ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что это за планета?

— Обычный мир, до сих пор не колонизированный.

— Мы тоже садимся, — приказал Кеффа. — Желательно уничтожить корабль до того, как он успеет сесть. Если же он уже… — Кеффа замолчал, пожалев, что личный состав его корабля не полностью укомплектован. — Мы тоже высадимся и убьем этого детеныша вместе с его соратниками, а потом приведем в порядок свой корабль и покинем систему.

* * *

Нагруженные мужчины и женщины разбегались с корабля-матки, опустившегося на бок рядом с большим озером. По склону округлого холма были рассыпаны деревья, а дальше вздымались к небу горы.

— Быстрее уносите свои задницы прочь от корабля… Давайте, шевелитесь… Разберитесь в ряды и пошли… Этот говнюк вот-вот появится… Эй, леди, не отставайте… Надо же отрастить такой зад… — подгоняли остальных сержанты и офицеры.

Как только колонна была сформирована, они тронулись в путь со всей возможной скоростью, углубляясь в холмистую местность.

— Видишь, — пыхтя от усилий, сказал Аликхан Бену Диллу, который тащил один конец носилок, а на спине разобранный «сорокопут», — какой… прекрасный мир… я нашел?

— Я постараюсь, чтобы его назвали твоим именем. А пока просто надеюсь, что твое проклятое сообщение дошло, и мамочка вот-вот появится и покроет поцелуями твои синяки.

Спустя земной час после того, как они тронулись в путь, небо взорвалось, и над их головами возник корабль Кеффы. Янсма приказал всем найти укрытие и залечь. Убедившись, что его приказание выполнено, он забежал за выступ и лег плашмя. На расстоянии примерно четырех километров ему был виден их покинутый корабль.

Корабль Кеффы устремился к нему. Гарвин вжался в землю, ожидая ядерного удара. Но, судя по тому, как от разрывов задрожала земля, применено было обычное оружие.

— Этот ублюдок хочет умертвить нас лично, — пробормотал он.

Он рискнул выглянуть из-за выступа и увидел, что примерно в километре позади корабля-матки вертикально вниз опускается еще один, небольшой корабль. Лежащая рядом с ним Моника Лир поднесла к глазам бинокль.

— Черт возьми, кажется, этот сукин сын прибыл нас спасать!

И она расплылась в довольной улыбке.

Глава 25

D-Камбра

— Поведение твоей с-с-супруги абс-с-солютно неприемлемо, — сказал Вленсинг. — Что вы за с-с-существа, если даже тот, кто принадлежит к выс-с-сшему общес-с-ству, с-с-способен забыть о с-с-своих обязаннос-с-стях и с-с-стать бандитом?

Лой Куоро почувствовал неловкость, но не стал высказывать собственного мнения по этому поводу. Оно сводилось к тому, что Язифь всего лишь типичная женщина, которой вскружил голову какой-то солдат.

— Не знаю, в чем дело. В последнее время она вела себя немного странно. Может, у нее проблемы с головой?

— Я не знаю, что такое безумие, — Вленсинг постарался прогнать мысль об Аликхане. — Но это не имеет значения, пос-с-скольку она будет убита, как только Кеффа найдет украденный корабль. — Куоро вздрогнул, но тут же взял себя в руки. — Хорошо. Ты вос-с-спринял это извес-с-стие как воин. Кто теперь будет предс-с-став-лять ее интерес-с-сы, в ос-с-собеннос-с-сти, в горнодобывающей компании?

— Ну… Я, надо полагать, — Куоро заметно оживился.

— А если что-то с-с-случится с-с-с тобой?

— Ни у меня, ни у Язифи нет близких родственников.

Вленсинг некоторое время пристально разглядывал его.

— Теперь, когда ты унас-с-следовал оба ваши предприятия, в твоих интерес-с-сах, чтобы между нашими рас-с-сами воцарился мир, не так ли?

— Конечно!

— В таком с-с-случае, ты должен делать вс-с-се для поддержания порядка. Учти, теперь ты в с-с-спис-с-ске потенциальных заложников.

Куоро сдержал страх и злость. Почему бы им просто не расстрелять его, как и многих других, черт побери? И присвоить все, что у него есть. Эти слова вертелись у него на языке, но он смолчал. В конце концов, он угрюмо произнес:

— Думаю, если это произойдет, я буду бессилен помочь вам, Военный Лидер.

