ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Нефритовые четки
Отбор для Темной ведьмы
Новая ЖЖизнь без трусов
Один день мисс Петтигрю
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Русская пятерка
Как в СССР принимали высоких гостей
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
A
A

— Нельзя рассчитывать, что нам будет везти без конца, друг мой, — рассудил Фрауде.

— Надо придумать что-нибудь более эффективное, — ответил Аликхан. — Что-нибудь такое, чтобы наше дело не сорвалось ни при каких обстоятельствах.

— Отыщи кусок гнилого мяса и успокойся, — посоветовал Фрауде. — И давай-ка пригласим Энн Хейзер. Одна ученая голова хорошо, а две лучше. Авось что-нибудь да придумаем.

Два вспотевших от страха 'раум торопливо прикрепили взрывное устройство к тяжелым воротам главной тюрьмы Леггета и бросились наутек под прикрытие стены. Один случайно зацепил сигнализацию, и по всей тюрьме разнесся вой сирен. Но было уже поздно.

Взрыв сорвал одни ворота с петель и почти разнес на куски вторые. Стрелки высыпали из здания напротив ворот, подтащили ракетные установки и сквозь взломанные внешние ворота открыли огонь по внутренним, стремясь взорвать их. Ракеты падали и взрывались, считавшееся пуленепробиваемым стекло разлеталось на куски, и укрывшиеся за ним охранники погибали. Во время подготовки этого нападения возникла дискуссия относительно того, стоит ли убивать охрану. Она закончилась циничным высказыванием одного из 'раум, заявившего, что никого не волнует судьба тюремных охранников, даже их собственных братьев.

После очередного залпа пали, наконец, и внутренние ворота. Стрелки оттащили свои установки с дороги, и сквозь проломленные ворота хлынули нападающие — семьдесят пять испытанных в боях 'раум во главе с Джо Пойнтон. Она бежала в первых рядах, пока кто-то не подставил ей подножку и не заставил прижаться к земле. Сделано это было вовремя — застрекотали пулеметы, и первые ряды 'раум рухнули как подкошенные.

Охранники между тем подтащили и установили на треноге мощное лазерное орудие, однако воспользоваться им не успели. Последовал новый ракетный залп, и путь внутрь тюрьмы оказался открыт.

Пойнтон, на чем свет стоит проклиная человека, спасшего ей жизнь, помчалась по задымленным развалинам, догоняя своих уцелевших товарищей. Они зигзагами бежали к административному зданию, поливая огнем все, что попадалось на пути. Подбежав к зданию, Пойнтон швырнула гранату и бросилась на землю. Граната взорвалась, и дверь — вместе с ней. Изнутри послышались вопли. Кто-то закричал:

— Хватит! Хватит! Мы сдаемся!

Пойнтон и ее товарищи ворвались внутрь и бросились к пульту управления тюремными камерами. Разобраться, что тут к чему, для Пойнтон не составило труда. Две недели назад один из охранников перебежал на их сторону и начертил подробную схему охраны.

Узники, заслышав звуки стрельбы и взрывов, в страхе забегали по своим камерам. И тут по системе громкой связи донеслось:

— Всем пленникам отойти от дверей своих камер… Сейчас двери будут открыты… — произнес механический голос, который им приходилось слышать ежедневно. Однако тут же зазвучал другой, женский: — Ворота взорваны! Все, кто хочет оказаться на свободе, бегите! Живее!

Большинство пленников так и сделали, но некоторые, считая, что это просто какой-то трюк со стороны охраны с целью расправиться с ними, остались в камерах.

Пленники — и политические, и преступники — хлынули на улицы Леггета. Среди них были и те, кого мусфии захватили в заложники. 'Раум пытались перехватить их и, если это удавалось, спрятать. Однако очень многие в панике разбежались по улицам. Кому-то удалось укрыться в безопасных местах, остальных выловили мусфийские патрули или полиция. Меньше всех повезло тем, кто так и не решился покинуть свои камеры. Уже на следующий день в ходе мусфийских репрессий они были расстреляны.

— Мало-помалу, — сказала Пойнтон своим подчиненным, — медленно, но верно мы вытянем из них все жилы.

Тэд Волмер угрюмо жевал противокислотную жвачку, думал об увольнении, тут же вспоминал о невыплаченной закладной и о том, что безработных мусфии отправляют работать в шахты, и старался, чтобы Лой Куоро не заметил его недовольный взгляд.

— Да, — продолжал Лой Куоро, — теперь что касается политических обозрений. Нельзя позволять этим ренегатам, этим бандитам влиять на форму и содержание наших передач.

— Вы имеете в виду, что мы не должны передавать реальные новости, — это прозвучало не как вопрос.

