ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Камбра свободна вчера, завтра и навсегда!

К тому времени, когда передача закончилась, большинство нападавших исчезли. Остались лишь Моника Лир в комнате подготовки новостей и Гарвин Янсма непосредственно в студии. Эти двое, не желая идти на риск пользоваться лифтом, взбежали вверх по ступеням на крышу, где их ждал гражданский спидстер.

Они забрались в него, он поднялся в воздух, на полной скорости полетел низко над домами и растаял в ночной тьме над заливом.

Лоя Куоро привели в чувство, и всю следующую неделю он провел в своем особняке, восстанавливая силы. К несчастью, у его жены возникли проблемы на С-Камбре, и она вопреки своему желанию оказалась лишена возможности уделить мужу должное внимание.

— Возможно, — рискнул высказаться Дааф, — наша политика недостаточно продумана. Во всяком случае, большой популярности она нам не завоевала.

Шерсть Вленсинга встала дыбом, покрасневшие глаза метали молнии.

— Наша политика — моя политика — очень тщательно продумана. Всякий другой вариант был бы гораздо хуже, и я не вижу причин менять что-либо. Тем более что это может быть воспринято как уступка этим жалким тварям и, следовательно, проявление трусости с нашей стороны. Мы пойдем прежним курсом с той лишь разницей, что наказания станут еще более суровыми!

— Мне кажетс-с-ся, — удивительно, но Аликхан впервые заговорил с присвистыванием, характерным для мусфиев, — что мы, возможно, нашли решение.

— Решение чего? — лениво поинтересовался мил Хедли.

Данфин Фрауде ссутулился в своем кресле, рядом с ним стоял перевернутый стакан. Бен Дилл громко храпел, лежа прямо на полу. И только Энн Хейзер выглядела подтянутой и очаровательной, как всегда.

— Мы думаем, — начала она, очень четко произнося слова, но внезапно икнула, — что нашли способ покончить с этой проклятой войной.

Глава 22

— Они что, были пьяные в стельку, когда предлагали это? — спросил Иоситаро.

— В стельку, — ответил Хедли. — Или просто вдрызг.

— И старик уцепился за эту идею?

— Как за свою последнюю надежду.

— М-м-м… Почему нужно угонять именно этот корабль-матку? — продолжал допытываться Ньянгу.

— Аликхан говорит, что это устаревшая модель и потому его держат на С-Камбре. А на борту всего лишь небольшая охрана.

— Но он заправлен и готов к взлету?

— Аликхан говорит, что все находящиеся в резерве корабли паркуются в таком состоянии. Но, скорее всего, там нет ни штурманских карт, ни больших запасов продовольствия — вообще ничего такого, без чего можно обойтись на внутрисистемных маршрутах.

— Выходит, нам придется тащить с собой еду, воду… — недоумевал Ньянгу.

— Воду не надо, — перебил его Хедли. — Она на борту есть, поскольку является частью охладительной системы. На мусфийских кораблях замкнутый цикл переработки отходов.

— Люди могут пить мусфийскую мочу?

— Надо думать.

— С этим разобрались, — вступил в разговор Гарвин. — Думаю, и со всем остальным разберемся, когда сумеем наложить свои толстенькие маленькие лапки на этот корабль. А потом-то что?

— А потом мы используем те штурманские карты, которые есть в нашем распоряжении, чтобы нанести кое-кому визит, — сообщил Хедли.

— Кому? — не понял Ньянгу.

— Есть у мусфиев лидер клана по имени Сенза. По словам Аликхана, он-то как раз и проповедует пацифизм. Или, другими словами, призывает не сражаться с людьми, по крайней мере, в этом столетии. Под руководством этого типа Аликхан изучал… назовем это философией. Похоже, среди мусфиев нет полного единодушия. Последнее вторжение поддерживает только небольшая группа лидеров клана.

— Значит, мы отправимся поболтать с Сензой. И что нам это даст? — спросил Ньянгу.

— Аликхан не сомневается, что, узнав, чем обернулись все эти беспорядки, Сенза использует все свое влияние на расчетчиков — а эти расчетчики у мусфиев примерно то же самое, что у нас дипломаты, — чтобы Вленсинга отозвали.

— Какую роль сыграет тот факт, что Аликхан — сын Вленсинга?

— Думаю, это повысит доверие к нему. Сенза вообще-то уже много лет сражается с этими воинственными мусфийскими «ястребами» и все время ищет возможность обуздать их. Аликхан полагает, что предоставит Сензе такую возможность. Это приведет к прекращению огня, и тогда можно будет сесть за стол переговоров, — сказал Хедли. — Ну, и еще Аликхан надеется на свой язык — воображает, что он у него из чистого золота.