— Значит, с-с-сейчас ты будешь из кожи вон лезть, — заключил Вленсинг и издал гортанный шипящий звук.

Если бы Куоро знал мусфиев лучше, он понял бы, что таким образом Вленсинг забавлялся, наблюдая за его переживаниями.

— Эрик, — брызгая слюной, заявил Трегони, очень богатый рантье, — никогда бы не подумал, что ты способен на такое.

— Я и сам не подозревал, — растягивая слова, ответил Пенвит.

— Принес эти ужасные, ужасные холо… Пытаешься шантажировать меня…

— Значит, так, мистер Трегони. Эта ужасная, как вы выразились, вещь служит уликой против кого-то, выросшего вместе с вашими сыновьями. Я бегло просмотрел эти холо. Дерьмо, конечно, но, тем не менее, я потратил и время, и деньги, чтобы приобрести их. Полагаю, это копии. Я принес их вам в подарок. Ну, объясните, где тут шантаж?

Трегони нахмурился:

— Но если я возмещу твои расходы, это не будет неправильно?

— Как вам будет угодно.

— Сколько?

Пенвит назвал сумму, и Трегони вытаращил глаза:

— Господи, Эрик. Я что, по-твоему, Крез? — тот лишь молча улыбнулся в ответ. — Я выпишу чек.

— На предъявителя, пожалуйста, не на меня. И еще. Может, вы будете так любезны и сообщите своему банкиру, что эта сумма должна быть выплачена мелкими купюрами? — Трегони отрывисто кивнул. — У меня к вам есть еще одна просьба. У меня есть друзья, которые, возможно, захотят провести некоторое время на вашем острове. Они люди неорганизованные и могут появиться без предупреждения. Буду очень признателен, если вы предупредите свой персонал, чтобы они не удивлялись ничему, выходящему за рамки обычного…

— И сколько твоих беспутных друзей нам ожидать?

— Пять, шесть… или двести.

Трегони подскочил:

— И это не шантаж?

— Я бы сказал, это только начало, — улыбнулся Пенвит.

Ангара уныло посмотрел на экран:

— Я понял, что ты имеешь в виду, говоря, что время работает не на нас, Джон. Мы теряем людей с такой скоростью, как если бы участвовали в полномасштабной войне.

— Не столько время, сколько эти проклятые джунгли, сэр, — ответил Хедли. — У нас нет надежной базы. Даже здесь, на острове Миллион, люди все время оглядываются через плечо, ожидая, что в любой момент неизвестно откуда вынырнут мусфии. Гнилые джунгли, несчастные случаи, дерьмовая еда, никаких увольнительных… вот что губит людей.

— И нас тоже, — уточнил Ангара. — И этот остров, о котором договорился Пенвит, ничего существенно не изменит.

Хедли вздохнул:

— Хотелось бы мне быть религиозным, как в детстве, и верить во всякие чудеса.

— Вроде того трюка, который отколол наш малыш-мусфий.

— Нет, я не то имею в виду. Черт, иногда мне даже хочется, чтобы объявился Редрут и расшевелил наше болото. Есть, знаете ли, такая дурацкая теория, что новые тревоги могут помочь избавиться от старых.

Ангара встал из-за стола, подошел к стоящей в углу бункера походной койке, достал из рундука бутылку и протянул ее Хедли:

— Бери. Даю тебе увольнительную на один день. Не распивай ее с нашими парнями. Найди кого-нибудь… другого пола. Но не больше одной или двух.

— Спасибо, сэр. С моим везеньем, эти ублюдки бросятся в атаку, как раз когда я напьюсь.

Мусфии постепенно утрачивали свой жизнерадостный настрой. Вроде бы установился мир, но воины продолжали гибнуть. В городах за чужеземцами всегда следили, всегда их сопровождали шайки угрюмых детей — мусфии были против возобновления работы школ, считая, что это противоречит их политике «не собираться большими группами».

С наступлением комендантского часа улицы пустели, но патрульный в любой момент мог получить пулю в лоб неизвестно откуда и потом, умирая мучительной смертью, услышать звук торопливо удаляющихся шагов. За ними наблюдали даже гораздо пристальнее, чем им казалось. Воздушный корабль кто-то помечал, и его полет над D-Камброй отслеживался надежнее, чем если бы его вели тысяча радаров. И если возникала такая возможность, неизвестно откуда прилетал «сорокопут».

73
{"b":"2579","o":1}