— Я бы сформулировал это несколько иначе, — ответил Куоро. — Просто мне кажется, что нам нужно несколько сместить акценты. К примеру, серьезные достижения наших союзников-мусфиев могут быть поданы более выпукло, а продолжающееся насилие слегка приглушено. И все это так, знаете ли, ненавязчиво, не в лоб, возможно, сразу после коммерческих сообщений, в разделе, который мы называем «Политические проблемы». Я думаю…

Что именно думает Куоро, так и осталось тайной, потому что двери лифта распахнулись и оттуда выскочили пять человек в черных масках с бластерами на изготовку. Эти люди закричали во всю мощь своих легких:

— Стоять! Кто шевельнется, тот умрет! Стоять и не двигаться!

У Волмера все поплыло перед глазами, и впоследствии он уже никогда не задавался вопросом, почему показания свидетелей вооруженного ограбления так часто расходятся между собой.

— Кто вы такие? — закричал Лой Куоро. — Что вы делаете в моей студии?

У него в руке неизвестно откуда возник маленький пистолет — Волмер даже понятия не имел, что шеф носит его с собой, — и двое нападавших тут же повернули в его сторону дула бластеров. И тогда Тэд Волмер сделал то, за что впоследствии не раз себя корил. Он головой вперед бросился на Лоя Куоро и с силой толкнул его. Пистолет отскочил в сторону, а сам Куоро рухнул и остался лежать без движения.

Поразительно, но никто из нападавших не застрелил Волмера, а когда он выругался, кто-то из них засмеялся.

— Хватит трепыхаться, — только и сказал один из них совершенно спокойно.

Трое в черных масках торопливо прошли через помещение, где готовились новости, в студию вещания. Дверь лифта закрылась и оставалась в таком положении секунду или, может быть, час. Когда она, наконец, снова открылась, оттуда хлынуло множество других вооруженных людей. И все они тоже бросились в студию.

Куоро застонал. Волмер видел, что двое нападавших, оставшиеся в комнате подготовки новостей, не слишком внимательно наблюдают за ним, и ногой ударил своего босса по голове со всей силой, на какую был способен. Куоро снова отключился, а Волмер испытал удовлетворение человека, хорошо сделавшего свое дело.

В самой студии Гарвин держал на мушке трех выпускающих. Моника Лир, целясь из пистолета в девушку-техника, протянула ей цилиндр:

— Это должно немедленно пойти в эфир. — Девушка истово закивала головой и вставила диск в щель. — Давай!

По всей комнате заработали холоустановки. В первый момент изображение было расплывчатым, но тут же стало резким. На экране появился мусфий, исчез, и на его месте возник бело-зелено-коричневый флаг Камбры. Зазвучал планетарный гимн. Когда музыка смолкла, уверенный голос произнес:

— Говорит голос свободной Камбры. Эта передача ведется из захваченной нами студии «Матин». Жители Камбры! В настоящий момент вы оказались под пятой мусфиев. Но ничто не вечно. Некоторые из нас, многие из нас снова вступили в борьбу. Мы сражаемся, как можем. Одни разбираются в том, как сделать и установить бомбы. Другие умеют держать в руках оружие и не боятся использовать его. Третьи, вынужденные работать на предприятиях мусфиев, знают, что любой болт, завинченный чуть посильнее… или чуть послабее… может привести к аварии, и на виновника не падет и тени подозрения. Песок, подсыпанный в механизм, может стать причиной его саморазрушения. Есть и такие, кто надзирает за погрузкой и разгрузкой кораблей или просто работает в погрузочных доках. Небольшое изменение в накладной, одна ошибочно нажатая клавиша — и боеприпасы, продовольствие или ценное оборудование отправятся не по месту своего назначения, а потом застрянут и затеряются на каком-то забытом полустанке. Наши отважные мальчики и девочки развешивают плакаты, из которых мы узнаем, как обстоят дела на самом деле. Ведь сейчас все передающие холостанции контролируются чужеземцами. Учителя не боятся говорить детям правду, а не скармливают им «жидкую кашку» лжи, на чем настаивают мусфий. Может, кому-то кажется, что он не может сделать ничего. Однако на самом деле вариантов очень много. Не идите на контакт с мусфиями добровольно — только под угрозой силы. Если заметите что-то, выходящее за рамки обычного, никому не рассказывайте об этом. Если в вашем квартале всем заправляет человек, поставленный мусфиями, старайтесь всячески затруднить ему его работу. И самое главное, не забывайте то, о чем говорилось в начале передачи. Ничто не вечно. Раньше или позже, мусфии будут изгнаны. Тогда всем, кто пресмыкался перед ними и доносил им на своих, будет предъявлен счет. Но даже тем, кто в какой-то степени подпал под воздействие злых чар чужеземцев, пока еще не поздно изменить свою позицию, отказаться от сотрудничества с ними. Война продолжается. И закончится лишь тогда, когда последний мусфии будет изгнан из нашей системы, и Камбра вновь обретет свободу.

66
{"b":"2579","o":1}