется, верно?

62
{"b":"2579","o":1}