— Кто-нибудь задумывался, что мы будем делать, если среди имеющихся у нас штурманских карт нет той, с помощью которой можно добраться до этого Сензы? — спросил Иоситаро. — Нам, конечно, везет и все такое прочее, но…

— Мы уже обсуждали этот вопрос, — прервал его Хедли. — Доберемся туда, куда сможем, а там Аликхан поищет в местном хранилище карт.

Ньянгу бросил на Хедли недоверчивый взгляд.

— Как все просто, да? Ладно. Давайте вернемся к «нашим баранам». Полагаю, в операции будет участвовать РР?

— Правильно полагаешь, — согласился Хедли.

— Захватив корабль, дальше мы будем лишь охранять Аликхана и приносить пилоту кофе?

— Правильно. Мы возьмем с собой Бена Дилла и кого-нибудь еще, кто имеет опыт вождения подобных кораблей. Думаю, человек пятнадцати хватит.

— Нет, не хватит, — заявил Гарвин.

— Вы, клоуны, видно, и думать забыли, что у нас все еще идет война. Так и рветесь поиграть в игру «Космические странники против всей галактики». Зато я не забыл и считаю нужным использовать людей с максимальной эффективностью, — возразил Хедли.

— Не бери в голову, Гарвин, — сказал Ньянгу. — Я знаю, где найти людей, и они уже на месте. А вот что мне по-настоящему не нравится, так это ваша якобы тщательно разработанная схема захвата. Уводим транспортник, ничего себе? А если кто-то заметит? Бах-бах, и нас нету.

— Ты можешь предложить что-нибудь получше? — спросил Хедли.

— Ну-ка, вспомните, кто еще есть на С-Камбре? А у моего находчивого, обожаемого коллеги с непомерно длинным языком есть некий секретный ключ…

— Перестань трепаться! — взорвался Гарвин.

— Давай-ка прими душ, заткни цветок за ухо и… отправляйся на свидание… сэр.

— Это возбуждает, — сказала Каро Лондрон Эрику Пенвиту, когда он аккуратно посадил спидстер у ступеней особняка Язифи Миллазин. — Я никогда прежде не служила никому прикрытием.

— Ну, сейчас у тебя будет такая возможность, — ответил Эрик.

— И еще. Это правда или мне кажется, что между Гарвином и Язифью что-то есть?

— В смысле?

— В смысле что-то, имеющее отношение к этой ужасной войне… Так же как твои таинственные приходы и уходы. Кстати, мой отец говорит, что ты какой-то не такой в последнее время.

— Война окончена, — сказал Эрик.

— Я, между прочим, не совсем дурочка и понимаю это. Вот почему я в таком восторге от того, что нам предстоит. Это, знаешь ли, совсем не то, что киснуть дома.

— Иногда я удивляюсь… — начал было Эрик, но тут же смолк, когда из дверей вышли Язифь и ее муж.

Язифь небрежно поцеловала Лоя и заторопилась к спидстеру. Эрик опустил окно.

— Жаль, что ты не можешь пойти с нами, старина, — сказал он Лою. — В этой новой галерее такая выставка — с ума сойти. — Куоро заставил себя улыбнуться и ушел в дом, а Язифь уселась на заднее сиденье. — Ну, в путь! Знаешь, Язифь, твоему мужу надо хотя бы изредка развлекаться, а не корпеть целый день над делами.

— Документы, — потребовал первый мусфий, а второй сделал шаг назад, держа бластер наготове.

Иоситаро очень неторопливым движением левой рукой протянул пластиковую карточку.

— Документы! — повторил мусфий уже громче. Скорее всего, ничего другого на человеческом языке он не знал.

Тонкая трубка в правой руке Ньянгу издала глухой звук, и мусфий упал, обливаясь кровью. Ньянгу ткнул стволом рассчитанного на один выстрел и потому бесполезного теперь оружия в физиономию второго мусфия, вырвал у него бластер, присел и, резко подпрыгнув, головой ударил мусфия в лицо. Чужеземец пронзительно вскрикнул, рефлекторно выбросил лапу и схватил Ньянгу за плечо. Иоситаро вырвался, дважды ударил чужеземца в бок и снова увернулся, когда тот попытался в свою очередь ударить его. Отбив удар мусфия, он сделал выпад, угодил ему в горло и услышал, как что-то хрустнуло. Мусфий зашатался, упал и остался лежать без движения.

67
{"b":"2579","o":1}